Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Не вышел из тени"

Президентство Дмитрия Медведева оставит у многих чувство недоумения и неудовлетворенности. Он так и не решился проводить самостоятельную политику и, возможно, упустил главный шанс своей жизни.   В минувшее воскресенье съезд «Единой России» официально выдвинул Владимира Путина на пост президента России. Ни у кого нет сомнений, что Путин возвращается всерьез и надолго. Действующему президенту Дмитрию Медведеву осталось проработать в Кремле еще полгода — до майской инаугурации Путина. Впрочем, уже сейчас можно подвести некоторые итоги прошедшего четырехлетия: ведь преемником Путина Медведев стал ровно четыре года назад — в самом начале декабря 2007 года.
   
ЛУЧШЕ, ЧЕМ НЕСВОБОДА  


В феврале 2008 года, выступая на экономическом форуме в Красноярске, тогда еще первый вице-премьер и кандидат в президенты Дмитрий Медведев заявил, что в основе российской политики ближайших лет должен лежать принцип: «свобода лучше, чем несвобода». «Речь идет о свободе во всех ее проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения», — убеждал тогда собравшихся будущий президент. Многие поверили: Медведев — амбициозный парень и наверняка захочет изменить набившую оскомину путинскую модель. Они обманулись.
   Стало ли при Медведеве больше свободы? Экс-глава «ЮКОСа» Михаил Ходорковский, которому при нынешнем президенте добавили срок и даже не разрешили подать на условно-досрочное освобождение, вряд ли почувствовал бльшую свободу. Да и не только он: несмотря на либерализацию Уголовного кодекса, затеянную Дмитрием Медведевым, в тюрьмах продолжает находиться почти 800 тыс. заключенных. А сами тюрьмы, даже при некоторых улучшениях, продолжают нести смерть своим обитателям. Сергей Магнитский и Вера Трифонова, погибшие в СИЗО, — самые вопиющие примеры в этом ряду. Причина, по которой многие активные граждане оказываются за решеткой, отнюдь не политическая: в СИЗО зачастую попадают те, чья собственность стала лакомым куском для коррумпированных людей в погонах. И Медведев в этом смысле ничего не поменял.
   Он вообще не старался что-либо менять в принципе. Метод «точечной настройки», открытый в свое время путинским премьер-министром, а ныне — борцом с режимом Михаилом Касьяновым, судя по всему, импонирует и Медведеву.
   Одним из таких ярких примеров решений, которые так и не смогли ничего изменить, стали инициированные Дмитрием Медведевым политические реформы. О необходимости либерализации избирательного законодательства президент говорил с 2008 года. Еще в своем первом президентском послании Федеральному собранию трехлетней давности Медведев предложил принять поправки, позволяющие партиям, получившим от 5 до 7% голосов избирателей, рассчитывать на 1-2 депутатских мандата. Оппозиционные партии восприняли эту норму как издевательство. Ведь если бы президент просто снизил проходной барьер до 5%, они имели бы право как минимум на 22 депутатских мандата, а не на один. «Выделение приставного стульчика партиям — это унижение оппозиции. Кроме как косметическими принятые по инициативе Дмитрия Медведева поправки в избирательное законодательство назвать в принципе невозможно», — уверен сопредседатель движения «Солидарность», видный оппозиционер Борис Немцов.
   Также без энтузиазма со стороны оппозиции были встречены и поправки Дмитрия Медведева, касающиеся либерализации процедуры регистрации партий. С одной стороны, президент снизил требования к минимальной численности партий с 50 до 45 тыс. человек с 1 января 2010 года и до 40 тыс. — с 1 января 2012 года. Однако эти новшества никак не повлияли на численность зарегистрированных в России партий: ни одна из созданных в последние годы оппозиционных партий так и не была зарегистрирована. Особенно показательной в этом плане стала история Республиканской партии. Образованная еще в 1990 году, она была распущена в 2006-м, поскольку, по мнению Минюста, на тот момент в ней было меньше 50 тыс. членов. Однако после того как в апреле этого года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал незаконной ликвидацию Республиканской партии России, Минюст все равно отказался вернуть ей регистрацию. Чуть позже — уже в июне этого года — Минюст также отказал в регистрации оппозиционной Партии народной свободы (ПАРНАС), сославшись на несоответствие закону «О политических партиях» ее устава и учредительных документов. «При Медведеве система фактически не изменилась. Оппозиционные партии все до единой были сняты с регистрации, и политическое пространство продолжало сжиматься. Поэтому говорить о каких-то изменениях к лучшему — это врать или пытаться понравиться власти», — утверждает Немцов.
   Незначительную либерализацию почувствовали лишь парламентские оппозиционеры, которые с подачи Медведева наконец-то получили гарантии равного доступа к государственным федеральным и региональным СМИ. В результате лидеры КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» начали появляться в эфире телеканалов медиахолдинга ВГТРК наравне с единороссами. Коммунисты произошедшими изменениями в целом довольны: пусть и медленно, но атмосфера в стране стала меняться, говорят они. «Кое-где на телеканалах стал проскакивать критический взгляд на проблемы, чего раньше не было, можно даже говорить об оживлении политической жизни в целом, — заявил «Профилю» первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников. — Общество осмелело, стало занимать более активную позицию, появились интересные движения типа «синих ведёрок», борцов с незаконными застройками, вырубками. Снизился уровень страха. Чуть-чуть улучшилась ситуация с эфирами для партий».
   Однако, отмечает Мельников, добиться самого главного — обеспечения честных выборов — президенту так и не удалось. «Чиновники на местах торпедируют то, что написано в законодательстве. Из этого можно сделать только один вывод: установки сверху неукоснительно выполнять закон не было. Ни один губернатор не чувствует, что его снимут за отсутствие равных условий для конкуренции партий. Не были услышаны наши предложения по обеспечению открытости работы на избирательных участках и при подсчете голосов», — отмечает первый зампред ЦК КПРФ. Сейчас же, когда Медведев лично возглавил список правящей партии, «он фактически покинул позицию независимого арбитра», утверждает депутат. «Ход избирательной кампании сопровождается многочисленными случаями произвола, поэтому от этих выборов не приходится ожидать ничего хорошего», — констатирует Мельников.
   
КРАХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ХАРИЗМАТИКОВ  

Столь же спорной заслугой Дмитрия Медведева стала и смена почти половины губернаторского корпуса. За неполные четыре года своего правления президент сменил 41 главу региона из 83. Со своих постов были смещены такие «динозавры» ельцинской эпохи, как мэр Москвы Юрий Лужков, президенты Татарстана и Башкирии Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов, главы Калмыкии Кирсан Илюмжинов и Чувашии Николай Федоров, губернаторы Ростовской области Владимир Чуб и Свердловской — Эдуард Россель. При этом Медведев уже пообещал, что в оставшиеся полгода заменит еще ряд руководителей регионов. В первую очередь, полагают эксперты, тех, где «Единая Россия» не наберет достаточного, с точки зрения Кремля, уровня поддержки.
   Впрочем, профессиональные качества уже назначенных президентом глав регионов вызывают неоднозначную оценку. Так, по мнению директора Международного института политической экспертизы Евгения Минченко, соотношение эффективных губернаторов из вновь назначенных президентом к неэффективным примерно 40 к 60. «С одной стороны, Дмитрий Медведев выполнил роль чистильщика региональных элит, однако при этом большая часть его назначенцев не имела опыта управленческой деятельности и публичной политики, между тем губернаторы — это в первую очередь политическая должность, так как они вынуждены решать целый ряд политических задач, — отмечает Минченко. — Также у целого ряда назначенцев нет ни навыка ведения переговоров и согласования интересов внутри элит, ни навыка коммуникации с населением, общественностью и так далее». В результате, по данным эксперта, среди наименее эффективных губернаторов оказались главы Архангельской области Илья Михальчук, Мурманской — Дмитрий Дмитриенко, Волгоградской — Анатолий Бровко, Карелии — Андрей Нелидов, Свердловской области — Александр Мишарин и Иркутской — Дмитрий Мезенцев. В целом же, согласно последнему рейтингу выживаемости губернаторов, составленному фондом «Петербургская политика» и «Минченко консалтинг», сразу 35 губернаторов получили «двойки» и «тройки». По мнению экспертов, все они — кандидаты на «вылет».
   Правда, председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко считает, что определенный прогресс все-таки налицо. «Мы все помним, как тяжело проходила попытка ограничить губернаторов двумя сроками. Кроме того, нужно признать, что многие из новопришедших губернаторов — люди другого поколения. Это технократы, а не местные «бабаи» или недавние «красные директора», — подчеркивает политолог.
{PAGE}
   Тем не менее Медведеву так и не удалось выстроить внятную кадровую политику. Особенно хорошо это видно на примере так называемого кадрового резерва президента. Список наиболее перспективных, с точки зрения главы государства, чиновников так и не стал главным источником обновления аппарата. Процедура так и осталась закрытой: кадры по-прежнему назначаются в соответствии с закулисными договоренностями. Не квалификация, опыт и достигнутые результаты, а связи, лояльность и лоббистские возможности по-прежнему являются главным залогом аппаратного успеха.
   
ШАГ ВПЕРЕД, ДВА ШАГА НАЗАД 
 Неоднозначными оказались и итоги президентской борьбы с коррупцией. Так, за прошедшие четыре года президент обязал всех высокопоставленных чиновников, губернаторов, мэров, депутатов, сенаторов и даже сотрудников собственной администрации ежегодно раскрывать данные о собственных доходах и имуществе, а также информацию о заработках их близких. Но только вот предоставленные декларации остались без проверки. В результате нечестные госслужащие поняли, что скрывать или, наоборот, раскрывать можно любые данные: кроме журналистов не зависимых от власти изданий, ими все равно никто не заинтересуется.
   Неудивительно, что в итоге, согласно «Индексу восприятия коррупции», подготовленному Международной организацией «Трансперенси интернешнл», Россия по уровню взяточничества за последний год спустилась со 143-го на 154-е место из 178 возможных. Авторы доклада объясняют это тем, что, хотя «казалось бы, все базовые необходимые законы приняты, указы подписаны, механизмы разработаны и озвучены, правильные слова сказаны, никаких серьезных подвижек, ощутимых в повседневной жизни, не произошло». «Складывается впечатление, что наша система преследования за коррупцию уперлась в стену, имя которой «неприкосновенность», — подчеркивается в докладе. Ведь президент, несмотря на многочисленные призывы общественников, так и не обязал чиновников отчитываться не только о доходах, но и о расходах, а также не ввел никакой ответственности за несовпадение официальных зарплат госслужащих с нажитым имуществом. Неделю назад он и вовсе высказался в том смысле, что разглашение информации о расходах чиновников идет вразрез с конституционным принципом презумпции невиновности.
   То же самое, по мнению экспертов, произошло и с реформой МВД. Реорганизация этого ведомства первоначально предполагала не только переименование милиции в полицию, но и серьезную кадровую перетряску правоохранительных органов, очищение системы от коррупционеров и, что также важно, снятие с полиции несвойственных ей функций. Член думской комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции Александр Хинштейн уверен: та реформа МВД, которая реально была проведена, не имеет ничего общего с той реформой, которая была заявлена. «Не произошло системного очищения полиции, сама структура МВД также реально не была оптимизирована, не произошло отказа от большинства несвойственных функций. Все свелось к сокращению кадров, которое проводилось в авральном порядке, так как прогнать через проверку 700 тыс. человек личного состава за полтора месяца, грамотно разобравшись, кто есть кто, просто невозможно физически», — отмечает депутат.
   С ним согласен и генерал-майор милиции в отставке Владимир Овчинский. По его мнению, реформа МВД ничего не дала, так как не была изменена система учета преступлений. «А повышение зарплат полицейским не приведет ни к очищению правоохранительных органов от коррупции, ни к изменению качественного состава МВД. Оно не настолько значительное, так как частично съедается налогами и отменой ряда льгот», — уверен Овчинский.
   
ДРУГ ОБАМЫ  
Четырехлетие Дмитрия Медведева многим запомнится и его внешнеполитическими решениями, главное из которых — признание независимости Абхазии и Южной Осетии, последовавшее после пятидневной войны с Грузией в августе 2008 года. За прошедшие с тех пор три с половиной года кроме России политическую независимость этих республик от Тбилиси признали только Никарагуа, Венесуэла, Науру, Вануату и Тувалу. Даже ни одна из стран СНГ не рискнула пойти на конфликт с Западом и признать Абхазию и Южную Осетию. А главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что даже признание этих двух республик Москвой было во многом вынужденным шагом, так как России просто не удалось бы иными способами закрепить военную победу. «Выяснилось, что союзников у России в этом плане нет, и в результате Москве пришлось сделать шаг, который, по сути, противоречил всей прежней международной логике Кремля, — отмечает Лукьянов. — Если бы мы не признали независимость этих республик, но при этом попытались сохранить свое военное присутствие в регионе, то было бы еще хуже. Поэтому я считаю, что это был вынужденный шаг, который в то же время имеет много негативных последствий для России».
   Столь же неоднозначными оказались и итоги перезагрузки российско-американских отношений, начатой по инициативе Дмитрия Медведева и Барака Обамы. По мнению Федора Лукьянова, перезагрузка привела к некоторой нормализации отношений с США и переводу их из состояния тупика в состояние нормального диалога. «Никаких других задач перед перезагрузкой не ставилось, а те конкретные направления, которые были намечены с самого начала, были выполнены. Тем более что их было немного: договор СНВ-3 подписан, достигнуты договоренности по Ирану, Афганистану и членству России в ВТО», — уверяет эксперт. Однако при этом, отмечает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко, найти компромисс в вопросе размещения американских ПРО в Европе России и США так и не удалось. «На Лиссабонском саммите НАТО 20 ноября 2010 года Россия и страны альянса договорились искать компромисс в рамках проекта ЕвроПРО. Но 9 января 2011 года Совет НАТО принял решение, что система ЕвроПРО будет развертываться отдельно от России. Провал переговоров по ПРО может привести к коллапсу Договора СНВ», — предупреждает Фененко. Медведеву и Обаме удалось решить вопросы, которые лежали на поверхности, к решению же самых сложных вопросов двусторонних отношений Россия и США так и не приступили, уверен политолог Николай Злобин.
   Непоследовательной и потому проигрышной оказалась линия Москвы в отношении революций в арабских странах. Так, Россия до последнего пыталась удержать Запад от военного вмешательства во внутриливийский конфликт и не признавала правительство повстанцев в Бенгази, тем самым оказывая косвенную поддержку режиму Каддафи. Затем президент Медведев все-таки настоял на том, чтобы российская делегация в СБ ООН воздержалась при голосовании по резолюции 1973, фактически открывавшей путь для свержения диктаторского режима в Ливии. В результате Каддафи пал, но едва ли новая власть в Триполи будет впредь считать Москву своим близким другом. В ситуации вокруг режима Асада в Сирии Россия, похоже, твердо решила не повторять ливийских «ошибок» и последовательно противится попыткам международного вмешательства в конфликт. Однако и это не принесет России никаких дивидендов. Асад изолирован, его ухода хочет не только Запад, но и значительная часть арабских стран. Дни режима, судя по всему, сочтены, и Москва снова рискует остаться ни с чем. В итоге наше влияние на Ближнем Востоке все более и более ослабевает: старые подходы не работают, а новых так и не выработано.
   
ЧУВСТВО ЛОКТЯ  
Конечно, было бы не совсем честно возлагать вину за проваленные реформы только на одного Дмитрия Медведева. Политолог, научный сотрудник Института географии РАН Дмитрий Орешкин считает, что во всем, что сделал и, самое главное, чего не сделал действующий президент, роль Владимира Путина была доминирующей. «Никакого тандема не было, так как его не может быть между хозяином и его собакой. И, конечно, у Медведева самостоятельной политики просто не могло быть, так как первоначально только у Путина оставался контроль над финансовыми, силовыми и медиаресурсами. Все федеральные каналы по-прежнему подчинялись только Путину. Не было у Медведева и своей кадровой команды, за исключением нескольких десятков человек», — считает политолог. По его мнению, узкий коридор возможностей и четкие договоренности с Путиным не позволили Медведеву ни освободить Ходорковского, ни навести порядок в силовых структурах, ни побороть коррупцию. «Однако в своем узеньком коридоре возможностей он сделал что мог. Он пытался изменить законодательство, но проблема оказалась не в законах, а в правоприменительной практике», — уверен Орешкин.
   Единственным по-настоящему позитивным итогом четырехлетия Медведева стала активная интернетизация России. По данным исследовательской компании СomScore, в сентябре 2011 года в России было 50,81 млн пользователей Интернета, что на 670 тыс. больше, чем в Германии. По прогнозам фонда «Общественное мнение», к концу 2014 года численность пользователей Сети в России составит около 80 млн человек, или 71% населения старше 18 лет. По мнению интернет-эксперта Антона Носика, пройдет еще десять-пятнадцать лет, и получать информацию из новостей центральных телеканалов будут единицы. Уже сейчас молодые россияне в возрасте от 18 до 35 узнают новости из блогов, интернет-страничек новостных сайтов и видеохостингов, не подконтрольных напрямую Кремлю. А это значит, что у нового поколения политиков, возможно, появится больше возможностей знать и, самое главное, влиять на векторы российской политики. Не исключено, что это случится в следующий приход Медведева в Кремль, ведь после двух президентских сроков Путина он теоретически может вернуться. Вопрос в том, стоит ли.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK