Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ"

Бизнес при поддержке экспертного сообщества убеждает правительство решить проблему производительности труда за счет работников. Пойдет ли на это власть?    Премьер-министр России Владимир Путин в последнее время акцентирует внимание на необходимости повышения производительности труда как факторе экономического роста. В частности, на недавнем заседании правительства он заявил, что в основе положительной ди-намики ВВП «должно лежать не просто «накачивание объемов», а качественные характеристики «активизации инвестиционных процессов и рост производительности труда». Примерно о том же он говорил и днем ранее на встрече с профсоюзами.
   Вряд ли кто сумеет уличить Владимира Путина в том, что он поддается какому-либо давлению. Однако в его установках слышится эхо настойчивых голосов части экспертного сообщества, а также заявления двухмесячной давности Михаила Прохорова. Известный бизнесмен и функ-ционер Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) говорил: «Низкая производительность труда становится основным сдерживающим фактором и риском российской экономики». Он увязал этот фактор с необходимостью либерали-зовать трудовое законодательство, и в частности процедуру увольнения работников, уверяя, что нынешние законы сдерживают инновационное развитие. Заявление было освистано «Единой Россией» и профсоюзами, но Владимир Путин не стал включаться в эту кампанию. Напротив, на встрече с проф-союзниками он похвалил отечественных бизнесменов за ответственное поведение во время кризиса. Некоторые из них, по его словам, использовали личные средства для спасения предприятий.
   Невозможно знать доподлинно, что задумал председатель правительства, но все это наводит на мысль, что трудовое законодательство могут подвергнуть корректировке.
   
КТО БЫСТРЕЕ?
   День в день с выступлением Михаила Прохорова был опубликован «Новый экономический прогноз: рецес-сия и перегрев в «одном флаконе» института «Центр развития» ГУ-Высшая школа экономики (ГУ-ВШЭ). Авторы исследования полагают, что России грозит в текущем году снижение ВВП, а в течение ближайших трех лет — стагнация или неустойчивый небольшой рост. Одним из факторов, который ведет к этому, является рост зарплат и социальных выплат, опережающий рост производительности труда.
   Механизм, по версии ГУ-ВШЭ, запускающий новый кризис в России, работает так. Население, получающее все больше денег, возвращается к модели активного потребления, но отечественная промышленность не успевает удовлетворять этот растущий спрос (в том числе из-за низкого роста производительности труда), поэтому увеличивается объем импорта. Импортные товары вытесняют российские, что ведет к снижению ВВП. Кроме того, рост потребления и бюд-жетных вливаний в соци-альную сферу ведет к уменьшению ресурсов для инвестиций, что также является фактором, снижающим темпы роста ВВП. Авторы предлагают не допускать перегрева на внутреннем потребительском рынке, иными словами, ограничить рост зарплат и социальных выплат.
   Зарплаты в частности и денежные доходы населения в целом действительно растут. В январе-апреле 2010 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого года реальные располагаемые денежные доходы населения увеличились на 6,5%, реальная заработная плата (скорректированная на уровень инфляции) — на 3,8%.
   При этом эксперты ГУ-ВШЭ отмечают в своем ис-следовании, что «рост реальных зарплат в стагнирующей экономике, как ни парадоксально, главным образом на-блюдается не в растущих сырьевых секторах, а в обра-ботке и сфере услуг». Но, как показывает статистика, именно обрабатывающие отрасли растут быстрее других. Если в целом промпроизводство выросло в январе-апреле этого года на 6,9%, то «обработка» на 8,3% (а в апреле 2010 года по сравнению с апрелем 2009-го — на 15,7%). Так что никакого противоречия здесь нет.
   Импорт товаров в Россию (в стоимостном выражении) в первом квартале 2010 года также вырос на 21,5% (оценка Минэкономразвития). Но экспорт увеличился в 1,6 раза. Рост физических объемов экспорта превышает показатель импорта более чем в полтора раза — 20,4% против 12,9%.
   Кроме того, надо заметить, импорт по итогам 2009 года упал на 34%, тогда как ВВП снизился на 7,9%, а промпроизводство на 11,8%. Значит, фактически импорт-ные товары лишь возвращают себе утраченную долю рынка.
   Население при этом совсем не стремится потратить все свои дополнительные доходы. По данным Росстата, в январе-апреле текущего года денежные доходы населения превышали расходы во всех месяцах, кроме января. При этом постоянно росли объемы банковских вкладов и прочих инструментов сбережения. Оборот розничной торговли в итоге вырос в январе-апреле всего на 2%.
   Тем не менее, несмотря на консервативное потребительское поведение населения, в январе-апреле сократился объем инвестиций в основной капитал на 2,3%. Так что бизнес пока не желает увеличивать свои инвестиции в экономику.
   
ЗАРПЛАТОМЕРЫ И САМОЕДЫ


   Вдогонку к прогнозам ГУ-ВШЭ последовал доклад аудиторской компании ФБК, которая посчитала «зарплатоемкость ВВП». Этот показатель они исчисляют как отношение суммарной номинальной заработной платы занятого в экономике населения к объему национального ВВП. По оценке ФБК, эта самая «зарплатоемкость» достигла в 2009 году 40% ВВП (в 2000 году было 23,6%) и превысила аналогичный показатель Евросоюза (39,3%). «Нынешние рекорды показали, что «самоедство» достигло критического уровня», — отметил директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. В числе причин, приведших к этому, он называет все тот же рост социальных расходов правительства. В ФБК говорят при этом, что подобные показатели официальные статистики не рассчитывают. Но Росстат считает структуру ВВП по источникам доходов, где отдельно выделяется оплата труда наемных работников, скрытая оплата труда и смешанные доходы. И выясняется, что совокупные расходы на оплату труда в нашей стране с 2000 года ни разу не были меньше 40% ВВП, а в 2009-м они достигли 51,8%.
   Если посмотреть за границы страны, то обнаружится, что большинство промышленно развитых стран Европы (Германия, Франция, Великобритания, Нидерланды, Швеция, Дания, Бельгия и другие, кроме Италии) имеют расходы на оплату труда в районе 50% ВВП. Выходит, «зарплатоемкость» в России соответствует уровню развитых стран.
{PAGE}
   Номинальная начисленная зарплата действительно росла в последние годы темпами, вдвое, а иногда и втрое превышающими темпы роста производительности труда. Но с какого уровня? В 2000 году в среднем она составляла 2 тыс. 223 рубля 40 копеек — меньше $100. И 18 тыс. 795 рублей, или $593 (по предварительной оценке Росстата), составила она в 2009 году. При этом более 38% работников из охваченных обследованием 30,7 млн человек получали менее 10,6 тыс. рублей (около $300) в месяц, это около 12 млн человек. На апрель 2009 года зарплата 942,2 тыс. человек была ниже минимального размера оплаты труда (МРОТ) в 4,33 тыс. рублей.
   МРОТ в России до сих пор один из самых низких в Европе. В развитых странах он, как правило, превышает 1 тыс. евро. Например, в Великобритании, по данным Евростата на апрель 2010 года, это 1,076 тыс. евро, во Франции — 1,343 тыс. евро, в Нидерландах — 1,407 тыс. евро. В большинстве стран Восточной Европы МРОТ колеблется в районе 250-400 евро, а самый низкий в Болгарии — 122 евро. МРОТ в России составляет около 110 евро.
   В нашей стране зарплатой выше 1 тысячи евро могут похвастаться очень немногие. В 2009 году таких было всего около 2,2 млн. Значит, и о снижении конкурентоспособности отечественных товаров и услуг по этой причине говорить не приходится. А зарплаты станут расти и дальше, даже если рост производительности труда будет по-прежнему отставать.
   Задача модернизации экономики также не решается за счет консервации низких зарплат. Низкий заработок не стимулирует работодателя к обновлению технологии. На одном из российских заводов по производству каучука корреспондент «Про-филя» наблюдал такую картину: на конце производственной линии стояли две женщины и вручную упаковывали каучуковые брикеты в мешки. Они и заменяют современные механизмы — на заводе признаются, что даже самая дешевая упаковочная линия китайского производства обойдется дороже этих работниц. Тот же Михаил Прохоров признает, что в России много рабочих мест с низкой оплатой труда, но он считает, что это следствие искусственного поддержания уровня занятости. Предприятиям надо дать возможность избавляться от лишних рук, и тогда резко повысится производительность и зарплата. Вопрос в том, что делать с новыми безработными.
   Оценить потенциал сокращений можно, например, по числу работников, находившихся в прошлом кризисном году в вынужденном отпуске, работавших неполный день. Таковых было, по данным мониторинга рынка труда Минздравсоцразвития, более 1,6 млн человек. И это только те, кто стоят первыми в очереди на увольнение.
   Альтернативой способу по-вышения производительнос-ти труда за счет наемных работников, по логике, должно было бы стать создание новых рабочих мест. Желательно при этом хорошо оплачиваемых, чтобы рос уровень потребления. Однако в этом бизнес почему-то не так активен.
   Согласится ли власть на то, чтобы под давлением бизнеса облегчить возможность увольнения работников, позволить ограничивать рост зарплат? Сомнительно. Правительство гордится тем, что в кризис не допустило катастрофы на рынке труда и повышало социальные выплаты. Изменить сейчас трудовое законодательство так, как хочет бизнес-сообщество, — значит перечеркнуть собственные успехи в глазах электората. Скорее всего, ни до парламентских, ни до президентских выборов такого не случится. Но ручаться за то, что такого не произойдет в дальнейшем, не стоит.
   

   «РАБОТОДАТЕЛЬ ХИТРИТ И ЭКОНОМИТ»
   Валентина ПЕТРЕНКО, председатель Комитета СФ по социальной политике и здравоохранению:
   «Необходимо очень точно просчитать, насколько быстрее в России растет доля зарплат в ВВП относительно производительности труда. Пока мы пользуемся приблизительными цифрами, а ведь от них зависит в том числе и правильное формирование бюджета. Сегодня большой части населения реально не хватает денег для покупки жилья и других значимых приобретений. То есть на первый взгляд доля оплаты труда и смешанных доходов в размере 40% от ВВП — это достаточно высокая цифра, но если ее рассмотреть более детально, окажется, что действительность не столь уж и радужна.
   Рост зарплат можно назвать большим лишь относительно. Средний заработок постоянно догоняет прожиточный минимум, растущий вместе с инфляцией. Но надо учесть, что в целом ряде отраслей зарплаты невелики, и вообще, в стра-не почти треть населения живет на грани прожиточного минимума. Ведь зарплаты в нашей стране сейчас формируются, исходя не из, скажем, профессионализма работников, а по другим соображениям. Взять ту же угольную промышленность: зарплаты шахтеров невелики, в модернизацию не вкладываются, а все средства уходят на дивиденды владельцам.
   Трудовой кодекс действительно нуждается в ряде изменений, я бы сказала, что его надо менять на треть, и пакет изменений готовится. Но это не означает, что можно так легко взять и начать увольнять людей, а также замораживать зарплаты. Нарушать нормы Конституции непозволительно. Более того, у нас, в отличие от Запада, никто не оплачивает работникам сверхурочный труд, стараются экономить на питании работающих в ночную смену, медобслуживании, спецодежде. То есть российский работодатель хитрит и экономит. Другое дело, что надо повышать ответственность работника за прогулы, пьянство на рабочем месте, за выпуск некачественных товаров».

   {PAGE}

   «ШАНСЫ У ИДЕИ РСПП СОМНИТЕЛЬНЫ»
   Александр ПОЧИНОК, сенатор, в 2000-2004 годах — министр труда и социального развития:
   «Рост доли зарплат, более быстрый, чем производительность труда, означает увеличение се-бестоимости наших товаров и, соответственно, снижение их конкурентоспособности. Правда, с началом кризиса зарплаты стали расти существенно медленнее, и ситуация потихоньку начала выправляться. В перспективе, конечно, зарплаты все равно продолжат расти, коль скоро мы хотим стать нормальной европейской страной. И надо быть готовыми к тому, что наши конкурентные преимущества могут исчезнуть. РСПП преследует свои цели, предлагая заморозить зарплаты и увольнять работников направо и налево. С точки зрения бизнеса, действительно, возможность быстро обанкротить предприятие может привести к благим последствиям, как это было, скажем, с General Motors в США. Но у нас банкротство означает невыплаты зарплат, массовую безработицу Именно поэтому в Трудовом кодексе мы старались соблюсти интересы и работодателей, и работников. Зарплаты стартовали с очень низкого уровня, поэтому у нас так высок относительный уровень их роста. А производительность труда действительно низка. Кроме того, на многих предприятиях избыток рабочей силы. Но в течение следующих семи-восьми лет из-за демографического провала ежегодно мы будем терять по 500-700 тыс. работников, уходящих на пенсию.
   Предложение РСПП — шаг в конкурентной борьбе. Но с нашими предпринимателями надо быть очень осторожным, дай им палец — они откусят руку. Действительно, чтобы сделать производство более эффективным и рентабельным, надо сокращать число персонала. Но у профсоюзов свои возражения — например, о необходимости сохранения рабочих мест для обеспечения уровня жизни населения. Что же касается воплощения предложений РСПП в жизнь, то это сомнительно. По крайней мере, у меня рука не поднимется голосовать за такие инициативы».

   

   СПРАВКА
   По данным Росстата, в феврале-апреле 2010 года доходы населения превышали расходы. При этом постоянно росли объемы банковских вкладов. Оборот розничной торговли в итоге вырос в январе-апреле всего на 2%. Объем инвестиций в основной капитал в январе-апреле сократился на 2,3%.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK