Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "НЕТЕАТРАЛЬНЫЙ РОМАН"

В последние годы слова «госзаказ», «бюджетные средства», «коррупция» и «хищения» нередко соседствуют друг с другом. Вот и в Московском художественном театре попытались украсть 36 млн рублей.    Не секрет, что бюджетные деньги час-тенько расходуются не самым рачительным образом. И схемы, благодаря которым от госзаказов кормятся и бизнесмены, и чиновники, увы, не редкость. И все же история о том, что похитить крупную сумму государственных средств пытались в Московском художественном театре, шокирует. Все-таки академический театр, все-таки разумное, доброе, вечное… Оказалось, служба по культурному ведомству отнюдь не является гарантией моральной и финансовой чистоплотности.
   
ПРИКЛЮЧЕНИЯ БЮДЖЕТНЫХ МИЛЛИОНОВ
 
   Последние несколько лет в Московском художественном театре им. Чехова ведется генеральная реконструкция всего комплекса зданий с заменой технологического оборудования: света, механизации, звука и инженерных коммуникаций. Финансирование идет из федерального бюджета по целевой программе «Культура России (2006-2010 годы)». Ежегодно на реконструкцию театра направляются большие средства. В 2007 году, например, было выделено 500 млн рублей, в 2008-м — около 160 млн рублей.
   Действие этой театрально-криминальной пьесы началось в конце 2008 года, когда в правоохранительные органы обратились представители Монтажно-строительного управления (МСУ) № 116. Эта строительная организация является генподрядчиком реконструкции МХТ. Представители МСУ заявили, что руководство театра, используя свое служебное положение, принуждало компанию к участию в мошеннической схеме по уводу бюджетных средств на счета подставных фирм. С этого обращения и началось расследование скандального дела. В середине января в театре прошли обыски, по результатам которых был задержан заместитель директора МХТ Олег Козыренко. В конце мая под арестом оказался председатель конкурсной комиссии театра Евгений Якимов. А в июне аналогичную меру пресечения суд избрал для первого зама худрука-директора Игоря Попова. По версии следствия, обвиняемые намеревались похитить более 36 млн бюджетных рублей.
   В мае этого года на имя министра культуры РФ Александра Авдеева поступило представление Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу. Министра ставили в известность о расследовании уголовного дела, возбужденного по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере). В документе говорилось, что Попов, Козыренко и Якимов заключили государственный контракт с МСУ-116 на работы по модернизации сцен и приобретение оборудования на общую сумму 36 692 937 рублей. Тут стоит отметить, что Попов и Козыренко имели доверенности от художественного руководителя и директора МХТ Олега Табакова, а следовательно, обладали широкими полномочиями по части хозяйственной деятельности. Роль Олега Табакова в этой истории выглядит двусмысленно: совмещая должности худрука и директора, он формально несет ответственность за финансово-хозяйственную деятельность МХТ, но в данном случае, по мнению следствия, полностью устранился от исполнения своих директорских обязанностей.
   События же развивались следующим образом. Контракт с МСУ-116 был заключен 22 декабря 2008 года, а уже 25 декабря начальник управления Татьяна Шишкова и Олег Козыренко подписали акты о приемке, согласно которым работы по контракту полностью выполнены. Позже по запросу следствия контрольно-ревизионный отдел департамента экономики и финансов Минкульта провел финансово-хозяйственный анализ контракта и установил, что реальный срок для исполнения перечисленных работ составляет примерно шесть месяцев, но никак не три дня. Стоит ли говорить, что никаких работ в указанные дни не производилось.
   Фиктивные акты о приемке работ Попов, Козыренко и Якимов представляют на оплату в бухгалтерию театра. Заместитель директора, главный бухгалтер МХТ Ирина Сокол подписывает платежные поручения, и уже 29 декабря, то есть ровно через неделю после заключения контракта, более 36 млн рублей были перечислены на расчетный счет МСУ-116. Формально главный бухгалтер не обязана была перепроверять акты о приемке. Но Ирина Сокол пропустила документы, оформленные с нарушениями: на актах отсутствовали визы главного инженера, главного энергетика, главного экономиста и замдиректора по технологическому оборудованию сцен. Это означает, что главбух подтверждала правомерность платежа единолично — хотя бы из простого человеческого любопытства ей стоило бы взглянуть на результаты работ стоимостью более 36 млн рублей, выполненных всего за три дня.
   В дальнейшем большую часть денег предполагалось перечислить со счета МСУ-116 на счета ООО «СтройБилдинг» и ООО «Констракшн». По данным следствия, эти фирмы были зарегистрированы на студента и многодетную мать, а лицензии были получены на основании подложных документов. Не известно, где бы в конечном итоге оказались бюджетные деньги, попади они на счета упомянутых фирм, но представители МСУ-116 решили не становиться крайними в этом темном деле и обратились в милицию.
   Однако возникает резонный вопрос: зачем подрядчик все же подписал столь странный контракт? Все очень просто. К апрелю 2008 года МСУ-116 завершило работы по двум контрактам на сумму 15 050 068 рублей и 9 040 336 рублей. Факт выполнения работ Минкульт подтвердил актами проверки, но заказчик не спешил их оплачивать. Бюджетные миллионы стали в руках руководства МХТ одновременно и кнутом, и пряником. По данным следствия, подрядчикам доходчиво объяснили, что свои честно заработанные деньги они получат лишь после заключения нового контракта и поступления средств на счет МСУ-116. При этом 15 млн рублей подрядчик получит отдельным платежом, а 9 млн вычтет из 36 млн, оговоренных в декабрьском контракте. Оставшуюся часть суммы в размере 27 652 600 рублей Татьяна Шишкова должна была перечислить на счета тех самых «Констракшн» и «СтройБилдинг». Но именно на этом этапе она решила прервать сомнительную сделку, рассказав о ней кому следует.
   К слову, материалы по фирмам «Констракшн» и «СтройБилдинг» были выделены в отдельное производство. В ходе следствия установлено, что через их счета в период с августа 2007-го по февраль 2009 года прошло более 2 млрд рублей. Сейчас рассматривается воп-рос о возбуждении уголовного дела по ст. 173 (лжепредпринимательство) и ст. 174 (легализация дене-жных средств, приобретенных преступным путем) УК РФ.
   
НЕУСТАВНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ 
  Вернемся к главному фигуранту этого дела — Игорю Попову. В ходе следствия выяснилось, что все приказы, распоряжения, договоры, платежные и иные документы, имевшие отношение к хищению бюджетных средств, подписывал именно он. Первый зам получил поистине безграничные возможности в части распоряжения материальными ресурсами театра.
   Тут стоит отметить, что, согласно уставу театра, его директор Олег Табаков имел право назначать своего заместителя только по согласованию с Министерством культуры. Однако Олег Павлович этим пунктом устава пренебрег и кандидатуру своего зама в министерство не представил. В итоге единоличным решением Табакова Попов получил право действовать от имени МХТ и фактически выступать в роли директора театра. При этом сам Табаков отошел от управления вверенным ему государственным учреждением культуры и не подписывал никаких финансовых документов, хотя обязанность визировать распорядительную и платежную документацию возложена на него уставом театра.
{PAGE}
   Возможно, Олег Павлович просто подзабыл устав и никто из сотрудников не решился ему напомнить о его обязанностях. А может, худрук полностью доверился своим замам, а сам целиком посвятил себя творчеству. Как бы то ни было, теперь руководитель театра открещивается от своих подчиненных-хозяйственников. В одном из недавних интервью Табаков заявил, что он не разбирается в финансовых делах. Он, дескать, считал, что все должно строиться на доверии. «И тут — на тебе, такая подстава», — негодует худрук. Виновным он себя считает лишь в том, что «пригрел таких змей на своей груди»: «Эти шельмы просчитали все до тонкостей. Хотели сначала хапнуть денег, а потом потихоньку уволиться». Но не слишком ли много простодушных для одного театра? И если художественное руководство отнимает так много времени и сил, не лучше ли было сложить с себя обязанности директора, вместо того чтобы, рискуя своей репутацией, доверять их исполнение непроверенным людям?
   Сложившуюся ситуацию в театре стараются не комментировать. Помощница Таба-кова по связям со СМИ Алла Шполянская в беседе с корреспондентом «Профиля» вы-разилась в том смысле, что в театре можно получить комментарии исключительно по художественной части, но никак не по хозяйственной: «Мы театр, мы театром занимаемся. Об этом деле (уголовном. — «Профиль») с вами никто тут говорить не будет. Кто в театре может это комментировать кроме тех, кто компетентен? В материале только Олег Павлович». Однако посодействовать в получении даже кратких комментариев от «человека в материале», Алла Шполянская отказалась, заявив, что худруку-директору есть чем заниматься, кроме как тратить свое время на общение с прессой. «Табаков дает интервью, но только по существу, по делу, которым он занимается. А об этом деле до суда он говорить отказывается», — завершила свой эмоциональный комментарий помощница.
   Еще один «человек в материале», Игорь Попов, был менее эмоционален. Бывший первый заместитель художественного руководителя — директора, а теперь просто замдиректора выразил сомнения в целесообразности каких-либо комментариев: «Я не уверен, что нам сегодня нужно что-то комментировать. Да, следственные действия завершены, но логической точки в этом деле еще не поставлено. Возможно, было бы правильней дождаться этой точки и тогда уже давать свои оценки случившемуся».
   Впрочем, с точкой в этом деле придется повременить. У следствия остались вопросы, на которые еще предстоит дать ответы, — и о таинственных фирмах с миллиардными оборотами, и о непрозрачных отношениях с арендаторами (см. справку). Эти эпизоды могут превратиться в самостоятельные уголовные дела.
   Следственная часть Главного управления МВД России по ЦФО завершила расследование еще в сентябре, но передать дело в суд было нельзя, пока с ним не ознакомятся все фигуранты. Однако процесс этот, по мнению следствия, искусственно затягивался. Обвиняемые, освобожденные из-под стражи под подписку о невыезде, без объяснения причин по нескольку дней не приходили знакомиться с делом. Это вынудило следователя обратиться в суд с просьбой определить разумные сроки для изучения материалов 20-томного дела. И в начале ноября Останкинский суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия назначить трем сотрудникам администрации театра предельный срок для ознакомления с материалами уголовного дела. 7 декабря этот срок истекает. Теперь прокурор должен утвердить обвинительное заключение, и дело поступит в суд.
   В заключение заметим, что хозяйственная деятельность руководства МХТ и раньше привлекала внимание правоохранительных органов (см. справку), но впервые сотрудники администрации театра окажутся на скамье подсудимых. Худрук-директор театра Олег Табаков в своих комментариях крайне сдержан. «Никаких комментариев я давать не буду, так как это способ давления на следствие», — заявил он корреспонденту «Профиля». На предложение высказать свое личное мнение о случившемся, не касаясь хода расследования, Олег Павлович отреагировал так: «Мое личное отношение не может быть отделено от моей должности государственного чиновника». Табаков проходит по делу в качестве свидетеля, но и ему предстоит ответить на ряд неприятных вопросов в ходе судебного процесса. В любом случае репутации известного театра и его руководителя будет нанесен ущерб.

СПРАВКА

Виновных
не нашлось

Весной
2007 года по инициативе УФСБ по Москве и
Московской области в МХТ прошла проверка
соблюдения законности использования
федерального имущества. В ходе ревизии
выяснилось, что с середины 2002 года
руководство театра без согласия
Росимущества предоставляло в безвозмездное
пользование частной фирме государственное
помещение площадью 2418 кв. м и 114 единиц
технического оборудования. Речь идет
о здании Художественно-производственных
мастерских (Камергерский пер., д. 3, стр.
6), а пользователем оказалось ООО
«Театральные мастерские Ивана Шарко».
Теперь уже мастерские Шарко получали
заказы от МХТ, и от других театров.
 Согласно
заключению лицензированного оценщика,
потери федерального бюджета только от
неполучения арендных и коммунальных
платежей за период с сентября 2003-го по
апрель 2007 года составили 35,5 млн рублей,
а учитывая рост арендных ставок и тарифов
в 2007—2008 годах, эта сумма увеличилась
почти вдвое.

По
результатам ревизии в декабре 2007 года
Следственное управление УВД по ЦАО г.
Москвы возбудило уголовное дело. Однако
вскоре производство по нему было
приостановлено на том основании, что
следствию «не удалось установить лиц,
подлежащих уголовной ответственности».
Несмотря на то, что результаты проверки
были доведены до руководства театра и
лично до Олега Табакова, никаких мер по
исправлению ситуации принято не было.
Вплоть до лета 2009 года «Театральные
мастерские Ивана Шарко» занимали
мхатовские помещения и использовали
оборудование театра. Потом коммерсанты
переехали в другое помещение, но
продолжают получать заказы от МХТ. Этот
эпизод также выделен из материалов
основного дела в отдельное производство.
Возможно, со второй попытки следствию
все же удастся установить лиц, подлежащих
ответственности.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK