Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Нефтяные пересуды"

Интрига, связанная с продажей основного нефтедобывающего звена ЮКОСа — компании «Юганскнефтегаз», — продолжает набирать обороты. Количество версий развития событий уже перестало поддаваться разумному учету. По-прежнему ясно лишь одно: вряд ли власти отступятся от намерений, с одной стороны, сформировать мощную государственную нефтяную компанию, с другой — получить контрольный пакет акций «Газпрома».Победителем аукциона по продаже «Юганскнефтегаза» (ЮНГ) стала никому не известная до 19 декабря компания «БайкалФинансГрупп» (БФГ, зарегистрирована в Твери компанией «МАКойл»), которая предложила заплатить за 76,79% акций 260,7 млрд. рублей ($9,4 млрд.). Представители компании, выложившей $1,7 млрд. залога за участие в аукционе, уклонились от общения с прессой.

Довольно быстро журналистами было установлено, что оба человека, присутствовавших на аукционе в качестве представителей «БайкалФинансГрупп», имеют отношение к компании «Сургутнефтегаз». Последняя, кстати, на момент сдачи номера в печать, так и не выступила с каким-либо официальным заявлением, которое могло бы прояснить степень ее участия во всех этих событиях.

Конечный пункт назначения

Напомним, что накануне продажи «Юганскнефтегаза» в качестве основного претендента на ЮНГ абсолютным большинством аналитиков рассматривалась «Газпромнефть» — созданная в конце нынешнего года дочерняя компания «Газпрома», которая должна была объединить государственную «Роснефть» и нефтяные активы российской газовой монополии. Под эту покупку «Газпром» намеревался привлечь синдицированный кредит в размере $10 млрд., однако акционеры ЮКОСа добились от американского суда решения о временном запрете на проведение какихлибо операций с акциями «Юганскнефтегаза». Игнорирование этого решения грозило санкциями (арест зарубежных активов, замораживание счетов и т.д.) не только «Газпрому», но и синдикату западных банков во главе с Deutsche Bank, который вознамерился прокредитовать российскую газовую монополию. В результате выяснилось, что оказавшаяся в аутсайдерах «Газпромнефть» была продана «Газпромом» за три дня до аукциона. Судя по всему, таким способом газовый монополист решил максимально дистанцироваться от истории с ЮНГом и снизить риски ареста для своих зарубежных активов.

Поисками реального покупателя озаботились не только журналисты, но и юристы ЮКОСа, горящие желанием подать на него в суд. Компанию заинтересовали данные о фактических владельцах или бенефициариях победителя, а также источники формирования денежных средств, внесенных «БайкалФинансГрупп» в качестве залога. Кроме того, ЮКОС запросил сведения о том, каким образом «БайкалФинансГрупп» смогла конвертировать свои средства в рубли. Ведь столь масштабные конверсионные операции должны отражаться на курсе рубля и объемах торгов на валютной бирже. Представители ЮКОСа такого влияния не обнаружили, поэтому заподозрили, что залоги участниками аукциона и вовсе не были внесены. Интерес к загадочной компании «БайкалФинансГрупп» проявил и зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Игорь Игошин, который направил запрос в РФФИ с просьбой провести проверку и выяснить ее «происхождение». Вопрос о происхождении БФГ не волновал, пожалуй, только президента России. Владимир Путин заявил, что он знает, кто купил «Юганскнефтегаз», и что это «физические лица, давно занимающиеся бизнесом в сфере энергетики».

А в минувшую среду наконец стало ясно, кто оказался конечным получателем приза. Теперь у «Роснефти» появилась новая «внучка» — «Юганскнефтегаз»: госкомпания сообщила о приобретении 100% акций «БайкалФинансГрупп», ставшей победителем аукциона по ЮНГу. Известный своими неожиданными заявлениями и удивительной неприкосновенностью политолог Станислав Белковский высказал собственную версию происходящего вокруг «Юганскнефтегаза». По его мнению, причиной метаний власти в определении судьбы основного нефтедобывающего актива ЮКОСа стало противоборство двух группировок в окружении Владимира Путина. С одной стороны, замглавы администрации президента Игорь Сечин, возглавляющий совет директоров «Роснефти» и считающийся лидером группировки силовиков. С другой — группа, которая контролирует «Газпром», ее главой называют руководителя администрации президента и председателя совета директоров российской газовой монополии Дмитрия Медведева. Якобы изначально верх одерживал Дмитрий Медведев, но после возникновения проблем с получением кредита от консорциума иностранных банков инициатива перешла к Игорю Сечину. Именно этим некоторые наблюдатели объясняют то, что в результате «Роснефть» получила в свое распоряжение актив, объемы добычи нефти которого почти втрое превышают ее собственные.

Представители «Роснефти» уже поспешили сообщить СМИ, что приобретение «БайкалФинансГрупп» и, соответственно, «Юганскнефтегаза» осуществлено в рамках реализации планов развития компании, предусматривающих ее превращение в национальную энергетическую корпорацию. Вслед за тем неназванный источник в «Газпроме» заявил, что «Роснефть» вместе с многострадальным «Юганскнефтегазом» вольется в состав «Газпрома» как новая структура. Все это может означать лишь то, что государство любыми способами намерено реализовать свои планы по созданию мощной государственной нефтяной компании (суммарные объемы добычи «Роснефти» и «Юганскнефтегаза» приближаются к 80 млн. тонн нефти в год), а заодно получить контрольный пакет акций российской газовой монополии. Ведь только после этого рынок акций «Газпрома» может быть либерализован.

Готовьте деньги

Зато уже сегодня можно с большой долей уверенности утверждать, что компанию, посягнувшую на «Юганскнефтегаз», ждут нелегкие времена. В ближайшие годы новому владельцу ЮНГа, по всей вероятности, с переменным успехом придется отбивать массированные атаки юристов ЮКОСа по всему миру. Не исключено, что то же самое предстоит и правительству РФ, которому в таком случае придется потратиться на армию адвокатов, в том числе и зарубежных. Для реализации схемы юридического преследования противника акционерам ЮКОСа необходимо создать пул с иностранными кредиторами и начать процесс в США или Великобритании, где действует система англосаксонского права. Правда, следует заметить, что сам факт разбирательства по поводу отношений российской компании с российским же государством в иностранном суде вызывает немало вопросов у специалистов. И не только. Например, президент России Владимир Путин на пресс-конференции в минувший четверг заявил: «Когда я читаю решение техасского суда, где судья говорит, почему бы России не перенести конкурс по «Юганскнефтегазу», — меня это удивляет. Я вообще не уверен, что она знает, где Россия находится. Смущает уровень профессиональной подготовки».

Партнер юридической компании «Юрис» Александр Доля напоминает, что, согласно Конституции Российской Федерации, на территории страны действует только российское право. Если на основании российских законов, говорит Александр Доля, судить компании, зарегистрированные, допустим, в штате Делавэр, то это — полный абсурд. В данном случае ситуация аналогичная: «Не понимаю, как американцы могут судить о нарушении прав акционеров ЮКОСа, если эти права им и не предоставлялись».

Причем подобное развитие событий удивляет не только российских юристов. В беседе с «Профилем» Кристофер Сербаджи, глава американской юридической компании Low offices of Christopher Serbagi, подчеркнул, что «решение окружного суда в Хьюстоне стало сюрпризом, все полагали, что не будет никакого отправления правосудия в Соединенных Штатах, поскольку в этом случае ЮКОСу пришлось бы показать «прочные отношения» с США. Финансовый директор ЮКОСа Брюс Мизамор не случайно подчеркнул в своем обращении к суду, что он работает из своего домашнего офиса в Хьюстоне и часть финансов компании работает также в Хьюстоне».

Вместе с тем опрошенные «Профилем» юристы говорят о том, что приобретение за миллиарды долларов столь крупного актива, как «Юганскнефтегаз», недавно зарегистрированной и никому не известной компанией — факт, вполне достаточный для того, чтобы американское правосудие заподозрило неладное.

Теперь, когда у «БайкалФинансГрупп» появился новый собственник в виде государственной «Роснефти», у пула акционеров и кредиторов ЮКОСа, по мнению ряда юристов, могут возрасти шансы на победу: дело в том, что в странах, придерживающихся англосаксонского права (к примеру, США или Великобритания), суд разбирает в первую очередь существо вопроса. В данном случае — конечную цель продажи акций «Юганскнефтегаза». С одной стороны, в нынешней ситуации, как говорит Кристофер Сербаджи, «сомнительно, что американский суд признает какую-либо компанию законным владельцем «Юганскнефтегаза». С другой стороны, подчеркивает управляющий партнер компании «Вегас-Лекс» Альберт Еганян, со всеми ведущими странами у России подписано соглашение о взаимном поощрении и защите инвестиций. РФ обязалась защищать и максимально поощрять инвестиции — прямые и портфельные: не допускать нечестной конкуренции, создать правильное законодательное поле и самое главное — не допускать административного давления. В разделе «Разрешение споров» во всех этих соглашениях указано: если государство не выполнит один из этих пунктов, то инвесторы имеют право предъявить свои претензии к этому государству. Как полагает Альберт Еганян, уже через дватри месяца (это время у юристов ЮКОСа уйдет на сбор доказательной базы), скорее всего, можно будет услышать об исках со стороны ЮКОСа, в которых РФ предъявят претензии по поводу нарушения инвестсоглашений.

Вспомнить все

Заметим, инициированное ЮКОСом решение техасского суда о запрете аукциона было далеко не случайным. К сожалению (или нет), решения российских судов являются слабым аргументом для западного правосудия. За рубежом, например, не понимают, почему судебное решение излагается на нескольких страницах, в то время как на Западе обоснование занимает обычно страниц двести. Европейский и американский судья, наверное, сильно удивятся, увидев, как российский коллега рассматривает дело, которое «стоит» $10 млрд., в течение трех заседаний, — на Западе такие дела длятся годами. К тому же тот факт, что Россия не обратила внимания на запрет, вынесенный судом американской юрисдикции, может заменить половину всех необходимых доказательств, которые подтверждают административное давление на всех этапах рассмотрения вопроса о смене владельца ЮНГа.

Вероятно, ЮКОС добьется еще не одного решения западных судей в свою пользу. Еще более вероятно, что эти решения проигнорирует российская сторона со ссылкой на отсутствие соглашений о взаимной правовой поддержке со странами, где эти решения будут приниматься. Безусловно, это послужит только во благо акционерам и кредиторам ЮКОСа. Скорее всего, в случае «огосударствления» с точки зрения иностранного правосудия нефтяных активов ЮКОСа истцы смогут добиться решения суда о взыскании с РФ всех убытков, которые они понесли. По предварительным оценкам, эта сумма может достичь $70 млрд. ($35 млрд. как потеря капитализации ЮКОСа с начала преследования государством и еще $35 млрд. в качестве недополученной прибыли от прогнозируемого роста капитализации к моменту окончания судебных процессов). За этим решением — в случае его невыполнения Российской Федерацией — последуют попытки ареста зарубежного имущества РФ и госкомпаний. Правда, Россия в таком случае может воспользоваться общепринятой международной нормой — правом суверенного иммунитета (охраняет имущество стран-должников, находящееся на территории других государств). Кроме того, Александр Доля полагает, что в случае начала арестов российской собственности возможны такие же ответные действия российского руководства по отношению к имуществу иностранных государств и компаний на территории РФ. История аукциона по «Юганскнефтегазу» и игры вокруг него — с подставными фирмами, заранее очевидными результатами и давлением одной стороны на другую — удивительным образом напоминают то, как эта собственность переходила в руки ЮКОСа, то есть залоговые аукционы десятилетней давности. Создается впечатление, будто неведомый кукловод, управляющий процессом «деприватизации», обладает своеобразным чувством юмора и применяет к ЮКОСу практически ту же схему, что применял сам Михаил Ходорковский по отношению к государственной собственности.

Однако в то время собственность передавалась ко взаимному удовольствию обоих участников сделки — государства и финансово-промышленной группы. Сейчас же одна из сторон активно сопротивляется. Судя по всему, шансы на успешное сопротивление у ЮКОСа есть. Есть и серьезные финансовые возможности для многолетней работы большого числа квалифицированных юристов. Сможет ли ЮКОС победить «кукловода», зависит не только от серьезности аргументов сторон, но и от политической воли государств, чьи граждане в свое время поверили, что инвестировать в Россию можно и нужно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK