Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Нет войне"

Удары НАТО по Югославии самым прихотливым образом отразились на внутренней жизни России: не прекращается митинг протеста у американского посольства, сотни добровольцев изъявили желание защитить братский славянский народ с оружием в руках. Что заставляет простых людей, большинство которые никогда не видело Сербии, не знает ни одного серба, рваться на войну? Многое тут зависит от психологического типа человека.«Существует на свете только один героизм: видеть мир таким, каков он есть, и любить его». Ромен Роллан.
В войну играют мальчики

Оставим в стороне фактическую суть вопроса: имело право НАТО бомбить Югославию или нет, правильно ли поступил лидер сербов Милошевич, подставив свой народ под ракетные удары. Нам интересно, какими психологическими особенностями должен обладать житель России, чтобы по собственному желанию «прыгнуть» из пространства мирной жизни в зону тотальной опасности, чтобы пренебречь одним из основополагающих человеческих инстинктов — инстинктом самосохранения.
Большинство рвущихся на войну относительно молоды (хотя это отнюдь не обязательно). Именно в молодости люди бывают наиболее храбры. С возрастом приходит опыт. Привязанности (семья, дети) и обязанности (работа) удерживают человека в мирной жизни. Восемнадцатилетние же юноши, только что вырвавшиеся из-под родительского присмотра и еще не получившие профессию, таких «цепей» лишены и потому сами ищут опасности.
Именно эта возрастная группа склонна идеализировать войну, относиться к ней возвышенно-романтически. Юноши, представляя себя на фронте, в первую очередь думают о геройстве и в последнюю — о печальных последствиях, о том, что могут вернуться домой калеками, без рук-ног, прикованными к постели или к инвалидному креслу. Один мой приятель, поэт, погибший в Абхазии, отправляясь воевать против грузинского правительства, говорил: «Ты представляешь: солнце, море, бархатный сезон, да еще автомат дадут пострелять». Его подстрелил снайпер на второй день после приезда.
Следующий тип, подверженный милитаристскому угару,— люди, склонные к быстрому самоутверждению. Для самопрезентации они используют малейшую возможность — драку на улице, спортивное «боление», работу в шоу-бизнесе, участие в политических акциях. Именно это сближает лидеров КПРФ и фанатов «Спартака» и «Динамо».
Внимание окружающих необходимо им как воздух. Они получают удовольствие, ощущая свою избранность, получая шанс выразить себя в экстравагантной форме. Из рядя вон выходящие ситуации дают прекрасную для этого возможность. Если подходящей ситуации нет, такие люди сами ее создают: исписывают стены домов бранными словами, задирают прохожих, устраивают провокации подобно той, какую пару месяцев назад устроили птенцы Лимонова на съезде ДВР.
Что существенно, такие «выскочки» на самом деле робкого десятка. В драки они ввязываются, лишь когда уверены в своем численном превосходстве. Все их демарши ровным счетом ничего не значат. Когда дело действительно дойдет до войны, они под тем или иным предлогом от своего участия откажутся.
Ощущение групповой солидарности — еще один козырь, которым соблазняются люди, митингующие у американского посольства. У нас не так много возможностей почувствовать себя одной страной, одной нацией. Нынешняя ситуации позволяет насладиться этим прекрасным чувством.
Профессиональные военные, чей характер закалился в Афганистане и Чечне, мечтают воевать в Югославии по вполне прозаическим причинам. Война — их ремесло, единственная истина в жизни, для многих единственный достойный способ заработка. Такие люди утверждают, что перед лицом смерти человеческие отношения становятся намного честнее, на войне с наибольшей полнотой проявляются личность и мировоззрение. Стремясь на театр военных действий, они руководствуются не соображениями патриотизма или ненависти к врагу — просто это для них самый естественный образ жизни.
Удивительно, но желание взять в руки автомат высказывают и вполне успешные люди, предприниматели и банкиры.
Вполне вероятно, их благородное стремление — лишь одна сторона медали. Другая заключается в финансовом или семейном неблагополучии. Если у человека, при всей видимой успешности, нелады в бизнесе или в семье — он воспользуется войной как благовидным предлогом, чтобы в корне изменить жизнь: уехать в другу страну, начать там все сначала. Другое дело — стоит ли игра свеч. Надо ли избавляться от одних проблем путем приобретения новых?
С точки зрения исторического прогресса не так важно, что происходит в голове каждого конкретного человека. По отношению к обществу действует закон больших чисел: к открытому выражению сильной и независимой позиции способны 5% людей, около 15% могут осмысленно переработать информацию и принять решение. Остальные 80% населения подчиняются эффекту толпы — то есть они легко внушаемы, готовы подчиниться групповым нормам и силовому давлению.
Поэтому в любом случае найдутся 5%, желающих личным участием поддержать любое экстремальное событие. Еще 15% отнесутся к происходящему осмысленно, остальные окажутся в роли зрителей политического сериала.
А вот что думают по поводу участия в войне наши читатели.
Дмитрий Карасев, студент, ударник группы «Улицы лета»: «Молодежь тусуется у американского посольства потому, что ей просто нечего делать. Люди соскучились по общению, а подобные события сильно объединяют. Конечно, Америка не права: она пытается разнять дерущихся, надавав каждому по морде. Как в классическом боевике».
Дмитрий Рассказов, врач-хирург: «У нас дефицит общенациональных идей, вот почему защита братского славянского народа так воодушевляет: можно придать своей жизни возвышенно-благородный смысл. Но этот эмоциональный порыв абстрактен. Мы с трудом представляем, кого именно защищать. Вы, например, имеете друзей-сербов? И 99% населения никогда сербов в глаза не видели.
Нам не нужно ввязываться в это: сделав первый, возможно, внешне благородный шаг — послав добровольцев и поддержав Югославию оружием,— мы вынуждены будем сделать остальные, наверняка чудовищные шаги. Цепочка обстоятельств приведет к положению, которое никто заранее не планировал».
Владимир Шемякин, политолог: «Очевидно, НАТО превышает свои полномочия и идею оборонительного союза. Отношусь к добровольцам негативно: жизнь дается один раз и не стоит бросаться в бой за-ради амбиций Слободана Милошевича. Я в свое время хотел поехать на войну в Афганистан — сейчас я благодарен тем людям, которые меня удержали. Наша жизнь имеет слишком большую ценность, чтобы становиться игрушкой в руках кукловодов международного масштаба».
Что делать

Если человек решился идти воевать, вряд ли он от своей затеи откажется. Он наверняка вращается в кругу таких же воинственно настроенных людей, все его разговоры и поступки так или иначе связаны с приготовлением к отъезду. Возможно, наедине с самим собой будущий доброволец терзается сомнениями, но днем, в компании друзей, он храбрится и никому не признается в своих страхах. Требуется большое мужество, чтобы, однажды попав в этот круг, выдернуть себя из него.
В психологическом плане слишком сильно задеты чувства наших соотечественников — их гнев нельзя утилизировать беседами на кухне и погружением в работу. Гнев вообще нельзя подавить — его можно только выразить в той или иной форме.
Если ваши близкие испытывают патриотический гнев, а вы — нет, не возмущайтесь и не пытайтесь перевести разговоры на другую тему. Составьте им компанию на митинге, обсудите вместе новую информацию, пригласите друзей, которые настроены в том же ключе. Восхищайтесь патриотизмом вашего партнера. Причем делайте это без иронии.
Если на войну собрался ваш восемнадцатилетний сын — не кричите с налета: «Не пущу!» Не пытайтесь ему что-то силой запретить. Спокойно обсудите ситуацию. Что будет, если его убьют? Очевидно, надо написать завещание. А если сын вернется калекой, на какие деньги он собирается лечиться? Государство вряд ли о нем позаботится, да и у родителей не хватит средств. Главное — чтобы молодой человек почувствовал ответственность за собственную жизнь.
Найдите возможность, сводите его в больницу. Пусть он увидит, как прикованные к постели люди вынуждены ходить на судно. Эти прозаические подробности, вполне вероятно, снимут романтический ореол с войны.
Не следует забывать, что любая война — это война пропаганды. Американцы всю ответственность за бомбардировки возлагают на Милошевича, который в угоду собственным амбициям отказался от переговоров. Российские коммунисты во всем винят Ельцина: он не смог организовать конструктивные мирные переговоры и потому должен уйти в отставку. Лидер ЛДПР твердит, что ситуация экстремальная, поэтому нужно распустить парламент и правительство. «Яблоко» считает, что главное — не ввязываться в войну.
Любому нормальному человеку ясно, что из войны извлекают дивиденды прежде всего политики. Даже сборные пункты ЛДПР, которые якобы отправляют в Сербию добровольцев, на самом деле потемкинские деревни. У «добровольцев» нет ни юридического статуса, ни зарплаты, ни виз, ни паспортов. Дорогу обещают оплатить только в один конец. И если солдаты все-таки доберутся до Югославии (что под большим вопросом), никто им не гарантирует не только личное оружие, но даже элементарное питание. В случае ранения и транспортировка, и госпиталь тоже будут за свой счет.
Если вдруг ваш муж «намылился» защищать сербов, предложите ему для начала развестись. Может, он просто недоволен семейными отношениями, но не имеет сил вам в этом признаться. В любом случае сохраняйте спокойствие: чем больше вы будете обсуждать этот вопрос, тем лучше. Главное — не давать повод эмоциям: они, как было написано выше, только укрепят «добровольца» в его решении. Оптимальная интонация — заинтересованное обсуждение деталей всего предприятия. С самого начала заявите, что вы согласитесь с любым решением супруга: он имеет полное право строить свою жизнь, как считает нужным.
Предложите ему другие способы выразить свой гнев: протестовать у американского посольства, организовать сбор гуманитарной помощи для сербов, написать открытое письмо в НАТО и собрать под ним миллион подписей.
Чем масштабнее будут эти мирные инициативы, тем больший резонанс они произведут. Это та ситуация, когда воля народа сильнее воли официальных политиков.
В конце я вновь хочу процитировать эпиграф этой статьи: погибнуть на войне — не самое большое мужество. Героизм — воспринимать и любить мир таким, каков он есть.

ЕВГЕНИЯ ВАРЛАМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK