Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НЕСНОСНЫЕ ПОСЕЛКИ"

Смысл кампании по сносу «самостроя», затеянной столичными чиновниками, остается не ясным. В многих случаях юридические позиции у московских властей весьма шаткие.    В войне против «самостроя», которую в последние недели вели московские власти, наступило затишье. Впрочем, тишина эта обманчива — слишком далеко зашли столичные чиновники, чтобы теперь можно было без ущерба для репутации отыграть назад. Покрушив десятки домов в поселке «Речник», они стали грозить тем же обитателям соседнего «Острова фантазий» и владельцам коттеджей и яхт-клуба на Карамышевской набережной. А потом замахнулись и на идиллический островок — поселок «Сокол». Между тем смысл всей этой кампании по-прежнему до конца не ясен…
   
«СОКОЛИНАЯ» ОХОТА 
 Поселок «Сокол» — место действительно привлекательное. Хоть и расположен он в двух шагах от развилки Ленинградки и Волоколамки, но от шума его защищает ряд высотных многоквартирных зданий сталинской постройки. Домики с палисадничками, коттеджи в два-три этажа с газонами — поди плохо! Повезло ведь кому-то. Удивительно, что жителей не беспокоили до сих пор.
   Поселок юридически существует с 1923 года. Под него была отведена территория площадью 20 га недалеко от Ходынского аэродрома. Тогда считалось, что это глушь беспросветная, далеко за городом, границы которого не доходили даже до ипподрома. Поселянами стали представители творческой интеллигенции, которым разрешили строить дома. Строительство дома стоило более 650 золотых червонцев. Кроме художников, скульпторов и архитекторов, строиться тут могли и госучреждения — несколько старых домов, принадлежавших наркоматам по финансам и сельскому хозяйств, стоят до сих пор. В них жили ответственные сотрудники почтенных ведомств. В 1938 году поселок дал название всему району и станции метро.
   В правовом отношении здесь все несколько иначе, чем в «Речнике»: у жителей «Сокола» также нет права собственности на землю, но есть право собственности на недвижимость, которая на ней стоит. При поглощении поселка Москвой власти столицы выдали всем его жителям однотипные документы на жилые строения. Поселок был распланирован как городок с отдельно стоящими жилыми домами, и приусадебных участков или земельных наделов не предполагалось изначально. Поэтому и документов на право пользования землей не выдавалось. В 1979 году поселок был взят под государственную охрану и получил статус памятника архитектуры местного значения — в планировке поселка принимали участие известнейшие архитекторы — Н.В. Марковников, В.А. Веснин, И.И. Кондаков и А.В. Щусев. Улицы тут носят имена знаменитых русских художников. Правда, сыскать в поселке художников представителей творческих профессий теперь трудновато, в 1990-е годы многие дома выкупили состоятельные люди. На месте исторической «ветоши» они возвели кое-что покруче.
   
БЛИЗОК ЛОКОТЬ  
Такова предыстория. На каком основании московские власти предъявляют претензии сейчас? До недавнего времени, рассказал «Профилю» председатель Территориального общественного самоуправления (ТОС) поселка «Сокол» Владимир Стоцкий, споры шли лишь о нежилых строениях — их в поселке шесть, общей площадью более 2,3 тыс. кв. м. Возводились они еще в советское время, и это никакой не самострой — было решение государственных инстанций. А после того как поселок попал в черту города, они стали собственностью Москвы. В данный момент префект Северного административного округа Олег Митволь обвиняет ТОС в незаконной сдаче этих помещений в аренду и требует от исполняющего обязанности прокурора САО Москвы Константина Кремнева провести соответствующую проверку. Олег Митволь, впрочем, не первый, кто покусился на нежилые квадратные метры в «Соколе». Как говорит Владимир Стоцкий, власти различных уровней «испокон века» вчиняют иски, требуя от ТОСа освободить эти самые помещения и передать их городским властям для последующей эксплуатации. Но до сих пор они наталкивались на несокрушимое препятствие. Дело в том, что в 1991 году нежилые помещения были переданы Моссоветом ТОСу именно для коммерческой эксплуатации — «в целях содержания и ремонта дорог и жилищно-коммунального хозяйства поселка». Неудивительно, что ТОС до сих пор выигрывало суды. Недавно стало известно, что Арбитражный суд Москвы назначил на 29 марта рассмотрение по существу иска Департамента имущества Москвы (ДИМ) к ТОСу поселка «Сокол» о выселении ответчика из нежилых помещений.
   Однако шум вокруг «Сокола» поднялся вовсе не в связи в нежилыми помещениями. Московские власти замахнулись теперь на жилые дома. Не далее как 3 февраля Олег Митволь сообщил, что в поселке «Сокол» следует снести 30 строений, поскольку они занимают площадь более положенной. Префект обратился в прокуратуру с просьбой провести проверку также и на предмет законности строительства «новодела»: «Мы просим прокуратуру дать правовую оценку увеличения площади застройки природного комплекса «Поселок «Сокол» и изменения его исторического облика». «По документам, это малогабаритные квартиры», — сообщил префект. В то время как стоимость апартаментов здесь достигает $7-10 млн. Поспорить с этим трудно — «новодел» виден невооруженным глазом. Но доказать свою правоту московским властям будет непросто. Как утверждает Владимир Стоцкий, фактически кирпичные дома на месте хибар появились с ведома города — на каждую переделку есть соответствующая бумага. «Идиотов тут нет, — говорит один из обитателей «Сокола», — никто не стал бы вкладывать миллионы долларов в покупку ветхих зданий и их реконструкцию без надлежащих документов». Разрешение на реконструкцию выдавалось индивидуально и содержало свыше 50 различных подписей от всевозможных инстанций. В их числе — обязательные визы префекта САО Петра Бирюкова, предшественника Олега Митволя. «Здесь настоящие, законные, солидные дома с историей, с охранной грамотой от государства; это архитектурный памятник, а не какие-то огородики», — утверждает один из владельцев. Понятно, что отстаивать свою собственность они будут жестко. Обитатели поселка говорят, что никто из них вызовов в суд пока не получал, не говоря уже о готовых решениях. В пресс-службе Управления федеральной службы судебных приставов по Москве «Профилю» подтвердили, что никаких судебных решений по поселку «Сокол» у них нет.
   В связи с этим возникает следующая версия. Наезд Митволя на владельцев жилых домов в «Соколе» не более чем тактический ход в борьбе за нежилые помещения в поселке, средство заставить ТОС быть посговорчивее. А сама «соколиная» история не имеет прямого отношения к делу «Речника».
   {PAGE}
BON APPETIT  
Однако смысл событий вокруг «Речника» не становится от этого понятнее. Такое впечатление, что московские начальники не остановятся на достигнутом. Но что их заставляет идти напролом, совершая очевидные проколы, понять пока никому не удалось. Позиция федеральных властей также пока не прояснилась. Как известно, президент России Дмитрий Медведев поручил Генпрокуратуре, по словам его пресс-секретаря Натальи Тимаковой, «проверить обоснованность ранее принятых решений о сносе строений, а также обратил внимание на недопустимость превращения решения подобных вопросов в некую кампанию». Но какими будут результаты проверки и к каким последствиям они приведут, предсказать сегодня не возьмется никто.
   Между тем на заседании коллегии Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве мэр столицы Юрий Лужков заявил, что запланирован снос еще 805 (!) незаконных строений. «Есть законные исчерпывающие судебные решения, которые должны неукоснительно исполняться. Если этого нет, мы порождаем хаос и консолидацию сил, которые не уважают закон и хотят получить определенные дивиденды, в том числе во властных структурах. Нельзя играть с решением суда», — воспитывал приставов градоначальник.
   Если «исчерпывающие судебные решения» есть, то это хорошо. Но ведь Управление федеральной службы судебных приставов по Москве вынуждено было признать, что судебного решения о сносе трехэтажного дома Ангелины Абрамовой в поселке «Речник» они не получали. Тут налицо приметы не то что кампанейщины, а самого настоящего произвола.
   Кроме того, действия столичных властей по-прежнему не выстраиваются в логическую цепочку. В правовом отношении ситуация в «Речнике», «Острове фантазий», на Карамышевской набережной и в «Соколе» очень разная. Более или менее понятен случай с Карамышевской набережной, где все 18 коттеджей и яхт-клуб «Вираж» признаны самостроем на муниципальной земле. В пресс-службе УФСП по Москве «Профилю» подтвердили, что уже «получены вполне конкретные судебные решения в связи с тем, что разрешений на строительство этих объектов не выдавалось, но раскрывать номера и даты судебных решений мы не имеем права». Так что снос начнется по намеченному графику, 16 февраля будет выбран подрядчик.
   «Речниковцы» практически владеют землей. И, как справедливо заметил глава Росприроднадзора Владимир Кириллов, «снос построек не означает, что земля у них отобрана, она находится в бессрочном пользовании». Так о каких парках и детских спортивных комплексах на этом месте может идти речь? У «островитян», напротив, оформлена собственность на жилье. А «художники» владеют еще и нежилыми помещениями. Чего добиваются от них?
   Доказывая чистоту своих помыслов, Юрий Лужков приводит в пример снос 15 тыс. гаражей в поселке Некрасовка, на месте которых теперь строится жилой район. Это, конечно, здорово. Но ситуация назрела не сегодня и даже не тогда, когда Олег Митволь, еще будучи в другом ведомстве, начинал подобные акции. По всей стране не счесть домов и поселков в природоохранной зоне. На водохранилищах Московской области, в самых что ни на есть запретных зонах, где накапливается вода для столицы, можно упереться в причалы, объявленные частной собственностью, куда мощные охранники перекроют доступ и чужой яхте, и не вооруженному плавсредством любителю водных просторов. Поэтому понять, по какому принципу выбираются жертвы, невозможно. Складывается впечатление, что общество тестируют с намерением проверить реакцию и потом решить, что делать дальше. На худой конец, чтобы другим неповадно было.
   Есть и другая, не столь глобальная версия. Согласно ей, главной жертвой является «Речник», а все остальное — шумовая завеса, спецэффекты для отвода глаз. Если это так, то ни один волос не упадет с головы владельцев недвижимости в «Острове фантазий», ни один жилой дом не будет снесен в «Соколе», даже с Карамышевской набережной вопрос решат, а вот «Речник» снесут, потому что эта земля кому-то очень понадобилась. Так это или не так, мы скоро узнаем. У всей этой истории есть, пожалуй, только одно достоинство — ее финал не скроешь.
   

   ЦИФРЫ
   О ЧЕМ ШУМИТ МИТВОЛЬ
   Олег Митволь обвиняет ТОС поселка «Сокол» в том, что противозаконно сдавались в аренду нежилые площади по ул. Поленова площадью 267,2 кв. м, по ул. Панфилова площадью 111,6 кв. м, помещения на ул. Врубеля в 1,305 тыс. кв. м и 370,8 кв. м, в Малом Песчаном переулке площадью 164,5 кв. м, а также на ул. Верещагина площадью 83,6 кв. м.

   

   ТАК СЛОЖИЛОСЬ
   В 1937 году, когда часть бывших интеллигентов-кооператоров и члены их семей были репрессированы, в некоторых домах в поселке «Сокол» были устроены общежития для рабочих. В годы войны строения не раз меняли свое назначение. Потомков или родственников первых владельцев — творческих людей, построивших кооперативные дома, — в поселке «Сокол» практически не осталось. Как говорят местные, таких тут не более 3-4%. Большинство по тем или иным причинам, даже пережив репрессии 1930-х и Великую Отечественную войну, съехали еще до развала СССР.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK