Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Не навреди!"

Модернизацию высшего образования нельзя сводить только к введению единого госэкзамена. Всеобщее тестирование может быть лишь одной из форм проверки знаний выпускников.Я считаю, что мы должны сохранить фундаментальность нашего образования. А такое образование предполагает наличие даже не столько объема информации, сколько умений самостоятельно рассуждать, анализировать и связывать факты, принимать решения, изучать явления с научной точки зрения, наконец, навыков учиться и переучиваться. Жаль, что в последнее время образование больше ассоциируется с получением диплома — пусть и «международного образца». На самом деле это самообман. В результате такой подмены понятий в обществе потерян ориентир, что такое по-настоящему образованный человек и что такое человек, просто получивший какое-то образование.
Принято считать, что модернизация высшего образования должна сводиться к введению единого экзамена и ГИФО. Такое понимание, на мой взгляд, глубоко ошибочно. На самом деле модернизация — это глубинные процессы, связанные с развитием содержания образования, новых научных направлений и новых образовательных технологий. Эти процессы идут, но они под силу только университетской корпорации. Никакой чиновник такую модернизацию не осуществит.
Я не против тестов как одной из форм контроля уровня знаний. Я против абсолютизации тестирования. Ведь, например. для того, чтобы выучить японский язык, мало одного желания, нужен абсолютный слух, а он проверяется при личном контакте преподавателя с абитуриентом. И никакой тест здесь не поможет. Традиционный экзамен позволяет увидеть, как молодой человек мыслит. Тест же просто проверяет, способен ли ученик хранить в памяти большой объем зазубренной информации.
Думаю, будущее за сочетанием разных форм проведения экзаменов. Единый экзамен может существовать как одна из форм контроля за знаниями школьников, как механизм сравнения уровней подготовки в разных школах, как способ выявления проблем сельских школ. Результат ЕГЭ может и должен учитываться на вступительных экзаменах в вуз, но наряду с ним должна быть возможность учета творческих способностей абитуриентов. Кроме того, ни в коем случае нельзя отменять школьный аттестат, подменять оценки, полученные за одиннадцать лет, результатами четырехчасового тестирования. Конечно, и вуз должен участвовать в отборе будущих студентов — ведь он набирает их на пять лет, на восемь, если с аспирантурой, или навсегда, если речь идет о будущем вузовском преподавателе.
Сейчас идет эксперимент по применению ЕГЭ, однако авторы идеи явочным порядком пытаются внедрить его в качестве обязательного и абсолютного критерия оценки знаний. Создается впечатление, что идет «ползучее внедрение» единого экзамена. На мой взгляд, прежде чем внедрять ЕГЭ, нужно объективно посмотреть, что получится, какими будут итоги эксперимента. Уже сейчас понятно всем — и ректорам, и разработчикам ЕГЭ, — что должны быть бесспорные исключения из общих правил. Речь идет о порядке набора в ведущие вузы, на творческие специальности, об особых условиях для победителей олимпиад, талантливых абитуриентов и т.д.
Идея же с введение ГИФО, на мой взгляд, нежизнеспособна. Такой практики нет нигде в мире. Речь ведь идет о том, чтобы государственные образовательные учреждения финансировались не по учебным программам, а, по сути, через физических лиц — вчерашних выпускников. Сколько из них пойдет в государственные вузы, сколько — в негосударственные? Никто не просчитал, куда в итоге пойдут деньги. Сейчас предлагается паллиатив: если изначально хотели за счет ГИФО финансировать всю систему высшей школы, то теперь — только зарплаты преподавателей и стипендии студентам, сохранив прямое госфинансирование затрат на коммунальные услуги, фундаментальные исследования и т.д. Но как в итоге сложится судьба профессорского состава вузов, аспирантов? Есть и другой аспект проблемы. В МГУ, например, ежегодно поступают до тысячи талантливых ребят из стран СНГ — кто оплатит их учебу в вузе? Значит, придется свертывать сотрудничество в образовательной сфере с этими странами? Все эти риски нужно просчитывать, но до сих пор этого не сделано.

ВИКТОР САДОВНИЧИЙ, ректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, президент Российского союза ректоров

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK