Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "НЕПРАЗДНИЧНОЕ НАСТРОЕНИЕ"

Банкиры и чиновники-финансисты провожают старый год с облегчением — выжили! А новый встречают с надеждой — авось пронесет!    Если российские банкиры возьмутся писать письма Дедушке Морозу с пожеланиями на следующий год, то во всех они будут просить у него стабильности. Сегодняшнее положение многих из них таково, что отсутствие новостей будет лучшей новостью, а любое резкое движение рискует лишить банки устойчивости.
   Причем банкиры, возглавляющие солидные по масштабам организации, чувствуют себя ничуть не более уверенно, чем все остальные, хотя некогда между ними и «смертными» финансистами была пропасть. Кризис спустил «сверхбанкиров» с неба на землю и сделал столь же чувствительными к финансовым ураганам.
   Вот и наш список самых влиятельных финансистов, составленный на основе опроса широкого круга респондентов по итогам года, оказался изрядно потрепан. Даже глава самого крупного банка страны Герман Греф, занимающий 1-е место уже третий раз подряд (напомним, «Профиль» проводит опрос раз в квартал), получил пятерки далеко не во всех номинациях. В графе «Профессиональные успехи» он заработал всего 3,7 балла и удостоился в этом деле лишь «серебра». Строгость наших коллег вполне объяснима: Сбербанк объявил о ребрендинге и переформатировании своих отделений, на что собирается пустить 20 млрд рублей — словно и нет кризиса за окном. Но как бы ни возмущалась общественность, что негоже госбанку распылять в трудные время деньги налогоплательщиков и вкладчиков (проценты по его депозитам всегда были ниже рынка), Грефу все сходит с рук — руководство-то страны помалкивает. Но не все так прекрасно у экс-министра экономического развития: сделка по покупке германского автоконцерна Opel все-таки сорвалась, хотя и не кризис тому виной, а упрямые американцы.
   Второе место ныне досталось главе ВТБ Андрею Костину, за три прошедших месяца он поднялся на одну ступеньку вверх, поменявшись местами с главой Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым. Но, приглядевшись, легко понять: то не Костин «вырос», а Дмитриев «упал» — над его ведомством нависла туча. Президент Медведев решил переформатировать госкорпорации, к числу которых относится и ВЭБ. Дебаты о судьбе корпораций, сопровождавшиеся проверками прокуратуры (нарушения выявлены практически у всех, в том числе и у ВЭБа), шли долго. Вздохнуть спокойно Дмитриеву удалось недавно, когда помощник президента РФ Аркадий Дворкович заявил: преобразование Внешэкономбанка в акционерное общество в 2010 году маловероятно. Вместе с отсрочкой было получено и новое задание — в следующем году банк не банк (ВЭБ до сих пор не имеет банковской лицензии) будет спасать уже не кредитные организации, как в 2009-м, а целые моногорода — на эти цели государство может выделить ему до $15 млрд.
   Но вернемся к Костину, который хоть и поднялся на 2-е место и даже заработал самую высокую оценку за профессиональные успехи, вряд ли сегодня излучает оптимизм. ВТБ очень слабо отчитался по МСФО за третий квартал 2009 года. Чистый убыток банка составил 15 млрд рублей ($493 млн), превысив все прогнозы аналитиков, объем кредитного портфеля банка уменьшился на 1,1% по сравнению с предыдущим кварталом, а совокупный объем депозитов сократился на 2,8% за счет оттока средств с корпоративных счетов. Всего за 9 месяцев группа потеряла 45,5 млрд рублей. Эксперты ждут негативной реакции на опубликованные результаты. Портит настроение боссу ВТБ и активизировавшийся в последнее время миноритарный акционер банка Алексей Навальный (ВТБ, напомним, провел «народное» IPO и получил тысячи частных лиц в акционеры), который стал обличать неэффективность топ-менеджмента банка всеми доступными способами, включая Интернет. Навальный завел специальный блог и вывесил в Сети фильм про махинации кипрской «дочки» ВТБ.
   Глава другой вэтэбэшной «дочки» — «ВТБ 24» — Михаил Задорнов еще тремя месяцами ранее занимал 4-ю строчку в нашем рейтинге влиятельности, а теперь опустился сразу на 8-ю, причины этого не очевидны, можно лишь предположить, что сказывается уход г-на Задорнова от какой бы то ни было публичности во время кризиса (с его-то опытом!), а также тень от мрачной отчетности Группы ВТБ.
   Между тем «ВТБ 24» удается пользоваться слабостью частных банков, очищающих ему поле для деятельности. На рынке кредитования физлиц значительно сдал позиции основной конкурент госбанка — «Русский стандарт». За 10 месяцев это года кредитный портфель «РС» сократился на 25%, до 102 млрд рублей, из-за сворачивания экспресс-кредитования в магазинах. Теперь уже вряд ли можно назвать Рустама Тарико, владельца «Русского стандарта», лидером по раздаче утюгов и холодильников в обмен на высокие проценты, однако тот не робеет и собирается в следующем году нарастить кредитный портфель на 10-15% за счет распространения кредитных карт. Так что место в рейтинге водочный магнат не потерял и даже поднялся на одну ступеньку вверх — с 14-го места на 13-е.
   Почти не изменились позиции еще одного госбанкира, Андрея Акимова (4-е место), президента ММВБ Константина Корищенко (5-е), главы Альфа-банка Петра Авена (6-е) и шефа Банка Москвы Андрея Бородина (7-е). Делают успехи председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин, поднявшийся с 11-го места на 9-е, президент ФК «Уралсиб» Николай Цветков (с 13-го на 10-е) и предправления Росбанка Владимир Голубков (с 16-го на 14-е). Достижения последнего легко объяснимы: Росбанк стал самым успешным проектом «Интерроса» в финансовой сфере, холдингу удалось не просто заинтересовать своих партнеров из группы Societe Generale (французы приобрели 65% банка), но убедить их сделать именно Росбанк центром для объединения всех своих российских банковских активов: Societe Generale Vostok, «ДельтКредит» (специализируется на ипотечном кредитовании) и «Русфинанс» (потребительское и автокредитование). Консолидация, как ожидается, начнется в ближайшем будущем.
   Снизились на минувший квартал позиции главы Ассоциации региональных банков России Анатолия Аксакова (11-е место вместо 10-го) и главы АРБ Гарегина Тосуняна (18-е вместо 9-го) — неудачи последнего вызваны стремительной потерей лоббистских возможностей ассоциации. Государство ужесточает надзор за банковским сектором, пользуясь пошатнувшимся положением ряда его представителей, и возможностей противостоять этому давлению у банковского профсоюза почти не осталось.
   В нынешнем рейтинге есть и совсем радикальные изменения: из него исчезла гедиректор «ЖАСО» Татьяна Парамонова. Дело в том, что Дмитрий Медведев принял решение вывести ее из состава Национального банковского совета (НБС), вследствие чего г-жа Парамонова, бывшая некогда зампредом ЦБ РФ, формально потеряла связь с банковским сектором.
   {PAGE}
СПАСИТЕЛЬНЫЙ ГОСНОМЕР
 
   Изменения в рейтинге влиятельности чиновников не так велики, как у банкиров. Министр финансов Алексей Кудрин и глава ЦБ РФ Сергей Игнатьев по-прежнему вне конкуренции, что вполне объяснимо: в безденежные времена именно финансовые и денежные власти пользуются наибольшим влиянием в обществе. «За 9 месяцев правительство истратило на антикризисные меры 900 млрд рублей из запланированных 1,4 трлн, — заявил главный казначей страны во время недавнего выступления перед Госдумой. — Финансовая «подушка безопасности» самортизировала удар от кризиса». И хотя страну удалось уберечь от сильных потрясений, хвалиться финансовому руководству пока еще нечем: выступавший следом за Кудриным Сергей Игнатьев признал, что объем просроченной задолженности банков в ближайшие месяцы достигнет пика. «Рост просроченной задолженности по банковским кредитам нефинансовым организациям приостановился в сентябре, однако возобновился в октябре, хотя и весьма низкими темпами», — признал глава ЦБ. Другая нерешенная проблема — рынок кредитования, который ни жив ни мертв. «Объем кредитов корпоративным заемщикам практически не растет», — напомнил Игнатьев. Не оживилось и кредитование населения, даже после неоднократного снижения ставки рефинансирования. «Все равно ставки остаются высокими», — сказал Игнатьев. Тем самым он признал, что проведенная правительством программа стимулирования банковского сектора не дала ожидаемого результата. Хотя средства в банковский сектор были закачаны немалые. Общий объем кредитов без обеспечения, предоставленных Центробанком кредитным организациям, в четвертом квартале 2008 года составил 3 млрд рублей, в первом полугодии 2009 года — 2208,9 млрд рублей, за 9 месяцев 2009 года — 3116,1 млрд рублей. Так или иначе, но теперь все ждут от финансового руководства страны не амортизационных мер, а тех, что придали бы экономике ускорение. Хотя даже некогда оптимистичный Алексей Кудрин (вспомним его «Россия как островок стабильности» в январе 2009-го) не строит радужных планов и предсказывает, что экономический рост возобновится не ранее 2013 года.
   Занимавший в конце сентября 3-е место Геннадий Онищенко — руководитель Федеральной службы по потребительскому надзору — теперь оказался лишь на 9-м. Но главный санитар страны теперь занят больше не защитой потребителей от бесчинства банков, а спасением страны от свиного гриппа. Зато «бронза» досталась первому зампреду ЦБ Алексею Улюкаеву, ставшему одним из главных ньюсмейкеров. В конце ноября он объявил о свертывании антикризисных мер поддержки банковского сектора со стороны Центробанка, добавив, что острая фаза кризиса в России пройдена. Теперь он ожидает снижения доли невозвратов и рост кредитования, но, несмотря на всю жизнерадостность г-на Улюкаева, более сдержанному в оценках шефу ЦБ веришь больше. Коллеги первого зампреда Геннадий Меликьян и Георгий Лунтовский за три месяца не растеряли своей влиятельности, заняв 5-е и 6-е места соответственно. Министр экономического развития Эльвира Наибуллина также демонстрирует стабильность — 4-я строчка в рейтинге. А глава ФСФР Владимир Миловидов сдал позиции, опустившись с 5-го на 8-е место. Хотя фондовый рынок растет, силы и значимость ЦБ и ФСФР как регуляторов несопоставимы. Но в будущем рейтинге у г-на Миловидова есть все шансы подняться по лестнице: на днях служба подготовила для президента страны шесть предложений о развитии инфраструктуры российского финансового рынка. В том числе предложила запустить процесс интеграции бирж ММВБ И РТС, создать центральный депозитарий и добиться от открытых акционерных обществ раскрытия информации о конечных бенефициарах. Назвать новыми эти предложения никак нельзя, но если служба все-таки продавит их решение, то политический вес Миловидова увеличится в разы.
   Глава АСВ Александр Турбанов между тем уже получает дивиденды от роста своего авторитета в финансовом мире. За три последних месяца уходящего года он поднялся с 9-го место на 7-е, добавив очки в номинациях «Профессиональные успехи» и «Влияние на финансовые процессы в стране». Еще бы, во-первых, его ведомство едва ли не единственное, которое сможет сохранить за собой статус госкорпорации, во-вторых, за январь-ноябрь 2009 года с рынка ушли 43 банка, и заниматься их банкротством пришлось именно АСВ. И дел еще невпроворот: по прогнозам агентства, в 2010 году лицензий лишатся 80 российских банков. А значит, из списка самых влиятельных персон в финансовом мире г-н Турбанов точно не выпадет. В отличие от сенатора Дмитрия Ананьева, уже в который раз занимающего последнюю строчку в списке. Видимо, председатель комитета по финансовым рынкам Совета Федерации занят все-таки спасением собственного банка, нежели думами о спасении рынка. А зря — время нынче неспокойное, а потому, потеряв авторитет у коллег по цеху и властей, можно потерять и банк. Тьфу-тьфу, как говорится.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK