Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Негуманная гуманизация"

Реформа Уголовного кодекса так и не вывела бизнес из-под пресса правоохранительной системы.   Первого ноября Госдума одобрит третий и последний пакет президентских поправок в Уголовный кодекс. И хотя документ смягчает наказание за преступления небольшой и средней тяжести и вводит новый вид наказания — принудительные работы, адвокаты и представители бизнес-сообщества уверены: вывести бизнес из-под пресса правоохранителей все равно не удастся. Для этого нужен новый Уголовный кодекс, учитывающий принципы рыночной экономики.
   
«УГОЛОВНЫЕ» СТРОЙКИ


Поправки, которые предстоит принять Госдуме на этой неделе, фактически завершают реформу уголовного права, затеянную президентом. В итоге большинство статей-Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов окажутся измененными. Депутаты уже отменили нижние пределы тюремных сроков по 68 составам преступлений, включая экономические, а также дополнили еще 23 состава штрафами либо исправительными работами, которые смогут применяться в качестве основного наказания. На этой неделе будут поправлены еще 237 из 360 статей УК.
   Однако одним из главных инструментов гуманизации уголовного наказания, по мнению президента, станут альтернативные тюремным срокам принудительные работы. Они вводятся в 188 статей Уголовного кодекса. Их суд может избирать в качестве меры пресечения наравне с тюремным сроком. Для этого уже в 2013 году по всей стране будут созданы 30 исправительных центров — общежитий, куда после работы будут возвращаться осужденные.
   Впрочем, профессор кафедры уголовного права и криминалистики юридического факультета МГУ Вячеслав Селиверстов уверен, что принудительные работы альтернативой тюремным срокам не станут. «Они фактически продублируют уже существующие колонии-поселения. И там и там заключенные будут находиться в гражданской одежде, иметь наличные деньги и покидать стены общежития в определенных случаях только с разрешения администрации. То есть по сути это будет тем же лишением свободы», — отмечает юрист. Единственным отличием станет то, что к принудительным работам могут быть приговорены и те, кто совершил тяжкие преступления, а сегодня в колонию-поселение отправляют лишь тех, кто был осужден за преступления небольшой и средней степени тяжести.
   
ШТРАФНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА
  
Столь же условной альтернативой реальным уголовным срокам эксперты называют и введение штрафов. Дело в том, что президентские поправки предусматривают прекращение уголовных дел по экономическим преступлениям, если подсудимый возместил причиненный ущерб и выплатил пятикратный штраф. Но в том, что бизнесмены, особенно низшего звена, смогут погасить миллионные долги государству, не уверен никто. Зампред Верховного суда в отставке, профессор Российской правовой академии Владимир Радченко считает, что пока доход предпринимателя, попавшего под уголовное преследование, бу-дет исчисляться исходя из валовой выручки, а не из реальной прибыли бизнеса, суммы штрафов будут сильно завышены. «Если бизнесмен сработал с убытком — суд это все равно не учтет и обяжет выплатить десятки миллионов рублей, даже не вникая, что никакого дохода на самом деле у человека не было. Да и кредит ему никто не даст», — предупреждает Радченко.
   В любом случае, считает судья в отставке, каждое из предложенных президентом «послаблений», скорее всего, обернется банкротством предприятий. «По данным МВД, у нас сейчас в стране 130 тыс. экономических дел. Где-то половина из них кончается банкротством фирм. За каждым из этих банкротств стоит от 5 до 200 работников. И когда человека отправляют на принудительные работы, он все равно больше не может вести свой бизнес. Значит, это гарантированное разорение и элемент рейдерства, даже если дело не дошло до суда», — уверен зампред Верховного суда в отставке. Радченко утверждает: пакет президентских поправок повлечет за собой лишь некоторое смягчение наказания, но не настолько радикальное, чтобы привести численность заключенных в количество, адекватное реальной ситуации в стране.
   Президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник, кроме того, рассказал «Профилю», что любое смягчение наказания или прямой запрет, например на арест бизнесменов, введенный президентом в начале прошлого года, легко обходят коррумпированные судьи и следователи. «После того как был введен прямой запрет на арест предпринимателей, число заключенных под стражу уменьшилось на 20%. Но, с другой стороны, в отношении бизнесменов стали возбуждаться уголовные дела не по экономическим статьям, — отмечает адвокат. — Например, бизнесменов стали обвинять в организации преступного сообщества, или подделке документов, или в том, что подозреваемый скрывался от следственных органов. Хотя повестку направляли не ему, а на деревню дедушке. Таким образом, рейдерские захваты и передел собственности продолжают происходить в России». Председатель думского комитета по уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников также признает, что, когда у судей появляется альтернатива — присудить человеку штраф или отправить под арест, зачастую и следователи, и судьи действуют по инерции, выбирая худшее из двух зол.
   
ПЕРЕПИСЫВАТЬ БЕСПОЛЕЗНО  
Для того чтобы вывести предпринимателей из-под пресса следователей и судей, точечные поправки в Уголовный кодекс принимать просто бессмысленно. В этом уверены и представители бизнес-сообщества, и адвокаты, и многие депутаты Госдумы. Одним из первых с инициативой принятия полностью новогоуголовного законодательствавыступил руководитель Института социально-экономических и политических исследований Николай Федоров, разрабатывавший «Народную программу» для Общероссийского народного фронта Владимира Путина. По его мнению, большинство статей Уголовного кодекса, карающих за преступления небольшой и средней степени тяжести, должны быть переведены в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), а наказания за них должны исчисляться не годами тюремного заключения или обязательных работ, а громадными штрафами, погашать которые человек будет всю оставшуюся жизнь. С его предложением согласен и Павел Крашенинников. «Нужно просто принимать новый закон, и в нем все, что не связано с нанесением ущерба здоровью, жизни или личности человека, нужно переводить в КоАП. Но для начала нужна новая концепция уголовной политики в целом».
   Однако в том, что в ближайшее время такая концепция появится и действительно будет реализована, есть сомнения. Так, на одном из последних «круглых столов» в Госдуме главный советник государственно-правового управления президентской администрации Михаил Палеев неожиданно заявил, что «законодатель исчерпал возможности» по декриминализации экономических статей, а все проблемы, которые возникают у бизнеса, к примеру, с правоохранителями, возникают «в правоприменительной практике».
   О том, что гуманизация Уголовного кодекса может ограничиться лишь принятыми поправками, свидетельствует и внесенный правительством в Госдуму законопроект о фирмах-однодневках, принять который от депутатов потребовал лично Дмитрий Медведев. И это несмотря на то, что документ фактически возрождает статью «Лжепредпринимательство», которая была изъята из УК осенью 2010 года по инициативе самого же президента. В случае ее принятия любого бизнесмена, обвиненного, к примеру, в неуплате налогов, можно будет судить за то, что он создал фирму с целью «совершения преступления, связанного с финансовыми операциями».
   Однако, надеется Павел Крашенинников, отхода от принципов либерализации уголовного законодательства все же не произойдет. В противном случае отток капитала из России будет только нарастать, а инвестиционная привлекательность страны — падать.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK