Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Непротивление-2011"

У российской милиции появилась новая тактика: хватать оппозиционеров, даже если они не делают ничего противозаконного.   Милиция не виновата. Такое могли придумать только в верховных кабинетах, и я даже догадываюсь в каком. Писатели — они ведь народ изобретательный, а вдобавок самолюбивый. Прав был Ходасевич, писавший в одном из писем к Берберовой: «Все люди лучше, чем литераторы». Тактика очень проста: существует список, который уже успели прозвать бирюковским — в честь Виктора Бирюкова, пресс-секретаря московской милиции. В этот список входят люди, которых предполагается арестовывать после разрешенных акций и даже если они не делают ничего противозаконного. О том, как это бывает, рассказал адвокат Владимира Тора. Матвей Цзен: для нас здесь непринципиально, что Тора считают националистом. В этом смысле националисты и либералы равны перед законом: власть одинаково боится и не-навидит любых людей с убеждениями. У нас всегда обсуждают разобщенность, недоговороспособность российской оппозиции — что ж, власть решила тут помочь своим оппонентам, как в 70-е, когда в одной лодке оказались временно даже Солженицын и Сахаров. Квачков и Ходорковский уже общались вполне дружески, подружились, говорят, и Немцов с Тором.
   Однако проблема остается: технологию-то они придумали — винтить, как это называлось в семидесятнических субкультурах, любого активного оппозиционера под предлогом сопротивления милиции и по ложным показаниям специально нанятой милиции. Самих милиционеров, непосредственно задерживавших Немцова, Лимонова или Тора (Лимонову в этом смысле особенно повезло — он и до Триумфальной не дошел), никто ни о чем не спрашивает. Спрашивают нанятых, а у нанятых всегда три претензии: 1) призывал к свержению действующего президента, 2) выражался нецензурно, 3) хватал за форменную одежду. Видеосъемки задержаний к делу демонстративно не приобщаются. Видеозаписи никого не интересуют. Показания других свидетелей отметаются на том основании, что они все друзья. И теперь любой, кто вышел на ту или иную площадь (а площади у нас поделены — Триумфальная за оппозицией, Пушкинская за интеллигенцией, Манежная за националистами), может быть взят без каких бы то ни было оснований и объяснений. Как Тор, 10 января вышедший на свободу и 11-го снова закатанный под арест. Обжалования бесполезны. Я не преувеличиваю, конечно, опасность и травматичность административного ареста — 15 суток не сравнятся со сроком Ходорковского. Но сидеть по 15 суток с двух-трехдневным перерывом — не самая приятная перспектива. А потому требуется срочный ответ на эти бессудные аресты; и, кажется, я этот ответ знаю.
   Говорю вполне серьезно: лидеры оппозиции должны выходить на митинги в таком виде, который бы заведомо исключал возможность «сопротивления органам» и, стало быть, ареста на 15 суток. Люди из бирюковского списка должны выходить на акции со связанными руками и, если можно, с заклеенными ртами, чтобы застраховаться от обвинений в «призывах к насильственному свержению». Это несложно технически — рядом с каждым титулованным оппозиционером вроде того же Тора всегда можно поставить охранника или помощника. Согласитесь, связанный представитель оппозиции не может хватать милиционера за форменную одежду. Если митинг согласован — такого бойца решительно не за что арестовывать, особенно если во рту у него демонстративный кляп. Скажете, кому-то стыдно появляться с кляпом? Но известный оппозиционер Максим Громов, герой НБП, однажды зашил себе рот в знак несвободы слова в Чебоксарах и в таком виде вышел на демонстрацию. Здесь же речь идет о куда меньших жертвах. Кроме того, и прессе понравится. Помните классический анекдот Назыма Хикмета о конгрессе отоларингологов? Третье место получает хирург, удаливший пациенту гланды в условиях полярной ночи, второе — удаливший гланды вслепую, а первым оказывается герой, удаливший гланды турецкому журналисту. Рот ему открывать нельзя, а потому операция сделана через задний проход. Честно скажу: на это власть тоже наверняка как-то ответит. Но пока она будет думать — у нас есть месяца три. Потому что над этим своим изящным решением — брать любого, кто просто вышел на согласованный митинг, — она думала год; и, если честно, придумала неостроумно.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK