Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Невеселые молочники"

Процесс по делу о махинациях, обернувшихся в 2003 году банкротством итальянского концерна Parmalat, открылся в минувший вторник в Милане. На суд вызваны те, кто не сумел получить «приговор по договоренности». Судьба исчезнувших 14,3 млрд. евро неизвестна.   Сразу после банкротства стало известно о том, какую роль в крушении молочного гиганта сыграли его топ-менеджеры, годами разорявшие концерн. Поэтому управленческая верхушка компании была арестована еще в декабре 2003-го. Однако до сих пор остается неясным, куда были перекачаны 14,3 млрд. евро, составляющие долг Parmalat, а также какую роль в его крушении играли весьма респектабельные банки, финансовые группы и аудиторские компании, которые вплоть до самого краха концерна присваивали ему высокий рейтинг и рекомендовали покупателям его акции как весьма надежные. Предполагается, что открывшийся в Милане процесс прольет свет на имеющиеся вопросы. Надежду на это вселяет то, что среди 18 человек, вызванных в качестве ответчиков на его первое заседание, не только основатель и бывший глава компании Калисто Танци и ряд его соратников, но и представители крупных банков, на протяжении многих лет бывшими партнерами Parmalat.

Больного не пожалели

   Явиться в зал суда было для Калисто Танци большим испытанием. За два года, что прошли с того рокового декабря, когда в финансовой отчетности Parmalat была обнаружена дыра в 4 млрд. евро, он явно сдал физически. Несколько месяцев назад из-за болезни его перевели из тюремной камеры под домашний арест. Говорят, сразу после банкротства своего детища Танци направился в пармскую тюрьму, вероятно, для того, чтобы посмотреть на свое будущее место жительства. И был прав. От тюрьмы его не спасли ни переданные новому руководству компании в качестве возмещения ущерба личная яхта и туристический бизнес, ни обширные показания, которые он сразу начал давать следствию. Мало того, за решеткой оказались его сын, которому принадлежала футбольная команда «Парма», и дочь, владевшая туристической компанией. Обычно итальянское правосудие не столь сурово к экономическим преступлениям, и, чтобы отправить человека за решетку, недостаточно обвинительного заключения первичного суда, необходимо его подтверждение в более высоких судебных инстанциях. Тем не менее в декабре же 2003-го вместе с Танци под арест срочно были отправлены финансовый директор Parmalat Фаусто Тонна, его заместитель Лучано Дель Сольдато, бухгалтеры Джанфранко Боккьи и Клаудио Пессина, внешний юрисконсульт Parmalat Джан Паоло Дзини и ряд других руководителей компании. Уж слишком вопиющей была афера, в которой один за другим, сваливая вину друг на друга, признавались высшие руководители некогда процветающей компании.

Ноутбук пощадили

   Проблема с ликвидностью обнаружилась, когда Parmalat стал вести переговоры с фирмой Blackstoun об организации продажи некоторых своих активов. В ходе переговоров выяснилось, что Parmalat не может найти 150 млн. евро на погашение еврооблигаций. Сначала казалось, что это временные затруднения — Parmalat признал, что не может получить доступ к cвоему фонду Bonlat Financing, зарегистрированному на Каймановых островах. В качестве подтверждения платежеспособности фонда он предъявил гарантийное письмо Bank of America на сумму 3,8 млрд. евро. Однако это была фальшивка, и американский банк сразу же заявил об этом. Позже бухгалтер Parmalat Джанфранко Боккьи признался, что подделал письмо с логотипом банка при помощи сканера, пропустив его несколько раз через копировальную машину. По словам Боккьи, он сделал это по приказу финансового директора Фаусто Тонна и его заместителя Дель Сольдато. Когда запахло прокурорским разбирательством, Дель Сольдато приказал Боккьи и его коллеге Пессина уничтожить доказательства многолетней фальсификации отчетности в Bonlat, включая логотип, содержавшийся в ноутбуке. «Разбейте ноутбук молотком», — сказал своим починенным Тонна. Но бухгалтеры, понявшие, что крах неминуем, предпочли передать компакт-диск с этой важной информацией в прокуратуру Милана.

   Танци утверждает, что в махинациях повинны прежде всего Тонна и Дель Сольдато. Боккьи также называет Тонна главным создателем мошеннических схем. Одна из этих схем заключалась в фиктивных поставках порошкового молока на Кубу. Их объемы были столь велики, что в конце 2002 года Боккьи предупреждал Тонну: «Мы перебарщиваем с этим порошковым молоком. Мы в нем увязнем». Однако схема продолжала работать. По словам Боккьи, фонд Bonlat Financing был создан специально для того, чтобы скрывать деньги, переводившиеся из Parmalat в компании семьи Танци.

   По словам Тонна, до 2001 года он от имени Танци подписывал банковские переводы, по которым деньги перечислялись из Parmalat в семейные компании Танци. В 2001 году он отказался продолжать эту деятельность, и Танци стал переводить деньги сам. «Он был доведен до отчаяния, а в такой ситуации человек готов на все», — сказал о хозяине компании один из топ-менеджеров.

Вред расширения

   Parmalat, чей головной офис на самом деле находится не в самой Парме, а в ее предместье под названием Коллекьо, был основан в 1961 году как небольшая фабрика по производству пастеризованного молока. Его быстрый расцвет связан с тем, что Калисто Танци первым наладил производство долго сохраняющегося молока в картонных коробках «тетрапак». В течение нескольких лет Parmalat не только вошел в десятку крупнейших предприятий Италии, но и стал одним из ведущих мировых продовольственных концернов. Его штат насчитывал 36 тыс. человек, филиалы фирмы размещались в 30 странах, а объем продаж за 2002 год приближался к $10 млрд. Некоторые экономические аналитики считают, что к банкротству Parmalat привело стремление его хозяина бесконечно расширять свою деятельность.

   Репутация компании никогда не была безупречной. Уже в 1990 году Parmalat пережил серьезный кризис, в котором семья Танци лишилась половины своего имущества. Как потом выяснилось, с тех пор компания так и не оправилась. Свою несостоятельность она маскировала на рынке облигаций. Начиная с 1997 года через них было проведено 7,5 млрд. евро.

   Когда оказалось, что это не так, падение компании произошло еще более стремительно, чем ее взлет. После признания поддельным гарантийного письма и обнаружения финансовой дыры Parmalat в 4 млрд. евро ему был присвоен рейтинг junk, что означает бросовый. Акции компании начали стремительно падать и обесценились на 70%, общая сумма его долгов составила 14,3 млрд. евро. Бывшему молочному королю не оставалось ничего иного, как объявить свою компанию банкротом.

Пармская обитель и ее российский филиал

   Парма — довольно небольшой городок, и понятно, что все в нем крутилось вокруг империи Танци. Закрытие молочного гиганта оставило бы без работы 4 тыс. человек только в Италии. Под угрозой разорения оказались тысячи местных фермеров, поставлявших молоко на предприятия концерна. Моментально возникли трудности и у футбольной команды города, и в местной туриндустрии. Однако масштаб бедствия вышел далеко за региональный уровень. 70 тыс. человек имели на руках те или иные обязательства Parmalat, а число разорившихся акционеров концерна составляло 40 тыс. человек. По всей стране прокатились демонстрации обманутых вкладчиков, рассказывающих душераздирающие истории о потере своих сбережений. Раздавались серьезные обвинения в адрес Банка Италии, не сумевшего обеспечить должный контроль над кредитно-финансовой системой страны. По оценкам многих экономистов, масштаб бедствия был столь велик, что от финансового кризиса Италию спасло только то, что в тот момент она уже находилась в зоне евро.

   Чтобы не допустить социального взрыва, правительство Италии приняло экстренные меры по спасению Parmalat. В компании было введено внешнее управление во главе с чрезвычайным комиссаром Энрико Бонди. Новой команде удалось не только не допустить развала Parmalat, но и сохранить ее филиалы.

   Parmalat продолжает свою деятельность в России. У него здесь два молокоперерабатывающих завода, которые находятся в Белгороде и Екатеринбурге. Головной офис компании расположен в Москве, а дистрибьюторские центры размещены в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Белгороде. Штат сотрудников компании в России составляет более тысячи человек.

   «Немотивированного сокращения не будет», — вскоре после банкротства Parmalat заявил генеральный директор его российского отделения Лоренцо Трашинелли. По его словам, компания продолжает делать инвестиции в модернизацию своих российских заводов, разработку новых продуктов, внедрение современных технологий. Отмечая, что с декабря 2003 по март 2004 года объемы продаж продукции Parmalat в России возросли на 50%, директор оптимистически пошутил, что шумиха, связанная с банкротством головного предприятия, сыграла в России роль своеобразной рекламы.

К новым горизонтам через судебные иски

   Сохранив производство, новое руководство Parmalat сумело добиться того, что с марта 2005 года акции компании вновь стали котироваться на бирже. Сейчас одной из главных своих задач новый менеджмент считает борьбу за возмещение убытков Parmalat со стороны лиц и организаций, прямо или косвенно причастных к его банкротству. Руководство Parmalat утверждает, что банки, ранее обслуживавшие концерн, вместе со старым менеджментом компании сознательно вводили инвесторов в заблуждение относительно финансового состояния компании. В настоящее время концерном подано более 50 исков на несколько десятков итальянских и иностранных компаний, которые ранее были партнерами и финансовыми консультантами Parmalat. В $10 млрд. он оценивает ущерб, нанесенный ему аудиторскими фирмами Grant Thornton и Deloitte & Touche, которые своевременно не разглядели финансовую зыбкость предприятия. Бонди убежден, что эти фирмы должны разделить ответственность за махинации прежнего руководства Parmalat. Иск на такую же сумму компания выставила американскому банку Citigroup. $2 млрд составляют ее претензии к Deutsche Bank. Столько же — к швейцарскому Ubs.

   Претензии новых руководителей Parmalat созвучны с действиями миланской прокуратуры, тоже имеющей вопросы к вышеперечисленным банкам и аудиторским компаниям. Представители многих из них были вызваны на первое заседание суда. При этом в обвинительных актах, на чтение которых ушел весь день, не только звучали слова о финансовых махинациях, умышленном банкротстве и искажении финансовой отчетности, но и фигурировали обвинения в распространении ложных слухов с биржевыми целями, распространении ложной информации, препятствии деятельности служб финансового надзора.

   Судебное разбирательство, начавшееся лишь спустя два года после банкротства Parmalat, грозит затянуться. Следующее заседание суда назначено на 2 декабря. Тем временем некоторые громкие фигуранты по этому делу успели заключить договоренность с судом и получить в результате минимальные сроки заключения. Итальянское правосудие предусматривает для подсудимых, проходящих по делам об экономических преступлениях, возможность приговора по договоренности, так называемое pattigiamento. В этом случае обвиняемый вносит в качестве компенсации значительные денежные средства. Несколько месяцев назад этой возможностью воспользовались главный вдохновитель финансовых афер Фаусто Тонна, получивший всего два с половиной года тюрьмы, а также сын основателя Parmalat Танци Стефано, срок наказания которого — один год и 11 месяцев.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK