Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Неприятности в раю"

Эксперт по борьбе с терроризмом Брюс Ридель об успехах талибов в Пакистане, о положении в Афганистане и о целях президента Обамы в войне.
Налоговых «уклонистов» не ждет ничего хорошего: германское правительство усиливает давление на «налоговые оазисы» и создает трудности для бизнеса немецких банков, представленных в Швейцарии и обслуживающих счета лихтенштейнских фондов.56-летний Брюс Ридель — советник Барака Обамы по Ближнему Востоку и Южной Азии, отвечавший за координацию разработки новой стратегии США по Афганистану.
   «Шпигель»: Мистер Ридель, несколько групп движения «Талибан» объединились, чтобы совместно действовать в Пакистане и Афганистане. Это повод для беспокойства?
   Ридель: Нам было известно, что в течение зимы происходили встречи на высшем уровне, где говорилось о подготовке наступления. Талибы уверены, что мы через пару лет бросим все это дело. Но мы пробудем там столько, сколько понадобится.
   «Шпигель»: И о каком временном отрезке может идти речь?
   Ридель: Этого не может сегодня предсказать никто. Однако в 2011 году у Афганистана должна сформироваться собственная армия, насчитывающая 134 тыс. человек, а если получится — и больше. Подготовить, вооружить и оплатить одного афганского бойца в десять раз дешевле, чем направить туда одного американского или немецкого солдата.
   «Шпигель»: Талибы продолжают расширять свое влияние в Пакистане и Афганистане. Как Соединенные Штаты собираются противодействовать этому?
   Ридель: Талибы, безусловно, перешли в наступление. Но до конца года мы удвоим американский контингент в Афганистане. А кроме того, в страну приедут сотни гражданских экспертов по восстановлению и развитию. Мы сотрудничаем с Пакистаном, стремясь организовать и оттуда давление на талибов.
   «Шпигель»: И как вы намереваетесь этого достичь?
   Ридель: Значительная часть талибов — это не убежденные воины Аллаха, а люди, желающие заработать. Мы полагаем, что умеренные талибы к концу года начнут отворачиваться от воинов Аллаха. Тогда их можно будет интегрировать в жизнь нового афганского государства.
   «Шпигель»: Третий человек в иерархии «Аль-Каиды», Мустафа Абу аль-Ясид, недавно призывал к священной войне против правительства Пакистана. Каковы его цели?
   Ридель: «Аль-Каида» старается дестабилизировать ситуацию в Пакистане, полностью лишить правительство политического маневра, вызвать крах государственного строя. А у Пакистана есть ядерное оружие. Потому международное сообщество заинтересовано, чтобы эти планы талибов провалились. Во многих отношениях эта страна представляет собой даже более сложную часть проблемы. В Пакистане есть территории, на которых «Аль-Каида» чувствует себя очень уверенно, там же базируется и лидер талибов мулла Омар. Для обеих групп этот регион имеет даже первостепенное значение.
   «Шпигель»: А есть вообще смысл в этом регионе мира проводить различие между «Аль-Каидой» и «Талибаном»?
   Ридель: В последние месяцы связи между обеими группировками становились все теснее и крепче. С тех пор как я получил доступ к информации разведывательных служб, меня этот факт стал тревожить еще больше, чем прежде. Складывается сложный синдикат террористических организаций, сотрудничающих в Афганистане и Пакистане. И они представляют угрозу не только для США, но и для Европы.
   «Шпигель»: За последние недели в Пакистане совершено несколько резонансных преступлений. Очевидно, что террористические группировки расширяют радиус своих действий, выходя далеко за пределы Территории племен.
   Ридель: Вот это очень опасно. Чем больше они наберут силу в провинции Пенджаб и в больших городах, тем хуже для Пакистана. Но, может быть, в этом заключается и некоторый шанс. Потому что многие пакистанцы отвернутся от «Талибана» и «Аль-Каиды», как это уже происходило в Саудовской Аравии и в Ираке. Мы должны помочь пакистанскому правительству добиться успехов, прогресса.
   «Шпигель»: Президент Азиф Али Зардари производит впечатление политика, скорее, слабого.
   Ридель: Мы сотрудничаем с избранным правительством, но не ставим себя в зависимость от персоналий. Такую ошибку уже совершало правительство Буша в отношении президента Мушаррафа. Кончилось это катастрофой.
   «Шпигель»: Чего вы ожидаете от европейцев?
   Ридель: Европа многое может сделать. Несколько недель назад у меня в офисе был мэр Карачи. А это город с двенадцатимиллионным населением, один из крупнейших мусульманских центров. И у мэра масса идей. В будущем нам нужно сделать акцент на координации гражданского созидания и военных акций. Наш специальный уполномоченный Ричард Холбрук будет поддерживать диалог с приграничными государствами региона, в том числе и с Ираном. Наша цель — «Аль-Каиду» расколоть, изолировать и в итоге разбить, разрушив убежища, в которых боевики привыкли набираться сил.
   «Шпигель»: А кто сейчас главный враг Америки — Усама бен Ладен, лидер талибов мулла Омар или региональные князьки террористического подполья Сирадж Хаккани и Байтулла Мехсуд?
   Ридель: Курс движения определяет по-прежнему руководство «Аль-Каиды». Важен и мулла Омар, поскольку объявил своей целью уничтожение как можно большего числа солдат НАТО. Мехсуд совсем недавно грозился осуществить атаку на Вашингтон. Мы теперь такие угрозы принимаем всерьез. Так что опасность исходит от каждого из четырех.
   «Шпигель»: Движение «Талибан» держит под своим контролем целые районы на Территории племен, находящейся у границы между Афганистаном и Пакистаном. Как его победить?
   Ридель: Пакистанскую армию нужно обучать действиям против повстанцев. Чтобы добиться победы в этом районе без дорог, необходимы вертолеты. Администрация Буша дала Пакистану дюжину вертолетов. Но армии их нужны сотни. Вот где могли бы и европейцы помочь.
   «Шпигель»: Сейчас поступают сообщения о том, какие тесные связи сложились у пакистанской секретной службы ISI с некоторыми отрядами террористов. ISI на самом деле отправляет талибам боеприпасы, транспортные средства и новобранцев?
   Ридель: Тут многое поставлено на карту. Лишь недавно, в феврале, здесь, в Вашингтоне, был шеф ISI, и мы с ним об этом беседовали. Мы ожидаем серьезного ответа. Наш принцип в кооперации с Пакистаном: доверие — хорошо, а надзор — лучше.
   «Шпигель»: Каких дивидендов ожидает ISI от влияния на террористические группировки?
   Ридель: В течение последних тридцати лет эти контакты ISI использовала, чтобы не допустить прихода сюда Индии и для расширения своего влияния в Афганистане. Теперь многие пакистанцы осознают, что создали чудовище — Франкенштейна, представляющего теперь угрозу для своего создателя Пакистана. Мы должны помочь сделать так, чтобы монстр стал управляемым.
   «Шпигель»: К его созданию руку приложили и США, тогда, в восьмидесятые годы, когда Советский Союз оккупировал Афганистан. Конкретно этим занимался Роберт Гейтс, нынешний министр обороны, занимавший в то время второй по значимости пост в ЦРУ.
   Ридель: Да. Но историю не изменишь. Жить нужно в той реальности, с которой сталкиваешься сегодня.
   «Шпигель»: Откуда талибы получают средства?
   Ридель: От наркоторговли и от спонсоров из стран Персидского залива. Мы наблюдали, что плантации опиумного мака уменьшались там, где жизнь становилась спокойнее и где экономика начинала развиваться. И коррупция в этих случаях идет на убыль. В телефонной беседе с Карзаем президент Обама три недели назад ясно дал понять, что и афганцы должны прилагать усилия именно к этому.
   «Шпигель»: И что же должен предпринимать президент Карзай?
   Ридель: Избавляться от коррумпированных губернаторов. А то еще недавно и среди полицейских встречались наркоторговцы.
   «Шпигель»: А кто должен взять на себя ответственность за восстановление страны?
   Ридель: Координировать восстановление должна Организация Объединенных Наций. Разумеется, на нас падает и выделение финансовых средств для этого. Холбрук налаживает отправку сотен американских экспертов по развитию и по сельскому хозяйству. В частности, в их задачу входит увеличение посевных площадей под пшеницу.
   «Шпигель»: Президент Буш имел намерение принести Афганистану «процветающую демократию». А президент Обама?
   Ридель: Он полностью осознает, что в сфере его ответственности находится защита граждан США и их интересов. Поэтому прежде всего задача в том, чтобы уберечь сердце Америки от покушений.
Неприятности в раю
   ФИНАНСЫ
Налоговых «уклонистов» не ждет ничего хорошего: германское правительство усиливает давление на «налоговые оазисы» и создает трудности для бизнеса немецких банков, представленных в Швейцарии и обслуживающих счета лихтенштейнских фондов.
   Офис Мартина Маурера находится всего в паре шагов от цюрихской Банхофштрассе; на первом этаже здания — бутик эксклюзивной мужской одежды. Председатель Союза иностранных банков Швейцарии представляет интересы более чем 150 финансовых институтов, 20 из которых — немецкие.
   Тот серый ноябрьский день прошлого года он запомнил надолго. Один за другим звонили ему встревоженные управляющие имуществом. Их обеспокоенность была вызвана письмом Федерального ведомства по надзору на финансовом рынке (BaFin), адресованным всем кредитным учреждениям Германии, которые имеют в Швейцарии дочерние структуры. Боннские чиновники задали неприятные вопросы на крайне щекотливую тему. Они попросили сообщить общее количество счетов фондов и трастов, обслуживаемых швейцарскими «дочками», и какой процент владельцев таких счетов имеет регистрацию в «налоговом раю» Лихтенштейне.
   Письмо содержало неясные формулировки и не было согласовано с Надзором над финансовым рынком Швейцарии, рассказывает Маурер. Поэтому десять дней спустя он встретился с несколькими немецкими банкирами, входящими в его союз. Они обсудили интерпретацию письма и «обменялись информацией об ответах» на запрос BaFin.
   Боннские смотрители банковского сектора заподозрили в их действиях сговор и тайные соглашения. В середине февраля BaFin направило отдельным банкам страны ряд дополнительных вопросов специфического характера.
   Наступательная операция, которую BaFin до сих пор не афишировало, должна была усилить давление на банкиров, чтобы добиться от них более активного противодействия налоговым «уклонистам». Это невидимая глазу часть стратегических клещей, при помощи которых Германия надеется в скором времени «раздавить» налоговый раек Швейцарию.
   Соответствующими маневрами, о которых общественности известно, последние несколько месяцев руководит лично Пеер Штайнбрюк. Министр финансов то пригрозит упрямому соседу «кнутом», то сравнит швейцарцев с «индейцами», против которых необходимо выводить «кавалерию». Его высказывания неоднократно приводили к дипломатическим коллизиям. Так, недавно госпожа министр иностранных дел Швейцарии вызвала к себе посла Германии и квалифицировала высказывания Штайнбрюка как «неприемлемые, вызывающие и оскорбительные». Министр, в свою очередь, посетовал, что получает из Швейцарии письма с угрозами, в которых его именуют «нацистской ищейкой».
   Голос немца огрубел в нескончаемых боях между Минфином и недобросовестными налогоплательщиками. Финансовый сектор постоянно находит новые способы оградить имущество своих клиентов от внимания фискальных органов, правительства всего мира, со своей стороны, демонстрируют беспрецедентную решимость и наступают на налоговые оазисы.
   В повестке второго финансового саммита 20 крупнейших промышленных и развивающихся стран, состоявшегося в Лондоне на позапрошлой неделе, в частности, был политический проект, давно признанный международным сообществом бесперспективным: это борьба с неплательщиками налогов и «налоговыми оазисами».
   С началом глобального финансового кризиса у правительств во всем мире впервые за много лет вновь появляется шанс как-то ограничить масштабы уклонения от налогов. В прошедшие месяцы усилия финансовых ведомств сопровождались успехом.
   Этот вопрос оказался в центре внимания еще в феврале прошлого года, когда состоялся сенсационный обыск в доме тогдашнего главы Deutsche Post, Клауса Цумвинкеля, укрывшего от налогов миллионы евро в лихтенштейнских банках.
   США при помощи политического и экономического давления вынудили швейцарцев приоткрыть завесу банковской тайны и предоставить сведения о счетах граждан Соединенных Штатов в одном из крупнейших банков Швейцарии — UBS.
   По всему миру правительства отмечают определенную взаимозависимость между деятельностью «налоговых оазисов» и хрупкостью мировой финансовой системы. Скрытность офшорных центров относительно деятельности расположенных в них банков на руку не только недобросовестным налогоплательщикам, но и банкам, стремящимся минимизировать государственный контроль над рискованными сделками на рынке кредитования.
   Впрочем, главная причина того, что индустриальные державы усиливают давление на налоговые оазисы, проста: министрам финансов нужны деньги, которые можно получить в виде налогов граждан. Мировой экономический кризис с каждым месяцем обостряется. День ото дня появляется все больше негативной информации о выполнении государственных бюджетов, болезненно воспринимаемой всеми. В такие времена уход от налогов считается тяжким преступлением, а сообщники неплательщиков в офшорных зонах — соучастниками.
   Свободное обращение капитала в масштабах планеты повысило мобильность не только концернов, но и личных средств граждан. По оценкам Boston Consulting Group, средства физических лиц, накопленные в офшорных центрах и «налоговых оазисах», составляют $7,3 трлн; около $2 трлн из этой суммы приходится на Швейцарию.
   При этом нередко речь идет о схемах сомнительного характера. По поручению Министерства финансов BaFin опросило 31 кредитный институт страны. Команда Штайнбрюка решила проверить, насколько добросовестно банки противодействуют отмыванию денег. Для этого нужна была «общая картина деловых связей лихтенштейнских и швейцарских «дочек» немецких банков, а также компаний, в капитале которых они участвуют, с фондами Лихтенштейна и иными непрозрачными структурами», подтверждает источник в Министерстве финансов.
   Результаты удивили даже экспертов из ведомства Штайнбрюка. По инсайдерской информации, банки сообщили, что их швейцарские «дочки» обслуживают счета как минимум нескольких сотен фондов из Лихтенштейна, большая часть из них открыта в швейцарском филиале Deutsche Bank. В последнем комментировать данную информацию отказались — равно как и в других банках, активно работающих в Швейцарии, таких как Commerzbank и его «дочка» Dresdner Bank.
   Впрочем, анализ полученных сведений не остался бесплодным. В рамках недавних изменений в законе о закладных листах обязанности банков противодействовать отмыванию денег были основательно пересмотрены. С апреля банки должны требовать от дочерних кредитных институтов «прекращения непрозрачных деловых отношений», настаивает министерство. Похоже, скоро немецкие банки не смогут зарабатывать на обслуживании лихтенштейнских фондов, подпитываемых доходами от нелегального бизнеса. Чтобы помочь банкирам удержаться от искушения, налоговики уже объявили о «специальных проверках», которые будет проводить BaFin.
   25 марта представителям Deutsche Bank и Commerzbank на слушании в бундестаге пришлось отчитываться о своем взаимодействии с налоговыми оазисами.
   Впрочем, чтобы одерживать верх в бою против налоговых «райков», одного давления на отечественную финансовую индустрию недостаточно. В октябре прошлого года Штайнбрюк встречался в Париже со своим французским коллегой Эриком Вертом и еще 15 представителями правительств стран—членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) ОБСЕ. Собравшиеся потребовали от ОЭСР до конца весны разработать черный список налоговых оазисов, не идущих на сотрудничество в этом вопросе.
   Нависшая над налоговыми оазисами опасность очутиться в одном ряду с государствами, подозреваемыми в пособничестве террористам, такими как карибские острова Тёркс и Кайкос, и наравне с ними подвергнуться остракизму возымела неожиданный эффект. Чтобы не допустить появления «позорного» реестра и принятия санкций саммитом «Большой двадцатки», даже самые толстокожие финансовые центры открыли в себе стремление к налоговой порядочности. Не только Швейцария или Лихтенштейн, но и Гонконг, а также Сингапур в недавнее время объявили о принятии норм ОЭСР в отношении информационного обмена. Люксембург и Австрия выразили готовность к сотрудничеству.
   В середине марта для обсуждения этой проблемы в Министерство финансов Германии впервые прибыла делегация из Швейцарии, а за несколько дней до нее — из Лихтенштейна. Для раскрытия в будущем более подробных сведений, касающихся налоговых вопросов, необходимо объявить амнистию их старым клиентам, сообщили они. В ведомстве Штайнбрюка от встречных заявлений воздержались. До сих пор подобного там не планировали.
   В парламенте такое требование вызывает споры. Герхард Шик, представитель «Зеленых» по вопросам финансовой политики, считает это условие неприемлемым: «Недопустимо оправдывать преступления задним числом и вознаграждать преступников, давая им возможность получать проценты». Депутат от СДПГ Эдельгард Бульман тоже против уступок. «С уклонением от налогов нужно бороться последовательно, — говорит председатель экономического комитета. — Речь не о мелких проступках, а о серьезных деяниях».
   Глава фракции СДПГ Петер Штрук высказывается об амнистии не столь категорично: «Важно, чтобы мы пришли со Швейцарией к некоему решению, удовлетворительному в долгосрочной перспективе, — считает он. — Впрочем, если непременным требованием швейцарского правительства будет далеко идущая амнистия налоговых преступников, на это мы, конечно, пойти не сможем».
   Разгоревшийся конфликт вокруг требований об амнистии показывает, насколько нелегка война против «налоговых оазисов». Министры финансов добились впечатляющих результатов. Тем не менее они задаются вопросом, насколько прочными окажутся их победы. Противники объединяются, чтобы дать отпор — в частности, заблокировать законопроект о борьбе с уклонением от налогов, который «Большая коалиция» надеется принять к лету. Его суть проста: если какое-либо государство не пожелает предоставлять соответствующие сведения, это упущение обяжут восполнять самих налогоплательщиков.
   Граждане и предприятия, имеющие дело с несговорчивыми «налоговыми оазисами», должны будут самостоятельно предоставлять фискальным органам необходимую информацию. Налоговые ведомства смогут потребовать от налогоплательщиков заявлений под присягой, а также предоставления им полномочий на получение сведений в иностранных банках. Тот, кто откажется от сотрудничества, столкнется с определенными финансовыми неприятностями.
   Законопроект уже подвергся определенному выхолащиванию. Тем не менее дважды его снимали с повестки дня кабинета. До сих пор Минфин отвергает саму идею — «из принципиальных соображений». Больше всего нареканий она вызывает в экономическом крыле фракции ХДС/ХСС.
   Если законопроект не примут, давление на «налоговые оазисы» вновь ослабнет. Так случалось неоднократно. Государства и раньше время от времени пытались «осушить» их. Результаты их усилий можно назвать, скорее, отрезвляющими.
   В 1998 году ОЭСР объявила бой недобросовестной конкуренции со стороны подобных налоговых резиденций. Изначально статус «налогового оазиса» сподобилась получить 41 страна. Однако вскоре
   35 государств подписали директиву ОЭСР об информационном обмене и покинули список. Впрочем, мало кто из них действительно выполняет содержащиеся в ней требования.
   В 2005 году политики добились принятия важной директивы ЕС о налогообложении процентов по вкладам. Теперь информация о любых доходах, выплачиваемых банками иностранцам, по идее, должна сообщаться в налоговые органы на родине соответствующих вкладчиков.
   Тем не менее, чтобы соблюсти банковскую тайну и защитить своих иностранных вкладчиков, кредитные институты трех стран—членов ЕС (Люксембург, Австрия и Бельгия), а также Швейцарии и острова Гернси, добились для себя права удерживать с выплат иностранцам анонимный налог на доход. А так как учет распространяется только на часть счетов и активов, то «по количеству лазеек директива о налогообложении доходов по вкладам вполне может сравниться с куском швейцарского сыра», признают в Министерстве финансов. «С одной разницей: в ней дыр больше, чем преград».
   Проблема борьбы с уходом от налогов заключается в обилии и процветании «налоговых оазисов», благодаря которым не платить налоги с серьезных доходов подчас можно вполне легально. «Уклоняться от налогов не модно», — сетует гамбургский специалист по налоговым преступлениям Юрген Шнайдер.
   На первый план выходят легальные уловки, например, с участием мальтийских холдингов. В этом небольшом государстве уже не один год существует целая индустрия ухода от налогов, не встречающая противодействия даже со стороны фискальных органов Германии. Не скрываясь от Штайнбрюка и его коллег из других государств, Мальта, входящая в Евросоюз, предлагает мультимиллионерам надежную модель «экономии» на налогах.
   «Имущество записывается на дочерние предприятия какого-нибудь мальтийского холдинга, — поясняет мюнхенский эксперт по вопросам налогообложения Штефан Зюсс. — Прибыль «дочки» облагается налогом, который, однако, на уровне холдинга подлежит возмещению. В конечном счете налогов с прибыли платить не приходится».
   Даже если Швейцария, Сингапур и иже с ними пойдут на информационный обмен, вскоре появятся новые модели ухода от налогов. И давление здесь не поможет. «У большинства недобросовестных налогоплательщиков достаточно времени, чтобы урегулировать ситуацию с нелегальными доходами», — уверен специалист по налоговым преступлениям Шнайдер. Завеса банковской тайны в «налоговых оазисах» «будет приподниматься очень и очень постепенно».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK