Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Неурожайный ход"

Наблюдавшийся в последние годы активный натиск большого бизнеса на российский АПК заметно ослаб: в переработку и пищевую промышленность деньги идут охотно, а вот непосредственно в «поля и коровники» — не очень. Поэтому «агробароны» должны, во-первых, стать достойными преемниками директоров колхозов в деле лоббирования своих интересов у власти, а во-вторых, приступить к созданию нормального сельхозрынка. Заполонившие телеэкран в последние год-два всяческие «ням-нямы», «страны чудес молочных» и «вот и я не смогла» — прямое свидетельство бурного роста отечественного АПК. Пресловутый эффект девальвации памяти августа-98 в сельском хозяйстве оказался наиболее мощным. Большому бизнесу тем легче было начать экспансию на село, что значительная часть ранее самостоятельных, а теперь входящих в крупные холдинги перерабатывающих предприятий и колхозов попала в сети крупного капитала за долги.

Рок изобилия

Отсутствие профессионализма у новоявленных «сельхозмагнатов» сглаживалось высокой рентабельностью бизнеса. Количество «новых аграриев» увеличивалось с каждым годом, и в настоящее время, по оценке экспертов Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), в стране насчитывается порядка 90 агрохолдингов. Из них настоящих «монстров», способных делать погоду на рынке, очень мало (см. таблицу). Да и выглядят они монстрами лишь на фоне остальных — весьма слабосильных — игроков.

Неудивительно поэтому, что все опрошенные «Профилем» эксперты сходятся в мнении, что в ближайшее время нужно ожидать нового передела собственности и появления новых «агроолигархов».

Эти процессы уже идут. Так, осенью прошлого года распался один из самых многообещающих агрохолдингов — «Планета Менеджмент» («дочка» «Сибнефти»), который специализировался сразу по трем направлениям: мясном, молочном и розничной торговли. Сейчас компания Millhouse Capital, управляющая активами приказавшего долго жить холдинга, пытается избавиться от молочного и розничного направлений, оставив себе только мясной бизнес. А в нынешнем году уйти из свеклосахарного бизнеса может Международная сахарная компания.

В настоящее время каждый холдинг решает для себя сам, какие активы оставить, а от каких избавиться. «Несмотря на неудачный прошлый год, — говорит председатель совета директоров компании «Продимекс» Игорь Худокормов, — мы считаем, что сахарная отрасль сегодня наиболее близка к тому, что на этом рынке будет понятна долгосрочная перспектива, и в этом году «Продимекс» собирается вложить около $30 млн. в модернизацию уже имеющихся мощностей и наращивание производства. Новых покупок, скорее всего, в ближайшее время не будет. Не исключено, что некоторые из заводов, которые покажутся нам бесперспективными, будем закрывать. Сейчас мы как раз занимаемся оценкой эффективности и инвестиционной привлекательности. Инвестиции отбиваются 5-7 лет, соответственно, нужно оценивать пятилетнюю перспективу».

Прямо противоположный пример: холдинг «Разгуляй-Укррос» в ближайшие полтора года планирует направить до $90 млн. на приобретение различных активов. Инвестпрограмма компании направлена прежде всего на развитие зернового и сахарного секторов. На покупку сахарных заводов планируется затратить $40-50 млн., $25 млн. планируется направить на приобретение 12-14 элеваторов. Кроме того, будет приобретено несколько хлебокомбинатов на сумму $12-15 млн.

Эксперты рынка пока расходятся в прогнозах, будут ли новые компании «узкоспециализированными» или же предпочтут работать сразу на нескольких направлениях. По большому счету, это не особо важно и зависит от степени профессионализма и авантюрности менеджмента компаний. Несомненно одно: удержаться на этом рынке (впрочем, как и на многих других) смогут только крупные холдинги. «Мы убеждены, что будущее за большими вертикально интегрированными холдингами, — считает президент «Стойленской Нивы» Дмитрий Гиндин. — Например, мы занимаемся производством зерна и муки. В принципе, в России в настоящее время мощности по муке избыточны. Но когда у компании есть следующий цикл переработки — собственные хлебозаводы, то понятно, сколько мукомольных предприятий нужно и как их нужно загружать. Это действительно хороший, прибыльный бизнес при условии наличия вертикально интегрированного производства».

Белая армия, красный барон

Столь радостная перспектива, впрочем, станет реальностью лишь при условии, что государство будет отстаивать интересы отечественного АПК вне страны, а сами игроки рынка наконец смогут сформировать цивилизованный внутренний рынок. Иных путей нет, поскольку время шальных денег на агропромышленном рынке России уходит в прошлое. Сейчас, по словам Игоря Худокормова, «любой бизнес, будь то птицеводство или свеклосахарный комплекс, требует все больше внимания, и сегодня нужно собрать и держать команду профессионалов. Сейчас пойдет процесс выделения профильных и непрофильных активов, вплоть до избавления от последних».

Причин некоторого охлаждения интереса к агробизнесу можно привести несколько. Во-первых, разумеется, канул в небытие пресловутый положительный эффект дефолта. Во-вторых, правительство так и не смогло сформировать внятные и, главное, постоянные правила игры на рынке.

Несмотря на то, что за последнее время государством была создана масса инструментов для регулирования агрорынков (зерновые интервенции, квотирование импорта сахара и мяса и т.д.), проблема, по мнению гендиректора группы компаний «Русагро» Вадима Мошковича, «в том, что пока эти инструменты не работают и до тех пор, пока государство не создаст механизмы, которые позволят зарабатывать, ни о каких крупномасштабных инвестициях в сельское хозяйство речь идти не может».

Кроме того, не работают и проверенные мировым опытом другие рыночные рычаги, призванные обеспечить подъем отечественного АПК. Сегодня, несмотря на многочисленные и продолжающиеся в регионах по сей день попытки создать сельхозбиржи, говорить о наличии в России эффективного механизма биржевой торговли не приходится. То есть зерно и сахар вроде как биржевой товар, но постоянных торговых площадок до сих пор нет.

Почти столь же нерадостны дела и с лизингом сельхозтехники: существующая ныне схема потребности рынка не обеспечивает. Полностью принадлежащая государству компания АО «Росагролизинг» (фактически монополизировавшая лизинговые поставки сельхозтехники и племенных животных) в 2002-2003 годах поставила АПК России техники на 9 млрд. рублей. Между тем потребности агрорынка в материально-технических ресурсах оцениваются как минимум в 15 млрд. рублей, что вдвое превышает финансовые возможности «Росагролизинга».

Итог печален: в 2003 году рост производства в сельском хозяйстве, по данным Госкомстата, составил всего 1,5% (оставшись на уровне 2002 года). Зато в пищевой промышленности — 5,1% (хотя в 2002 году этот показатель был выше — 6,5%). И по мнению экспертов Минэкономразвития, в ближайшие 2-3 года пищевая промышленность легко может расти на 6-6,5% в год.

Наблюдаемый разрыв между растущей переработкой и стагнирующим сельским хозяйством при сохранении ныне существующих условий будет сохраняться и дальше. Поскольку животноводство и земледелие в условиях России — дело как минимум рискованное. А в целом — убыточное.

Мы не одни такие. Правительства практически всех развитых стран субсидируют сельхозпроизводителей (например, в 2002 году прямая поддержка сельского хозяйства из бюджета ЕС составила 47,3 млрд. евро, что равно 48% всего евробюджета), ну и, разумеется, всячески лоббируют их интересы на внешнем рынке.

У нас все гораздо хуже. Экс-премьер Михаил Касьянов на недавно прошедшем заседании правительства чуть ли не с гордостью констатировал, что «правительство еще четыре года назад отказалось от субсидий аграрному сектору». Зато, по его же словам, «намерено и впредь продолжать развивать рыночные механизмы стимулирования развития сельского хозяйства». Под рыночными механизмами понимаются кредитование и лизинг сельхозтехники — о нынешних успехах властей на этой ниве уже сказано выше.

Между тем, по экспертной оценке, доля банковских кредитов в общем объеме инвестиций в АПК в 2003 году не превышает 20%. Как считают в Минсельхозе, АПК России в нынешнем году может привлечь льготных кредитов на сумму почти 50 млрд. рублей (в 2003 году — 38 млрд. рублей). Кроме того, в 2004 году принято решение увеличить объем бюджетных средств на субсидирование процентной ставки по кредитам на треть, доведя его до 3 млрд. рублей.

Намерения, несомненно, благие. Но пока потенциальные кредиторы не так уж рвутся в АПК. По словам аналитика инвесткомпании «Ренессанс-капитал» Натальи Загвоздиной, «мы не занимаемся АПК, поскольку в этом секторе пока нет компаний, интересных портфельным инвесторам. Банкам сейчас эта отрасль не сильно интересна».

И этот вывод подкрепляется цифрами — инвестиции в основной капитал предприятий российского АПК хотя и растут (в 2003 году, по оценке, — до 145 млрд. рублей), но остаются явно недостаточными. Просто сравните эту цифру с вышеуказанным уровнем госдотаций в странах ЕС — и все сразу станет ясно.

Как повысить инвестиционную привлекательность АПК, в целом понятно. По словам эксперта консалтинговой компании BKG Риммы Чайниковой, для этого «прежде всего необходимо говорить о включении рыночных механизмов, об организации биржевой торговли, фьючерсных сделок, ипотеке земли. Тогда банки будут более уверенно кредитовать игроков этого рынка». Но вот для того, чтобы воплотить эти пожелания на практике, потребуются не только инициативы правительства, но и согласованные усилия игроков рынка. А так как игроки эти, как уже было сказано, еще не слишком сильны, то без наработанного лоббистского опыта «красных помещиков» им не подняться.

ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВ, ИРИНА ШАБАНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK