Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "«Не виноватая я. Он сам…»"

Абсолютная неразбериха, связанная с иском дочерей космонавта Юрия Гагарина к создателям фильма «Внук Гагарина», породила множество версий, кому и зачем это было надо.Очень странный «круглый стол»

23 октября журналистов собрали на «круглый стол» с серьезным названием «Право на творчество или цензура в кино». Это право отстаивала съемочная группа фильма «Внук Гагарина» во главе с режиссером картины Андреем Паниным при поддержке главного редактора журнала «Искусство кино» и члена общественного Совета по культуре при президенте РФ Даниила Дондурея.

Напомним кратко суть дела.

Главный герой «Внука Гагарина» — детдомовский негритенок, который нафантазировал, что его дедом был первый космонавт Земли. Кинотеатральный прокат фильма начался 12 апреля 2007 года. Елена и Галина Гагарины, дочери первого космонавта и владелицы зарегистрированного на них бренда «Юрий Гагарин», в августе 2007 года подали иск к авторам и продюсеру фильма. Таким образом, на момент подачи иска фильм прошел активную стадию проката и продавался на DVD.

Предмет спора заключается в сюжете фильма «Внук Гагарина». Истцы сочли, что, во-первых, в содержании фильма присутствуют ссылки на факты, не имевшие места в действительности. Во-вторых, разрешения родственников на использование имени космонавта Юрия Гагарина получено не было, а значит, его якобы использовали неправомерно.

Сестры Гагарины потребовали запретить любое использование имени Гагарина в фильме «Внук Гагарина», в том числе в названии; признать порочащими доброе имя, честь и достоинство первого космонавта ряд фраз из фильма и взыскать в пользу каждого из истцов 5 тыс. рублей за причиненный моральный вред.

5 октября иск был частично удовлетворен Бабушкинским судом, а претензии к съемочной группе фильма были сняты. После чего адвокаты «Централ Партнершип» направили в Мосгорсуд кассационную жалобу. То есть решение суда пока в силу не вступило.

По этому поводу и собрались. «Круглый стол» выглядел так: каждый из членов съемочной группы искренне извинялся «не зная за что», признавался в чистоте помыслов, объяснял, что кино снималось доброе и социальное, а Гагарин тут вовсе ни при чем, потому что он всего лишь образ, а не герой и потому что он настолько народный герой, что о нем даже анекдотов нет.

Взволнованный режиссер и актер Андрей Панин недоумевал: «Уже непонятно, кто тут бабочка, а кто Чжуан-цзы. Это чудовищная ошибка и чудовищная ситуация. Мы выбрали такую фигуру нашей истории, такого героя, имя которого невозможно опорочить. Мы сняли очень доброе кино. И мы готовы извиниться, если мы кого-то обидели. Только ведь они не принимают наших извинений. Как вы-то думаете, что делать?»

Что делать, никто из журналистов не знал. Потому что им, журналистам, было абсолютно непонятно: зачем люди собрались, где их юристы (раз уж речь идет об иске) и где представитель прокатчиков (раз уж к ним предъявлен иск)? И что это за история такая, в которой поступки обеих противоборствующих сторон выглядят крайне нелогично, беспомощно, странно и, соответственно, заставляют искать во всем пресловутую логику. То есть появились версии происходящего.

Юристы и искусствоведы

Сначала об абсурде.

Почему сестры Гагарины подали иск почти через полгода после начала проката? Выходу фильма предшествовала рекламная кампания — почему дочери космонавта не заинтересовались раньше, при чем здесь Гагарин?

Зачем было ждать, когда фильм соберет львиную долю «сливок»? Почему, если речь шла о недостоверных фактах, претензии со съемочной группы были сняты? Как так получилось, что никто из создателей фильма не обратился к родственникам космонавта, если еще свежа история о родственниках Брежнева, недовольных воплощением знаменитого члена семьи на экране?

Сергей Шестаков, исполнительный директор группы компаний «Централ Партнершип», поясняет: «Несмотря на наличие в истории киноиндустрии подобных «инцидентов» с участием родственников, например Л. Брежнева, создатели картины «Внук Гагарина» не предполагали, что фильм вызовет подобную реакцию. Во-первых, он задумывался как социальный некоммерческий проект. Сюжет поднимает важные и волнующие современную общественность проблемы, такие как расовые предрассудки, психологическое состояние проблемных детей и отношение общества к ним, ксенофобия. Во-вторых, «Внук Гагарина» — художественный фильм, который, в отличие от документального, не претендует на детальное освещение событий, имевших место в реальной действительности. Согласно нормам российского и международного законодательства в области гражданского и авторского права упоминания о любом известном или неизвестном лице в художественном произведении не требуют разрешения со стороны его наследников».

Тем не менее судом фильм был признан коммерческим. Дело в том, что однозначных критериев, разделяющих кино на коммерческое и некоммерческое, нет. Но когда фильм выходит в прокат и начинается выпуск DVD, речь уже идет о коммерции. Пусть затраты на создание фильма и превышают полученную прибыль.

Создателей фильма могла бы спасти независимая искусствоведческая экспертиза, которая определила бы границы факта и художественного вымысла, но судья отказала в ее проведении на основании того, что она, дескать, сама разберется. Возможно, поэтому на суде не присутствовала Елена Гагарина: ей как искусствоведу пришлось бы оперировать понятиями «художественный образ» и пр.

Версия жизненная, но неприличная

Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино»: «Больше всего мне обидно за сестер. Имея возможность постоянно встречаться с президентом России, они многое могли сделать ради памяти своего отца: снять любые фильмы, сериалы, сделать документальные передачи, организовать выставку в Кремле. Но не сделали ничего. А ведь Гагарин — великий идеал. Конечно, как родственники, они имели право подать в суд, однако решение этого суда абсурдно… Создателям фильма можно только сказать спасибо за то, что о Гагарине снова заговорили».

А заодно — и о сестрах, одну из которых, Елену, по слухам, намеревались включить в избирательный список «Единой России». «Чем это был бы не повод отпиариться перед будущими выборами в Госдуму? — намекнул мне коллега, не уточнив, кого он имел в виду — г-жу Гагарину или партию. — Или просто по-женски обидно стало: почему, не спросив разрешения, про отца снимают?»

Я согласилась. Мне бы тоже было обидно.

Версия красивая, но маловероятная

Даниил Дондурей предположил: «Есть что-то такое нехорошее в нынешнем российском воздухе, что позволило суду принять это сомнительное решение. Видимо, это знак нам, что теперь система будет контролировать все, что мы пишем и снимаем. И это уже не первый тревожный звоночек. До этого было сожжение книг Сорокина, скандал на премьере балета «Дети Розенталя». Это очень опасная тенденция, и опасна она не только для культуры».

Итак, цензура «сверху». Эта версия более чем устраивает создателей фильма: она объясняет все «неожиданности» и абсурдности судебного процесса. Она объясняет демонстративное невмешательство Гагариных. И главное — версия о цензуре подогрела интерес к фильму настолько, что, по данным съемочной группы, вместо продававшихся 2 дисков в неделю стало продаваться 27 в день. Ибо любое произведение, к которому была привлечена цензура, автоматически приобретает статус must see!

Против этой версии говорит неубедительная аргументация и список г-на Дондурея. Согласитесь, «что-то в воздухе» — очень поэтично, но совсем неконкретно. Угарные газы? Смог? Запах полигона бытовых отходов? Что конкретно указывает на цензуру? А приведенные в качестве примера произведения уж слишком непривычны для восприятия обычного среднестатистического обывателя — вот вам и обывательская реакция!

Против и неубедительный ход судебного процесса — уж «сверху» могли бы получше подготовиться. И, пожалуй, отсутствие каких бы то ни было весомых комментариев против фильма представителей власти, на цензуру которых и намекается.

Версия невероятная, но почему бы и нет?..

К сожалению, именно на эту версию наводит ход размышлений. Подчеркиваю — именно версию, догадку, домысел.

А не является ли сама история с иском пиар-акцией для раскрутки фильма? То есть, возможно, сестры Гагарины и не подавали бы никаких исков, если бы их кто-то деликатно не подтолкнул к этой мысли. Что с этого дочерям космонавта — можно только гадать. А вот правообладатель приобретает кучу бонусов. Например, упоминавшийся выше бешеный рост продаж после подачи иска. Согласитесь, немногие бы потратились на диск, если бы заранее знали, что это отнюдь не блокбастер, а «авторское» кино. Ну мало у нас эстетов.

По словам Сергея Шестакова, производственный бюджет фильма составил $1,4 млн, сборы в кинотеатрах — $140 тыс., права на выпуск фильма на DVD были проданы почти за $100 тыс. Показатели, на его взгляд, говорят о некоммерческом характере фильма.

«Самое обидное, что в результате фильм не увидят те, кому он был адресован, — зрители. Несмотря на то, что решение пока не вступило в силу, ни один канал, закупивший картину, не будет его показывать», — сказал Андрей Панин. При этом Первый канал не намерен отказываться от показа артхаусного «Внука Гагарина» — покажут 3 или 5 раз. До того, как решение суда вступит в силу. И тут скандал вокруг фильма только подогреет зрительский интерес. А соответственно, и доход от рекламы.

И еще одна деталь: информационное сопровождение иска сестер Гагариных к создателям фильма обеспечивает известная PR-компания «Михайлов и партнеры».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK