Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Негодяи в танцзалах, убийцы в игре и в жизни"

Эти книги объединяет одно — свобода воли и свобода выбора. И чем за эту свободу расплачиваются…»Ты веришь в Бога и, стало быть, говоришь, что Он создал людей. Но если Его придумали сами люди, не слишком ли большой ущерб принесла их выдумка? Иными словами, я возвращаюсь все к тому же вопросу: зачем нужен Бог? — спросил нечестивец у епископа. Чтобы как-то определиться, им понадобилось три года». (Жан-Мишель ди Фалько. Фредерик Бегбедер. Я верую — Я тоже нет: Диалог между епископом и нечестивцем / Пер. с фр. — М.: Иностранка). В финале, как водится, каждый остался при своем.

К 40 годам провокатор, любитель русской водки и московских кабаков, сноб, тусовщик и пиарщик французской компартии Фредерик Бегбедер был признан худшим писателем 2001 года, успел написать культовый роман и сняться в порнофильме, а также лично исследовать странности любви нового тысячелетия. 

В издевательском романе «99 франков» перспективный сотрудник рекламного агентства устроил обществу потребления публичный сеанс рекламно-медийной магии с последующим полным разоблачением обоих. Потом «необразумившийся молодой человек» задумался о природе высоких чувств и открыл «законы романтической хронологии», написав «Любовь живет три года» — современную иллюстрацию о верности до гроба. И чтобы соответствовать заявленной концепции, сам развелся ровно через три года. Потрясенный американской трагедией 11 сентября, Бегбедер попытался примерить на себя судьбу обреченных из Всемирного торгового центра — Windows оf the world. А в недавнем «Романтическом эгоисте», на радость критикам и психоаналитикам, провел подробную самодиагностику: «Главный герой романа — сексуально озабоченный негодяй, трус, наркоман, то есть обычный человек. И это я». Теперь настало время религии. Даже у самых отъявленных циников возникает потребность поговорить, слегка дезодорировать душу — хотя бы несколько ближайших уик-эндов. Духовника Бегбедер выбрал не случайно. Когда писатель был маленьким, то учился в парижской школе Боссюэ, куда молодого отца ди Фалько назначили заведовать начальными классами. Святой отец дослужился до епископа. Судя по всему, это умный, интеллигентный и прогрессивно мыслящий человек. С учеником епископа роднит тот факт, что он многие годы отвечал за связи католической церкви с общественностью.

У Бегбедера проблем и грехов накопилось на три года бесед о вечном: «Разве не стали ночные клубы храмами для моего поколения? … Танцплощадка — святая святых, house music — вместо песнопений, а водка с тоником несет «благую весть»… соединяя присутствующих в каком-то странном причастии!» Очень в духе ниспровергателя основ, уж он-то умеет устраивать яркие фейерверки из эффектных образов и играть словами — остро, едко, но… банально. Не он первый, не он последний называет Бога «великим писателем», а Христа — «незаурядным креативщиком» и «гениальным изобретателем слоганов». Похоже, тут дело не в кризисе веры, а в остром кризисе среднего возраста целого поколения 30—40-летних, которому очень не хочется взрослеть.

Героиня «Матрицы MANOLO» (Джулия Кеннер. Матрица MANOLO / Пер. с англ. — М.: ЭКСМО), Дженнифер, тоже оказывается перед проблемой выбора. Будущая звезда, временно работающая официанткой успешно проходит кастинг на роль Защитника в безумной компьютерной игре «Играй. Выживай. Побеждай». Ее Жертва — агент ФБР в депрессии, Убийца — эффектная стерва с тюремным прошлым. Отказаться невозможно — на ее совести будет смерть невинного человека, да и собственная жизнь окажется под угрозой. По правилам все участники ИВП получают подсказки, которые так или иначе связаны с их профессиональными интересами или увлечениями. В данном случае — с любимыми героиней бродвейскими мюзиклами. Этот гламурный триллер-загадка — удачный жанровый кентавр, точно нацеленный на коммерческий успех. На три четверти — женский роман с розовыми мечтами об актерской карьере и психотерапевтическим шопингом. На четверть — реально-виртуальный триллер на Манхэттене с загадками и шифрами в духе «отгадай, иначе умрешь». Плюс новомодный Product Placement, который постепенно переползает с киноэкрана на страницы потенциальных бестселлеров. Хотя непонятно, кто кого продвигает: MANOLO BLAHNIK вроде бы в рекламе не особенно нуждается.

Не в курсе, подделывают ли маноловскую обувь, зато все остальное — точно. Пока мы только привыкаем, что дешевый пиратский диск с «Горбушки» — это очень нехорошо с точки зрения закона и морали, на Западе на эту тему уже пишут бестселлеры. «Контрафакт» бизнес-обозревателя Wall Street Journal Тима Филлипса (Тим Филлипс. Контрафакт: Шокирующие подробности криминальных рынков / Пер. с англ. — М.: Вершина) увидел свет в конце прошлого года. То, что русский перевод сделан в рекордные по издательским меркам сроки, свидетельствует об актуальности темы и у нас. Книга в первую очередь публицистическая: интервью с пострадавшими, следователями, торговцами контрафактом, масса деталей и фактов, дающих представление о размахе и масштабах «экономики подделок», которая неизменно связана с организованной преступностью. Кто виноват? Виноват каждый, кто покупает, не задумываясь о последствиях. С другой стороны, как быть с недальновидными монополистами, которые многократно завышают цены на оригиналы, тем самым провоцируя «умельцев»? Автор не предлагает готовых рецептов, в книге выделены болевые точки и обозначены масштабы проблемы: где, кто, как, почему и кому это выгодно. И какая расплата ждет каждого из нас.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK