Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Неуязвимые"

Руководители российских госбанков сохраняют свое влияние, несмотря на скандалы, интриги и разворачивающийся в мире финансовый кризис.   Когда смотришь на очередной рейтинг влиятельности российских финансистов, составленный журналом «Профиль», то волей-неволей восхищаешься их «пуленепробиваемостью». Если бы наша экономика и рубль были бы столь же устойчивы к внешнему фону, как и рейтинги госбанкиров, то жизнь в России была гораздо стабильнее.
   Итак, итоги третьего квартала 2011 года. Казалось бы, после скандала с покупкой ВТБ Банка Москвы, на спасение которого было потрачено в общей сложности около 400 млрд рублей, глава ВТБ Андрей Костин хотя бы на время должен был вылететь из тройки самых уважаемых финансистов. Все-таки урон банковской системе из-за затянувшегося конфликта был нанесен немалый. К тому же имидж ВТБ как агрессивного рейдера только укрепился. Но Костину все нипочем. Рынку и всем «несогласным» разъяснили, что никто и не предполагал о масштабах бедствия в Банке Москвы, а потому винить в излишне дорогой покупке ВТБ не стоит. И вот результат: Андрей Костин, как и в предыдущем рейтинге, занимает почетное второе место в рейтинге самых авторитетных банкиров. Хотя даже первый зампред Центробанка Геннадий Меликьян, курировавший надзор на протяжении восьми лет, вынужден был подать в отставку, в том числе именно из-за скандала с Банком Москвы.
   По оценкам экспертов, опрошенных журналом «Профиль», Андрей Костин по агрессивности проводимой политики и по влиянию в госструктурах даже опережает Германа Грефа, как и прежде, лидирующего в нынешнем списке. Наглядным тому доказательством служит скандал с переводом «военных денег» в ВТБ. По слухам, приказ о переводе средств из Сбербанка лично отдал министр обороны Анатолий Сердюков. «Сбер» даже пожаловался в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), дескать, Минобороны дает необоснованные преимущества ВТБ. Бороться последнему есть за что — для финансистов счета военных являются лакомым куском бизнеса, тем более что через них крайне удобно отмывать средства и заниматься обналичкой. Но это так, к слову.
   
ПЕРВЫЕ СРЕДИ РАВНЫХ  
Пока продолжающийся конфликт между первым и вторым банком страны не мешает главе Сбербанка Герману Грефу оставаться лидером списка самых влиятельных. Его ценят и как профессионала, и как человека, который может влиять на финансовые процессы в стране. И даже за ее пределами: среди недавних громких заслуг госбанкира — приобретение Volksbank International (VBI), дочерние банки которого входят в топ-10 финансовых учреждений Восточной Европы. В Вене подписано соглашение о покупке 100% VBI, и Герман Греф рассчитывает закрыть сделку до конца года. Комментируя подписание договора, банкир заявил, что это откроет для Сбербанка «доступ к привлекательным и растущим рынкам Центральной и Восточной Европы». Но останавливаться на достигнутом он не намерен. «VBI будет платформой как для органического роста, так и для дальнейших приобретений в регионе», — говорит Герман Греф. К слову, это первое приобретение для российского гиганта за пределами постсоветского пространства. С почином, как говорится.
   В целом дела у госбанка идут сейчас как нельзя лучше. Недавно «Сбер» опубликовал сильный финансовый отчет по МСФО за второй квартал 2011 года. Чистая прибыль за первое полугодие составила 176,1 млрд рублей, что почти в 3 раза превышает показатель за аналогичный период прошлого года. «Сбер» — едва ли не единственный фининститут, показывающий столь оптимистичные результаты де-ятельности в непростое для банкиров время.
   Зато другая крупная структура рынка — ВЭБ — живет вне понятий «эффективность» и «целесообразность». Но Внешэкономбанк — это все-таки госкорпорация, а не банк, а потому законы банковского рынка к нему неприменимы. К примеру, ВЭБ может стать в ближайшее время совладельцем Газпромбанка. Зачем ему нужно входить в капитал газовой «дочки», непонятно, но известно, что председатель правления Газпромбанка Андрей Акимов (занимает шестую строчку в рейтинге «Профиля») недавно обратился к премьер-министру Путину с предложением конвертировать долг кредитной организации на 90 млрд рублей перед ВЭБом в акции Газпромбанка, и якобы премьер уже дал согласие. Этот пример лишь подтверждает зависимость ВЭБа от решений руководства страны, а не от рыночных реалий. Но не стоит думать, что роль главы ВЭБа Владимира Дмитриева совсем второстепенная. Особым влиянием он пользовался во время кризиса, когда распоряжался огромными деньгами, выделяемыми государством в виде кредитов банкам и предприятиям. Но и после не утратил авторитета. На недавнем заседании правительства премьер Владимир Путин заявил, что вложения ВЭБа в российскую экономику к 2016 году достигнут 2 трлн рублей. «Это очень приличные ресурсы, примерно 2,4% ВВП. Более чем в два раза необходимо будет увеличить объем кредитного портфеля, причем в структуре кредитования должна увеличиться доля высокотехнологичных и инновационных проектов», — отметил премьер. Сомневаться не приходится — денежное могущество в руках первого человека ВЭБа даст тому неоспоримое преимущество на рынке. Кстати, Владимир Дмитриев, как и Герман Греф, является антагонистом политики Андрея Костина, что, впрочем, не мешает всем им долгое время оставаться в тройке самых авторитетных банкиров по версии «Профиля».
   
ТЕ, КОМУ ЗА…  
На четвертом месте рейтинга оказался председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. Он успел поработать и в Минфине, и в Банке России, и в ФСФР, и неудивительно, что эксперты ценят его информированность в узкоспециализированных вопросах и способность влиять на финансовые процессы в стране. Хотя Вьюгин и оставил чиновничье кресло, но к его мнению все еще прислушиваются сильные мира сего и очень любит пресса. А это дорогого стоит.
   На пятом месте рейтинга другой влиятельный финансист — глава «ВТБ 24», розничной «дочки» ВТБ, Михаил Задорнов. Активы этого банка превысили 1 трлн рублей, увеличившись за год (с июня 2010 года по июнь 2011 года) на 30%. При этом кредитный портфель «ВТБ 24» за этот срок вырос более чем на 100 млрд рублей (или на 24%). Так что населению, которому постепенно перекрывается доступ к кредитным ресурсам из-за сокращения ликвидности на рынке, приходится уповать на щедрость государственных «розничников», все еще раздающих деньги гражданам.
   На седьмом месте нынешнего рейтинга представитель иностранного банка — Михаил Алексеев, председатель правления российской «дочки» итальянского Юникредит Банка. В отличие от других иностранцев в России, «Юникредит» за долгие годы работы уже успел занять прочное место на рынке, а потому сворачивать свою деятельность в кризис не намерен. Согласно отчетности по РСБУ на 1 июля 2011 года, активы банка составили 665,7 млрд рублей, капитал — 77,53 млрд рублей. Недавно кредитная организация объявила о закрытии сделки по покупке 100% акций банка «Сибирь».
   Замыкают топ-10 списка влиятельных финансистов два известных банковских лоббиста — Анатолий Аксаков, президент ассоциации региональных банков «Россия» и депутат Госдумы, и Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков (АРБ). Аксаков, как и прежде, много внимания уделяет проблеме малых банков (на то он и глава «региональщиков»), но теперь у него забот поприбавилось.
   С 1 января 2012 года планка минимального капитала банков повысится с 90 млн рублей до 180 млн рублей, что заставит крошечные структуры покинуть рынок. Но Аксаков волнуется: многие региональные банки тесно связаны с местной экономикой, ориентированы на долгосрочное сотрудничество с региональным бизнесом и населением и заинтересованы в устойчивом и сбалансированном развитии своих регионов. А потому депутат предлагает оставить «малышей» на рынке, но ввести для них ограничения в части географии присутствия и рискованности операций. Многим такой подход кажется вполне аргументированным и имеющим право на существование.
   Глава другого банковского профсоюза, объединяющего крупных участников рынка, Гарегин Тосунян решил заступаться не за банкиров, а за коллекторов. В сентябре он вступил в полемику с главой Роспотребнадзора Геннадием Онищенко, объявив, что деятельность коллекторских агентств полностью законна, а права потребителя не нарушаются при уступке прав требований по кредитным договорам. Но Гарегина Тосуняна в этой связи больше волнует не судьба коллекторов как выбивателей долгов из граждан, а банковские структуры, которым все тяжелее самостоятельно бороться с растущей просрочкой. Недавно сдался последний оплот: Сбербанк поделился планами по продаже плохих долгов коллекторам, хотя до последнего времени лишь привлекал спецорганизации для работы с должниками. А слово Сбербанка как крупнейшего игрока банковского рынка для АРБ (читай — г-на Тосуняна) закон.
{PAGE}
   

   КТО В ЦБ ХОЗЯИН
   Последние скандалы, связанные с отзывом банковских лицензий, заставили покинуть свой пост первого зампреда Центробанка Геннадия Меликьяна. Теперь руководить банковским надзором будет Алексей Симановский, занимавший ранее должность директора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ. Известно, что Симановский — человек менее эмоциональный, нежели Меликьян, но относится к числу «его» людей. Хотя всех полномочий Меликьяна Алексей Симановский так и не получил, по сути, он стал вторым человеком в надзорном органе. Другой претендент на важное кресло — директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Михаил Сухов — принадлежит к иной властной партии в ЦБ, но в борьбе за кресло потерпел поражение. По слухам, его назначение привело бы к уходу нескольких знаковых фигур из надзорного органа. Симановский же стал наиболее комфортной персоной для всех. Однако и Сухов, судя по закулисным разговорам, внакладе не останется. Ему прочат место главы московского Главного территориального управления ЦБ — вместо Константина Шора, который потерял доверие со стороны властей после отставки столичного мэра Юрия Лужкова и скандала с Банком Москвы.
   И это может быть не последним кадровым решением в Банке России: обсуждается и возможность ухода со своего поста председателя Центробанка Сергея Игнатьева. Вместо него могут назначить экс-министра финансов Алексея Кудрина — кресло главы ЦБ хоть и не престижнее минфиновского, но головной боли, отчетности перед народом и властью меньше. Составить ему конкуренцию могут глава ВТБ Андрей Костин и глава ВЭБа Владимир Дмитриев — и того, и другого называют «людьми Кудрина».

   

   ВМЕСТО КУДРИНА
   Самым громким событием сентября стала отставка министра финансов Алексея Кудрина, руководившего ведомством на протяжении последних 11 лет. Пока должностные обязанности Кудрина премьер разделил между двумя чиновниками: первым вице-премьером Игорем Шуваловым и замминистра финансов Антоном Силуановым. По мнению экспертов, кресло министра будет вакантным вплоть до выборов. Наиболее вероятные кандидаты: министр социального развития и здравоохранения Татьяна Голикова, замминистра финансов Сергей Шаталов, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко и помощник главы государства Аркадий Дворкович. Среди претендентов назывались также экс-глава МЭРТа, а ныне глава Сбербанка Герман Греф и экс-министр финансов, а теперь глава «ВТБ 24» Михаил Задорнов. Однако первый публично отрекся от минфиновского престола, объявив, что в декабре продлит контракт со Сбербанком еще на 4 года. Второй якобы тоже отказался от министерского портфеля, но сделал это кулуарно. Эксперты называют среди претендентов на кресло еще одного замминистра финансов — Алексея Саватюгина, который не так давно на вопрос, готов ли он возглавить ЦБ, двусмысленно ответил: «Оттуда в министры не попадают».

   

   Как составлялся рейтинг
   Рейтинг влиятельности финансистов и чиновников составлен на основе опроса 59 экспертов: финансистов, специалистов информационно-аналитических служб и компаний.
   Опрос проведен журналом «Профиль». Экспертам предложили дать оценку деятельности представителей российского банковского сектора и чиновников, курирующих финансовую сферу, по 5-балльной системе.
   Рассматривался период с июля по октябрь2011 года. Максимальная оценка — 5 баллов, минимальная — 1 балл. Количество упоминаний в СМИ — подсчет ИА «Интегрум» за третий квартал.
   При составлении рейтинга каждый критерий оценки в зависимости от значимости получает определенный вес (см. «Коэффициенты расчетавеса критериев»).

   

 Рейтинг влиятельности российских финансистов

Таблица 1
Коэффициенты расчета веса критериев

КритерийКоэффициент
Успехи в бизнесе/Профессиональные успехи0,2
Влияние на финансовые процессы в стране0,2
Агрессивность проводимой политики0,1
Поддержка госструктур/Влияние в госструктурах0,2
Знание узкоспециальных вопросов0,1
Взаимодействие со СМИ0,1
Известность в зарубежных деловых кругах0,1

  

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK