Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "НЕНУЖНЫЙ ШВЕДСКИЙ ОПЫТ"

Российские власти не желают перенимать один из немногих относительно успешныхпримеров борьбы с банковским кризисом, в том числе в части решения проблемы «плохих» активов.    Экономический блок правительства окончательно согласовал постановление о капитализации банков через механизм обмена облигаций федерального займа (ОФЗ) на банковские привилегированные акции. Но реально этот механизм заработает только в 2010 году и будет распространяться примерно на 70 крупнейших банков. Причем если учесть все необходимые процедуры, связанные с выпуском как ОФЗ, так и привилегированных акций банков, пополнение капитала произойдет не ранее второго квартала 2010 года. А до того банки могут рассчитывать только на беззалоговые аукционы.
   Почему у банков проблемы с капитализацией? Потому что нарастает объем «плохих» кредитов, который давит на капитал. Доля реструктурированных кредитов в 20 крупнейших банках за первые 8 месяцев 2009 года увеличилась с 20% до 26%. Просрочка растет и уже составляет более 6%, рейтинговое агентство Moody’s ожидает рост просрочки до 20%. Банки просто «спрятали» свои «плохие» активы, воспользовавшись тем, что ЦБ РФ ввел послабление по формированию резервов на возможные потери по ссудам. Это позволило кредитным организациям сэкономить около 300 млрд рублей, что соответствует приблизительно 10% общего капитала банковской системы. Так что пока остается только гадать, смогут ли банки сами справиться с проблемой «плохих» долгов.
   Весной этого года в Российской экономической школе (РЭШ) состоялся круглый стол на тему «Уроки кризиса». Перед молодежью выступил управляющий Центральным банком Швеции Стефан Ингвес — именно он сыграл ключевую роль в спасении национальной банковской системы Швеции в начале 90-х годов, когда там разра-зился банковский кризис. Как раз тогда и появилась идея создания «плохого» банка для очистки банковских балансов от «токсичных» активов. Принятые в то время шведскими властями меры рассматриваются сегодня как один из немногих относительно успешных примеров борьбы с банковским кризисом, в том числе в части решения проблемы плохих активов.
   Если коротко, то шведская модель выглядит так: корректная оценка активов и вообще финансового состояния банков, создание специального правового ак-та, регулирующего процессы санации банков, и формирование специализированного органа, занимающегося санацией банков.
   Дальше начинаются практические решения вытекающих из жизни вопросов: выкупать или нет «токсичные» активы и за чей счет (конечно, лучше без госсредств, но если нет других денег, тогда, конечно, придется это делать государству), по какой цене выкупать (в этом вопросе необходимо обеспечить максимальную публичность), как быть с акционерами санируемых банков (они должны уходить, иначе санации не получится), куда девать «токсичные» активы (создается специализированная управляющая компания, лучше, конечно, со смешанным капиталом — это и есть «плохой» банк), как провести рекапитализацию банков — реальную, а не показушную — т.д. и т. п.
   Нам может показаться, что мы, как и шведы, находимся уже на структурном уровне решения проблемы банковского кризиса. У нас ведь уже есть специальный орган — Агентство по страхованию банковских вкладов (АСВ) для санации банков, специальное законодательство и т.д. В то же время работа пока идет практически «вручную», то есть индивидуально по каждому конкретному банку. Причем в очень закрытом режиме. И никто не сообщает нам, сколько там «плохих» активов, как с ними поступают (списывают или продают), как реструктурируют бизнес и что планируется делать с этим дальше. А ведь объем средств, задействованных для санации, огромен. Отсюда и вопросы, такие как, например: «Что там за санация банка ВЕФК?»
   Получается, вроде как и не нужен нам шведский опыт. Министр финансов Алексей Кудрин так и заявил Ассоциации региональных банков, что никаких «плохих» активов государство выкупать не будет потому, что они «плохие». И вообще, мол, проблема этих «плохих» активов сильно преувеличена. Поэтому вопрос бывшего первого зампреда ЦБ РФ, Сергея Алексашенко, присутствовавшего на мероприятии в РЭШ, «где, мол, наши регуляторы, почему они не слушают о передовом мировом опыте, который даже США приняли», остался чисто риторическим.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK