Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Нерациональное зерно"

Европейские производители зерна отвесили хлесткую оплеуху всем мировым сельхозпроизводителям, установив фантастические субсидии для своих трейдеров. США ответили на это гневным меморандумом. В России же звучат призывы в ответ ограничить импорт… европейского мяса.Зерно—деньги—зерно
   С 2001 года Россия уверенно держится в первой пятерке мировых экспортеров зерна, уступая лишь традиционным авторитетам в этом бизнесе — США, Австралии, Канаде и Евросоюзу. В рекордном по вывозу 2002 сельскохозяйственном году РФ от экспорта зерна получила $1,7 млрд.

   Нынешний год складывался настолько удачно, что Россия шла на новый рекорд: зерна, по расчетам, должны собрать больше, чем в прошлом году, — 79,5 млн. тонн против 78,2 млн. Кроме того, осталось немало так называемых переходящих запасов — почти 11 млн. тонн (6,78 млн. тонн — годом ранее). Особенно много накопилось пшеницы, потому как в этом году посеяли ее больше, чем в прошлом. И на сегодня собрали уже 48 млн. тонн, что на 3,1 млн. тонн превышает прошлогодний показатель за аналогичный период.

   Сметливые отечественные экспортеры с энтузиазмом взялись за дело. По данным Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), с начала сезона из России было экспортировано 5 млн. тонн зерна, из них 4,2 млн. тонн пшеницы. Предыдущий рекорд был установлен в сезоне 2002—2003, когда за тот же период было вывезено 3,9 млн. тонн. На текущий момент выручка от экспорта зерна в 2005 году уже составила $1,3 млрд. То есть итоговая сумма может превысить показатель рекордного года ($1,7 млрд.). Правда, отечественные экспортеры при этом сетуют на ЕС: мол, он начал в нынешнем году наступать на традиционные для сельхозпроизводителей РФ рынки сбыта — Средиземноморье и Ближний Восток. Наши экспортеры главную беду видят в том, что страны ЕС, дескать, «тратят колоссальные деньги на субсидирование своей сельхозпродукции». В этом, кажется, легко усмотреть сугубо лоббистский подтекст: тема сельхозсубсидий — едва ли не самая острая в дискуссиях России и ЕС в рамках переговоров по вступлению РФ в ВТО. Помимо этого в самой России предостаточно желающих «порулить» финансовыми потоками, предназначенными для сельскохозяйственных субсидий.

С расчетом на матпомощь
   Производители зерна в Европе получают от своих государств по 63 евро за каждую выращенную ими тонну. Более того, субсидии там платят даже экспортерам сельхозтоваров. В феврале европейские трейдеры зерна получали от своего правительства 2 евро за каждую вывезенную тонну. К июню субсидия выросла до 8 евро. В начале этого сельхозгода, в июле, субсидии стартовали сразу с 4 евро за тонну, а к октябрю подскочили до 9 евро. После чего европейские экспортеры стали просить повысить им «матпомощь» до 12 евро за тонну. В принципе, и такой исход вполне возможен: в соответствии с принятой практикой решает данный вопрос Комиссия европейских сообществ, которая имеет возможность пересматривать эту сумму практически еженедельно.

   По мнению эксперта по зерну ИКАР Игоря Павенского, ЕС тоже пожинает плоды урожайного года. «У них переходящие запасы пшеницы на конец сезона 2003—2004 составляли 10,6 млн. тонн. А к июню 2005 года они затоварились до 26 млн. тонн. По этой причине европейцы и начали вести более агрессивную политику на рынке. В прошлом году они просубсидировали 4,2 млн. тонн, то есть 33% от всего экспорта пшеницы. А в этом году только с июля по начало октября ЕС уже просубсидировал 2,8 млн. тонн. К тому же реализуются запасы интервенционного фонда», — рассказал эксперт «Профилю».

Свобода против субсидий
   Дать европейцам достойный ответ России не по силам. Стоит напомнить, что возможность применять меры для поддержки своих фермеров, в том числе и экспортные субсидии, каждая страна выторговывает для себя сама при вступлении в ВТО. Многие считают, что у стран—старожилов «глобального клуба» гораздо больше полномочий, чем у новичков. Те же США, Япония и государства ЕС имеют столь широкие возможности по субсидированию своих экспортеров, что даже не выбирают свои лимиты. Так, в 2005 году ЕС сам себе разрешил просубсидировать экспорт лишь 13 млн. тонн зерна, хотя мог и все 15 млн. тонн проплатить. А, к примеру, примкнувшие к ВТО позже Индия и Бразилия таких возможностей не имеют. Не говоря уже о России, которая пока в этот клуб ворваться-то не может. Правда, справедливости ради стоит отметить, что изначально «стартовая» переговорная позиция России, настаивавшей вообще аж на $17 млрд. субсидий в год, была нацелена, скорее, на размен в ходе каких-либо сложных торгов. «Выбрать» такую цифру российский бюджет просто не в состоянии. Реально субсидировать сельское хозяйство можно в размере около $1 млрд., но сейчас и этих сумм отрасль не получает.

   На почве экспортных субсидий между США и ЕС пробежала черная кошка. Американцы начали бороться с теми видами помощи сельхозпроизводителям, которые искажают рынок и мешают странам—членам ВТО честно конкурировать. В Штатах раскошеливаются на поддержку фермеров заметно меньше, чем в Европе. За 2002—2004 годы доля общей поддержки сельхозпроизводителей при производстве зерна в Австралии составляет 4%, в Канаде — 17%, в США — 31%, а в ЕС — 44%. К тому же в структуре распределения «матпомощи» сельскому хозяйству у американцев, в отличие от ЕС, преобладают траты на поддержание внутреннего спроса. Экспортные же субсидии в США запрещены вовсе. И потому американцы давно хотят добиться соответствующих шагов и от ЕС.

   Вопрос о реформировании глобальной сельскохозяйственной торговли остро встал в 2001 году, во время очередного раунда переговоров стран—членов ВТО в Дохе. Всемирный банк подсчитал, что если несправедливые торговые барьеры снять, то уровень глобального мирового благосостояния к 2015 году вырастет на $290 млрд. в год. Речь идет о том, чтобы лет через 15—20 вообще ликвидировать все субсидии и таможенные сборы на базовые продукты сельского хозяйства.

   Однако недаром Доха-раунд назвали саммитом тысячелетия. Окончиться он не может до сих пор. Развитые страны — особенно Франция с Германией — не хотят отказываться от экспортных субсидий. А, скажем, Бразилия и Индия без этого пункта ничего обсуждать не хотят. И к началу 2006 года раунд может быть закрыт, как провалившийся.

   В начале октября члены ВТО встретились снова. Тут-то американцы и выдали свой меморандум, где помимо прочих резких мер по сокращению поддержки сельского хозяйства есть предложение до 2010 года ликвидировать все экспортные субсидии. На сей раз США пообещали урезать материальную поддержку своих сельхозпроизводителей на 60%, но только после того, как ЕС урежет свои сельхозсубсидии на 80%, так как европейская господдержка выливается в большие суммы, чем американская. В офисе Еврокомиссии в Брюсселе «Профилю» сообщили, что на недавних переговорах в Гонконге европейская сторона тоже «предложила отменить экспортные субсидии, но не называла конкретной даты». Причем при условии, если «и другие страны пойдут на уступки».

   Нет единства и внутри самого ЕС. Так, комиссар по вопросам торговли Питер Мандельсон, по сути, выступает на стороне «фритрейдеров» из ВТО, уговаривая прежде всего французов снизить сельскохозяйственные субсидии. Париж, отвергая американские требования по цифрам, готов теоретически говорить о снижении процентов на 50. И то не всех субсидий, а лишь самых высоких. При этом французы почем зря клянут «коллегу» Мандельсона.

   В общем, торг продолжается. Ситуация осложнилась настолько, что глава ВТО Паскаль Лами на прошлой неделе пригрозил отменить намеченную на декабрь шестую министерскую встречу в Гонконге, если представители Евросоюза не согласятся снизить размер субсидий сельскому хозяйству.

Просьба не заикаться
   Чем бы ни закончилось противостояние гигантов, российские производители, повторим, таких подачек не имеют. А раз так, то в результате недавних европейских инициатив российская пшеница уже не сможет конкурировать с немецкой или французской. «Еще в 2002 году мы просили у ВТО разрешить нам в виде субсидий раздавать $726 млн. экспортерам продукции сельского хозяйства. Но ВТО поставило России жесткое условие: хочешь быть членом «глобального клуба» — об экспортных субсидиях даже не заикайся», — пожаловался «Профилю» президент Зернового союза России Аркадий Злочевский. Правда, по информации из других источников, Евросоюз, строго говоря, не настаивал совсем уж на нулевом варианте.

   По данным Международной зерновой компании, в среднем стоимость российского зерна на мировых рынках с учетом доставки на сегодня составляет $140—142 за тонну. Европейцы же сбывают свой продукт по $138—139. Если им увеличат субсидии, разрыв увеличится еще на $3—4. «А что мы можем сделать? Придется снижать цену», — сообщил директор по маркетингу Международной зерновой компании Николай Демьянов. По его прогнозам, после того, как снизится цена экспортного спроса, упадут и цены внутри страны. «Сейчас в Краснодаре тонна пшеницы стоит 2400—2500 рублей. Если снижать экспортные цены, то внутри страны тонна пшеницы будет стоить 2100 рублей. А ее себестоимость — 2000 рублей. Получается, нет смысла ее производить. То есть, поддерживая своих производителей зерна, ЕС фактически залезает в карман наших крестьян», — подсчитал Демьянов.

   Складывается парадоксальная на первый взгляд ситуация: пшеница из России на мировом рынке дороже, скажем, немецкой или французской, при том что у нас значительно дешевле горюче-смазочные материалы и рабочая сила. Кроме того, нашим сельхозпроизводителям субсидируют проценты по привлеченным кредитам и дают возможность закупать технику по лизинговой госпрограмме.

   Между тем по сравнению с объемами поддержки европейских производителей льготы нашим компаниям выглядят куда как скромнее (см. таблицу). Добавляет проблем и неразвитость портового хозяйства: так называемые «панамаксы», способные перевозить в Средиземноморье 100—150 тыс. тонн зерна, принимает лишь порт в Новороссийске. Экспортеры рассказывают, что дожидаться своей очереди на погрузку им иногда приходится дольше недели, а процедура перевалки на судно занимает 6 дней (для сравнения: во французском Руане — один-два дня). Ставка фрахта «панамакса» составляет минимум $30 тыс. в день, и, по словам Николая Демьянова, из-за длительной загрузки каждая тонна пшеницы дорожает на $3,6. Примечательно, что, не будь этой дополнительной траты, сейчас российская пшеница была бы в Африке дешевле европейской. Однако если замысел ЕС повысить субсидии экспортерам с 9 до 12 евро станет реальностью, то никакая модернизация портов не поможет российским сельхозпроизводителям: без прямых субсидий нашим производителям или экспортерам не угнаться за «демпингующей» Европой.

   В Еврокомиссии затруднились дать прямой ответ на вопрос, согласны ли в ЕС с тем, что экспортные субсидии порождают нечестную конкуренцию, заявив лишь: «Экспортные субсидии нужны лишь для того, чтобы позволить внутренним производителям зерна экспортировать свою продукцию в том количестве, которое не востребовано на европейском рынке». А необходимость увеличения субсидий до 12 евро в Еврокомиссии объяснили тем, что, мол, «цены на мировом рынке пошли вниз, и у нас появилось больше проблем с продажей зерна вне ЕС».

Переговоры или месть?
   Впрочем, постоять за свой карман — дело святое. Аркадий Злочевский уверен, что наше правительство должно возобновить переговоры с ЕС. «Сам этот факт будет положительно влиять на Еврокомиссию. Надо ставить вопрос об отмене экспортных субсидий. Почему нам запрещают, а им разрешают?» — задается риторическим вопросом Злочевский.

   Разъяснение дал глава московского представительства Зернового совета США Александр Холопов. Он считает, что Россия сама виновата, что оказалась в такой ситуации. «В жизни мало справедливости. Надо было России думать раньше и вступать в ВТО, тогда она могла бы предлагать свои условия другим странам», — сказал он «Профилю». Холопов уверен, что рано или поздно экспортные субсидии отомрут везде. Вряд ли это произойдет в скором времени, однако, похоже, те же американцы все же продавят снижение субсидий в рамках ВТО.

   Заведующая лабораторией аграрной политики Института экономики переходного периода Евгения Серова выступает за кардинальные меры в отношении ЕС: «В этой ситуации мы могли бы ввести, скажем, ограничительные меры на ввоз европейского мяса. Оно у них там сильно субсидируется, наличествует явный демпинг на нашем рынке. Тогда конфликт по поводу зерна Россия—ЕС переходит в конфликт ЕС—ЕС, так как экспортеры мяса на наш рынок начнут оппонировать экспортерам зерна. А первых больше».

   На сегодня глава Минсельхоза Алексей Гордеев уже предложил премьеру возобновить переговоры с Еврокомиссией. Опыт прошлых лет свидетельствует: уговорить такие страны, как Германия и Франция, где сельское хозяйство даже не отрасль, а образ жизни, практически невозможно. Разве что предложить что-то в обмен. Вот только что?

   Нынешняя обстановка на переговорах в рамках ВТО и по линии ЕС—США, как представляется, вообще не способствует тому, чтобы вообще кто-либо (в том числе не входящая в ВТО Россия) поднимал вопрос о повышении экспортных и любых других сельскохозяйственных субсидий. Даже «упертые» Франция и Германия играют от обороны — им бы отстоять свои квоты и минимизировать потери от снижения. Так что шансы Москвы сегодня «сыграть на повышение» минимальные, если не нулевые.

   Алексей Гордеев пока больше рассчитывает на госсредства в виде закупочных интервенций. Недавно министр сообщил, что его «очень тревожит ситуация с зерном», поскольку «озимый клин (то есть зерновые культуры, которые сажают осенью. — «Профиль») будет примерно на 30% меньше, чем в предыдущем году». И припомнил, что в истории российского сельского хозяйства раз в 7 лет бывают неурожаи. В связи с чем «надо делать сейчас массированные закупки зерна в резерв государства».


 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK