Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Несколько лишних евро"

Евросоюз собирается обзавестись собственными авианосцами. Решение об их строительстве продиктовано бизнес-интересами европейской военной промышленности. Такой «бизнес» может запросто довести ЕС до серьезного конфликта с Россией. Европейский союз уже добрый десяток лет носится с идеей создания собственной армии, которая будет использоваться в его «зоне стратегических интересов». Однако до недавнего времени все разговоры на данную тему были не слишком серьезными. Только Соединенные Штаты после каждого очередного «эпохального» решения, принятого ЕС в этой области, считали нужным напомнить своим партнерам об «атлантическом единстве». Ведущим военно-политическим блоком оставался НАТО.

И вот в феврале текущего года Великобритания и Франция приняли решение о совместном строительстве трех авианосцев. А французский министр обороны Мишель Альо-Мари заявил, что эти корабли будут переданы в распоряжение командования силами быстрого реагирования ЕС.

Нельзя, конечно, сказать, что появление авианосцев полностью решит проблемы вооруженных сил Евросоюза и тем более позволит ЕС сравняться с США по военной мощи. Однако очевидно: европейские силы быстрого реагирования станут уже не столь «виртуальными». И, это особенно важно, обзаведутся стратегическим оружием, которое по меньшей мере позволит Европейскому союзу претендовать на проведение самостоятельной (и наступательной) внешней политики.

Самое любопытное в том, что европейцы пока ни о чем таком не говорят. Решение о строительстве «евроавианосцев» продиктовано простым стремлением сохранить на плаву британскую и французскую военную промышленность, да так, чтобы не обидеть при этом профсоюзы.

Третий — бесплатно

В 1999 году правительство Великобритании объявило конкурс на строительство двух новых авианосцев. Основными претендентами на получение заказа стали британская корпорация BAe Systems и французская Thales Group (в то время она называлась Thomson-CSF). Впрочем, обе компании давно перешагнули национальные рамки, вместе с EADS войдя в тройку ведущих европейских оборонно-промышленных гигантов.

Когда в январе 2003 года Лондон наконец подвел итоги конкурса, его результаты оказались потрясением для британской промышленности. Проект выиграл Thales.

Но, несмотря на победу, французы не получили статуса генподрядчика. Британское промышленное лобби и профсоюзы (программа создавала или сохраняла 12 тыс. рабочих мест) оказали сильнейшее давление на правительство, заставив его отдать главную роль BAe Systems. Однако авианосцы решили строить на базе проекта Thales Group. За ней закреплен статус ключевого поставщика, которому может достаться до трети общей стоимости заказа.

Как часто бывает, настоящие проблемы начались после завершения конкурса. В 1997 году предполагалось, что один авианосец обойдется в 740 млн. фунтов стерлингов. К 2001-му стоимость строительства двух кораблей оценивалась в 2,3-2,9 млрд. фунтов стерлингов. В принципе, правительство было согласно на 3 млрд. Но в середине 2003 года победившая BAe Systems огласила свои запросы — 3,8 млрд. фунтов стерлингов ($6,2 млрд.). Таких денег в бюджете Соединенного Королевства не было.

Оба конкурента, по-видимому, прогнозировали подобное развитие ситуации. Поэтому параллельно британскому конкурсу шел интенсивный процесс адаптации нового проекта к требованиям французских ВМС, которые были хорошо понятны Thales Group (правительство Франции контролирует 35% акций этой корпорации). В 2001 году к обсуждению темы присоединились политики и военные двух стран, но, как признавал министр по вопросам военных закупок Великобритании Лорд Бах, мотором переговоров был бизнес.

Дело в том, что Париж остро нуждается в авианосце, который составит пару атомному «Шарлю де Голлю» (Charles de Gaulle), вступившему в строй в 2000 году. Однако вплоть до недавнего времени считалось, что второй корабль будет однотипным с «де Голлем» и, следовательно, атомным.

Серийное строительство атомных авианосцев в мире ведут только США. Для остальных государств они слишком дороги: «Шарль де Голль» построили за 3,3 млрд. евро, американский авианосец нового поколения CVN21 обойдется налогоплательщику в $10,8 млрд. Проблема не только в стоимости. Атомным кораблям нет допуска во многие мировые порты; их проход по каналам, например Суэцкому, связан с серьезными сложностями. Поэтому англичане хотели построить корабли с обычными (дизельными или газотурбинными) двигательными установками.

Промышленность предложила решение этой задачи: разработка единого проекта и постройка по нему совместными усилиями трех кораблей обойдется в такую же сумму, что создание двух чисто английских авианосцев. С предложениями Thales Group и BAe Systems после недолгого торга согласился и Париж, и Лондон.

Историческое, по сути, решение было техническим по форме. 13 февраля президент Франции Жак Ширак заявил: второй авианосец французских ВМС будет оснащен обычной, а не ядерной силовой установкой. В Лондоне на это ответили, что «Париж внес вклад в укрепление как обороноспособности Европы, так и во франко-британское военное сотрудничество».

И для Франции, и для Великобритании новые корабли станут крупнейшими за всю историю военного судостроения. Лондон намерен приобрести два корабля, которые, кстати, уже получили одобренные королевой имена: HMS (Her Majesty’s Service — «на службе ее величества», аббревиатура, предваряющая название всех боевых единиц британского флота) Queen Elizabeth и HMS Prince of Wales. Queen Elizabeth должен войти в строй в 2012 году, Prince of Wales — в 2015-м. Реальные сроки, скорее всего, будут несколько более поздними.

Двадцать лет спустя

Впрочем, у решения по авианосцам есть еще один аспект: Великобритания и Франция не хотят повторять собственную ошибку двадцатилетней давности, когда разногласия между Лондоном и Парижем по вопросу авианосных истребителей привели к тому, что был упущен исторический шанс на объединение военно-авиационной отрасли Европы. В начале 1980-х военные и промышленники Старого Света решили создать единый боевой самолет нового поколения, однако в 1985 году пути Франции и немецко-британо-итало-испанского консорциума разошлись. Парижу уже в то время нужен был единый истребитель сухопутного и авианосного базирования, остальные участники программы не захотели учитывать специфические требования морских летчиков.

Так появились истребители «Рафаль» и «Тайфун», более известный как «Еврофайтер». Самолеты одного класса, внешне похожи и отчаянно конкурируют на мировом рынке. Суммарно на их разработку израсходовано больше средств, чем американцы выделяют на свой F-35. Но если в США создают полноценный истребитель пятого поколения, то у европейцев получились два самолета поколения 4+, не имеющие преимуществ перед новейшими версиями Су-30, F-16 и F/A-18.

Результат: прогнозируемый сбыт F-35 составляет как минимум 4 тыс. самолетов, а «Рафаль» (Rafale) и «Тайфун» (Typhoon) вместе могут рассчитывать не более чем на полторы тысячи заказов. Впрочем, их еще предстоит найти. Пока, если не считать Австрию, европейские истребители намерены закупать лишь участники консорциумов по их созданию.

В сущности, разделившись в середине 1980-х, европейцы лишили себя серьезных перспектив в военно-промышленном соревновании с Америкой. Затевая столь крупный проект, как строительство авианосцев, они пытаются если не исправить ту ошибку, то хотя бы сохранить за своей оборонной промышленностью статус глобального игрока.

Законы сцены

Как известно, если в первом акте пьесы на стене висит ружье, в пятом оно должно выстрелить. Политика — та же драматургия, а оружие после его создания перестает быть предметом бизнеса, становясь фактором политики. Когда авианосцы появятся, их надо будет куда-нибудь деть. Хотя бы для того, чтобы оправдать миллиардные расходы на строительство.

Европейским авианосцам далеко до американских. К тому же, по большому счету, нечего пока Евросоюзу делить с Америкой. Зато есть что делить с Россией.

Список тут довольно большой, начиная с цен на энергоносители и заканчивая Чечней. Вопросы все болезненные и для обеих сторон весьма важные. Между тем российскому руководству, похоже, пока и в голову не приходит, что разногласия с ЕС могут выйти за пределы экономической и дипломатической сфер.

Велик риск, что когда российское руководство наконец определится со всевозможными «преемниками», «замочит» олигархов, посчитает, сколько денег бесследно исчезло за время не то «реформы», не то «модернизации» Вооруженных сил, и сопоставит полученную сумму с количеством конструкторских бюро, каждое из которых разрабатывает свой особый самолет, танк или подводную лодку, в непосредственной близости от наших западных границ появится новая сила. Которой страх как не терпится провести «маленькую миротворческую операцию» где-нибудь в Абхазии, а то и в Чечне. Под лозунгом «Европа от Атлантики до Урала». Кстати, лозунг этот придумал некий Шарль де Голль. Тот самый, в честь которого назван один французский корабль.

СЕРГЕЙ СОКУТ, НИКОЛАЙ СИЛАЕВ. В подготовке материала принимал участие Антон Белых.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK