Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "НЕПОДЪЕМНЫЙ ГРУЗ"

Но будет ли Phantom популярен у клиентов?ЕВРОПА
Европейские бизнесмены зеленеют от зависти. После новогодних праздников их американские конкуренты вернулись к работе под аккомпанемент заявлений президента Джорджа Буша (George W. Bush) о планах стимулирования экономики за счет предоставления налоговых льгот и роста государственных расходов. Европейцев же после праздников ожидали только кипы сообщений об экономическом неблагополучии и о готовности властей, скорее, повысить, а не снизить налоги. «Уж будьте уверены, мы страшно завидуем», — говорит Дитер Рампль (Dieter Rampl), новый глава крупного немецкого банка HVB Group.
Ситуация усугубилась еще и тем, что многим компаниям в первые дни нового года пришлось снизить прогнозировавшиеся ранее показатели. Луи Швейтцер (Louis Schweitzer), гендиректор Renault, например, говорит, что спрос на автомобили в Западной Европе может снизиться на 6%. «Ясно, что рост в США будет больше, чем в Европе», — добавляет исполнительный вице-президент Renault Пьер-Ален де Смедт (Pierre-Alain de Smedt).
Картина получалась достаточно мрачной еще накануне продолжительных европейских каникул. Учитывая снижение деловой активности и вялость спроса в розничной торговле, экономисты уже тогда снизили свои прогнозы роста экономики еврозоны с почти 2% в среднем до менее чем 1,5%. Но за время рождественских праздников этот прогноз неожиданно ухудшился. Война в Ираке становится все более вероятной, и осторожные европейские потребители еще больше сокращают свои расходы. Мало того, еще хуже стало положение находящейся в депрессии экономики Германии, на которую приходится 30% ВВП в еврозоне. Иоахим Фелс (Joachim Fels), один из руководителей группы европейской экономики в Morgan Stanley в Лондоне, ожидает в I квартале сокращения экономики еврозоны, оцениваемой в $7 трлн., на 0,1%. Он считает, что в следующем году рост не превысит 1%. Для сравнения: рост экономики США может составить 2,5%.
Едва ли не больше всего европейскую экономику тормозит усиление некогда слабого евро, который за прошлый год вырос по отношению к доллару на 16%. Как известно, сильная валюта удешевляет импорт, сдерживает инфляцию и является основанием для снижения Европейским Центробанком (ЕЦБ) учетной ставки. Но она же ведет к удорожанию экспорта и, как следствие, — к снижению его объема. «Мы определенно чувствуем влияние этого на нашу повседневную деятельность», — говорит Фредерик Вайсхаар (Frederic Weishaar), вице-президент по сбыту и маркетингу в крупнейшей в Европе алюминиевой компании Pechiney. Аналитики Merrill Lynch & Co. прогнозируют дальнейший рост евро на 10% в этом году и в связи с этим понижают прогноз операционной прибыли Pechiney на 18,8%, до $470 млн.
Крепнущий евро — причина уменьшения доходов от иностранных подразделений компаний. Многие, например аэрокосмический гигант European Aeronautics, Defence & Space Co. или Nokia Corp., стараются оградить себя от связанных с конвертацией проблем. Но полностью застрахованы от них немногие. 7 января голландская бакалейная сеть Royal Ahold объявила, что именно такие проблемы могут «крайне отрицательно сказаться» на уровне доходов в 2002 году и привести к их сокращению на 8%. При переводе долларов в евро обороты ее американских подразделений Giant Food Inc. и Stop & Shop Cos. снизятся.
Добавил трудностей и недавний скачок цен на нефть. Большинство бизнес-планов в Европе на следующий год составлялось из расчета средней стоимости барреля в $25. Но к 6 января цена превысила $30, а это почти на 50% больше, чем в начале 2002 года. Рост стоимости энергоносителей свел на нет весь положительный эффект от снижения учетной ставки на 0,5%, предпринятого ЕЦБ 5 декабря, потому что потребителям и бизнесу приходится направлять на нефть и бензин дополнительные средства, которые уже не могут быть использованы на другие цели.
Между тем вероятность войны на Ближнем Востоке страшно нервирует покупателей. Данные по ЕС указывают на самый сильный с 1997 года пессимизм потребителей 12 стран еврозоны. «Перспективы совершенно определенно неблагоприятные», — отмечает один из руководителей немецкой сети розничной торговли Metro.
Не исключено, что дальше будет хуже. Безработица в Германии растет, налоговые поступления падают, а рабочие грозят забастовками — на этом фоне переизбранное коалиционное правительство социал-демократов и «зеленых» может оказаться вынужденным пойти на новое повышение налогов. А Берлин тем временем практически ничего не делает для структурных реформ, о необходимости которых твердят представители всех видов бизнеса.
Так как же насчет хорошего, привлекательного плана стимулирования бизнеса — а-ля Буш — во Франции, Германии и странах Бенилюкса? Увы и ах. Договор о стабильности и экономическом росте, целью которого были ограничение расходов и укрепление евро, теперь лишает политиков пространства для маневров. Разумеется, он позволяет странам-участницам тратить больше при профиците бюджета. Но когда в последний раз в бюджетах Германии и Франции водились лишние деньги? «Европа должна понять, что что-то не так в самом фундаменте», — считает Гордон Стюарт (Gordon Stewart), директор отделения американской консалтинговой фирмы PRTM в Глазго.
Единственная надежда на то, что в силу отчаянности нынешней ситуации политики, в частности в Берлине, решатся на реальные перемены. «Экономика снова сползает в рецессию, лавинообразно растут социальные выплаты, снова увеличиваются налоги — все вместе это говорит о приближении экономического и политического кризиса, — полагает Эльга Барч (Elga Bartsch), экономист из Morgan Stanley в Лондоне. — Как раз такой кризис и нужен Германии».
Возможно. Но быстро воспользоваться кризисом как шансом для реформ и изменить положение дел не получится. И может статься, что бизнесмены Европы будут завидовать своим коллегам в США еще не один год.
Дэвид Фэйрлэмб (David Fairlamb) во Франкфурте с Кэрол Мэтлэк (Carol Matlack) в Париже и Кристин Тирни (Christine Tierney) в Детройте. — Business Week

НАСТОЯЩИЙ ROLLS-ROYCE

Приобретя в 1998 году марку Rolls-Royce Motor Cars, в BMW столкнулись с серьезной проблемой. По условиям непростой сделки компания разделила активы Rolls-Royce и Bentley c Volkswagen. BMW досталась 99-летняя торговая марка самого элегантного автомобиля в мире — и больше ничего. Поэтому компании пришлось с нуля начинать создание машины, достойной знаменитой эмблемы на капоте — фигурки девушки с крыльями под названием Spirit of Ecstasy («дух экстаза») и соответствующей присущему этой марке духу снобизма. «Покупая Rolls-Royce, человек мечтает приобщиться к британской аристократии», — говорит Дэниэл Джоунс (Daniel T. Jones), профессор Cardiff University Business School. Исполнение этой мечты — трудная задача для мюнхенского автогиганта, привыкшего удовлетворять потребности деловых людей, а не аристократов.
Что ж, BMW представляет на суд публики плоды своего труда. 3 января на новом, обошедшемся в $100 млн. заводе Rolls-Royce в Англии была представлена машина Phantom. Ее длина — почти 19,5 фута (1 фут = 30,4 см. — «Профиль»), вес — 5478 фунта (1 фунт = 454 г. — «Профиль»). При таких размерах Phantom выглядит внушительно — под стать цене в $320 000. Это настоящий Rolls-Royce, от классической решетки радиатора до задних дверей с обратным креплением петель, позволяющих пассажирам грациозно покидать салон. То, что нужно для ковровых дорожек и торжественных церемоний. Интерьер роскошен: на отделку салона уходит 16 телячьих шкур и много древесины твердых пород. «Наша цель — воссоздать легенду Rolls-Royce, снова разжечь пламя, которое так ярко пылало в лучшие для марки дни», — сказал гендиректор Rolls-Royce Тони Готт (Tony Gott), представляя Phantom на автосалоне в Детройте 5 января.
И все же нельзя отрицать, что у Phantom смешанная родословная. Общая концепция родилась у команды британских дизайнеров, но у машины есть черты BMW — например, легкий дюралюминиевый кузов. Новый 12-цилиндровый двигатель модель «позаимствовала» у BMW 7-й серии. Он позволяет разогнаться до 100 км/час за 5,7 секунды. «Они модернизировали марку так, что она по-прежнему соответствует традиционным ценностям», — говорит Сюзан Джейкобс (Susan Jacobs), президент Jacobs & Associates, фирмы из Резерфорда (штат Нью-Джерси), специализирующейся на рынке машин люкс.
Если без фанфар, то Phantom — очень серьезная ставка. Аналитики оценивают затраты BMW на приобретение марки, строительство завода и разработку машины в $250 млн. Но новый Rolls-Royce выходит на рынок, куда менее благоприятный, чем раньше. Мировой авторынок в 2002 году сократился на 1% и, по мнению специалистов Global Insight Inc. из Уолтхэма (штат Массачусетс), скорее всего, в 2003 году останется на нынешнем уровне. Да и в сегменте суперроскошных автомобилей появляется сразу множество новых машин от Mercedes-Benz, Bentley и скоро — от Aston Martin.
Немцы же считают, что партия только начинается. «Посмотрите на Майами и Палм-Бич, на все эти яхты и частные реактивные самолеты, и станет ясно, что рынок огромен. «Что купить: Rolls-Royce или виллу в Сан-Тропе?» — вот о чем думают эти люди», — говорит Том Первз (Tom Purves), глава BMW North America LLC. Когда завод в Гудвуде выйдет на полную мощность, компания собирается продавать до 1000 Phantom в год. Это немало, если учесть, что продажи Rolls-Royce сократились до нескольких сотен в год. Крылатая дама на капоте снова расправляет крылья.
Хейди Доули (Heidi Dawley) в Лондоне и материалы бюро. — Business Week

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK