Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Невестка цирка"

В семействе Никулиных все связано с цирком. Максим, сын легендарного Юрия Владимировича Никулина, — директор цирка на Цветном, его жена Мария — президент туристического Агентства на Цветном бульваре. И живут они в доме, который построил цирк.Юнна Чупринина: Мария, вы президент серьезной фирмы, а по причине родства с Юрием Никулиным окружающие, наверное, ждут от вас сплошных шуток-прибауток. Не раздражает?
Мария Никулина: Нисколько. Мне кажется, я всегда была веселой, а благодаря Никулиным эта черта только расцвела. Люблю посмеяться, анекдот рассказать. Из нашего младшего сына, Максима, как предрекал когда-то Юрий Владимирович, вообще мог бы вырасти клоун. Есть у него что-то во внешности, жестикуляции, манере говорить. Старший сын, Юра, напротив, человек в себе, но с возрастом и он начинает удачно шутить. Так что преемственность сохраняется.
Ю.Ч.: Вы, похоже, не особенно задумывались над именами детей?
М.Н.: Юру мы назвали в честь деда. А Масик родился за двое суток до дня рождения Максима. Все предрекали, что будет девочка, да и нам хотелось дочку. Я позвонила мужу из роддома: «Извини, лежу в кровати, ничего не успела тебе купить. Пусть подарком станет сын Максим Максимович». Максим Юрьевич ответил, что он счастлив.
Ю.Ч.: Как вы познакомились?
М.Н.: Когда-то я, студентка Института управления, неплохо пела и даже играла на скрипке. Родственник привел меня в ансамбль политической песни «Плакат» при факультете журналистики МГУ. Максим, студент журфака, был там барабанщиком. В то время он был женат. Его семейные отношения катились под гору, но меня женатые мужчины никогда не привлекали. Так что не могу сказать, что сразу положила на него глаз. Роман закрутился только через некоторое время после его развода.
Ю.Ч.: Вы помните, как впервые попали в дом к Никулиным?
М.Н.: Я, конечно, знала, кто у Максима отец. Девочкой видела Юрия Владимировича на манеже. Как-то мы завалились к Максиму большой компанией, а вечером пришли родители. Нас представили. Наверное, я смущалась, но Юрий Владимирович был так прост в общении, что вся напряженность и инстинктивные попытки соответствовать его уровню быстро сошли на нет. Меня никогда не тяготило, что дед моих сыновей — великий артист. Он был настоящим дедушкой Юрой: с удовольствием читал внукам книжки или сочинял им истории в картинках. Жена Юрия Владимировича, Татьяна Николаевна, оказалась очень мудрой свекровью: при любых наших с мужем разногласиях всегда принимает мою сторону.
Ю.Ч.: Ваша история любви хоть как-то напоминает историю родителей Максима?
М.Н.: Они люди старшего, более консервативного поколения, история их взаимоотношений безупречна. Татьяна Николаевна была студенткой факультета садоводства и декоративного цветоводства Тимирязевской академии. Там на конюшне жило уродливое существо: туловище как у взрослого коня, а ножки коротенькие, как у жеребенка. Об этом смешном конике-карлике по имени Лапоть узнал клоун Карандаш. Он поручил Татьяне Николаевне и еще нескольким девочкам заняться примитивной дрессурой: научить Лаптя реагировать на кличку, становиться на коленки и давать ногу. Когда задание было выполнено, Карандаш пригласил их в гримуборную: там на каком-то ящике сидел длинный, нескладный и очень симпатичный молодой человек — в те годы Никулин был учеником Карандаша. Юрий Владимирович пригласил девочек на представление. С тех пор Татьяна Николаевна и Юрий Владимирович не разлучались. Она ездила на все гастроли, участвовала в репризах.
А мы, прежде чем пожениться, долгое время жили вместе, но свадьбу сыграли только когда старшему сыну исполнилось полгода.
Ю.Ч.: Вас не обижала такая неторопливость со стороны Максима?
М.Н.: Я ее понимала. Для Максима это был третий брак: если первый был юношеский, несерьезный, то второй — вполне осознанный, в семье росла дочь. Так что Максим не особенно спешил: опасался, что штамп в паспорте нарушит чистоту наших отношений. Но когда родился ребенок и мы пошли его регистрировать, Максим получил справку об установлении отцовства. Она у нас до сих пор хранится, чуть ли не в рамке на стене висит. Может, этот курьез, а может, мои печальные глаза, провожающие свадебные машины, привели нас в загс.
В загсе он прервал ведущую церемонии и надел мне на палец кольцо с бриллиантом. Это было первое бриллиантовое кольцо в моей жизни, первый дорогой подарок Максима. Я им очень дорожу и надеваю в самые грустные дни. А я подарила Максиму набор для виски: тогда в Москве только-только появился богемский хрусталь, безумно дорогой…
Ю.Ч.: Максим Юрьевич уже тогда предпочитал виски?
М.Н.: Скорее, Максим пил его для понта. С тех пор 25 октября, когда отмечаем день свадьбы, мы непременно пьем виски. В прошлом году, прожив вместе 15 лет, мы обвенчались. У нас разница в возрасте восемь лет — на мой взгляд, оптимальное соотношение. По чувствам мы находимся примерно в одном возрасте.
Ю.Ч.: Максим Юрьевич советовался с вами, когда решил сменить журналистику на работу в цирке?
М.Н.: Это не было продуманным решением, по сути, вообще не было решением: так получилось. Поначалу он просто помогал отцу: убили замдиректора цирка по коммерческой части, и Юрию Владимировичу было сложно вот так вдруг взвалить все на себя. Максим взялся, что называется, «разрулить» ситуацию. Какое-то время он совмещал цирк со штатной должностью корреспондента в программе «Время». Но в конце концов выбрал цирк. С одной стороны, достаточно неожиданно, с другой — вполне закономерно: Максим всегда воспринимал цирк как второй дом. Я, кстати, постоянно достаю его вопросами о том, как делается тот или иной фокус. И Юрия Владимировича мучила. Но цирковые секреты они не выдают.
Ю.Ч.: Что заставило вас, вполне обеспеченную женщину, пойти работать?
М.Н.: Когда дети подросли, я в какой-то момент поняла: либо выхожу на работу, либо окончательно деградирую — настолько замкнутость на стирке-глажке притупляет ощущения. Недавно я даже предупредила детей, что буду плохой бабушкой. Пусть рассчитывают только на себя.
Перво-наперво я пошла восстанавливать английский язык, а отучившись, осталась на курсах администратором. Приходила домой и жаловалась Максиму на директрису: и то не так, и это неправильно. Однажды он не выдержал и сказал: ну что ты ноешь, хочешь, открою для тебя фирму? Это было как раз в период расцвета предпринимательской деятельности: мы открыли свои языковые курсы, пробовали заниматься торговлей, выступали как посредники. Наконец, занялись туризмом.
Ю.Ч.: Работа придает вам чувство уверенности, делает независимой?
М.Н.: Я настолько уверена в Максиме, что ничего не боюсь. Моя работа — просто самореализация. И кроме всего прочего — дополнительный жизненный стимул. Когда устаешь или наваливаются какие-то болезни, думаешь: брошу к чертовой матери, буду сидеть дома, запишусь, в конце концов, в тренажерный зал. Максим посмеивается: «Пожалуйста, денег нам хватит. Но ты же сама ни дня дома не просидишь».
Ю.Ч.: Муж — директор, жена — президент. Кто все-таки главный добытчик в семье?
М.Н.: Под это понятие идеально подходил только Юрий Владимирович. Во времена дефицита, если в доме что-то заканчивалось, он открывал талмуд с телефонами директоров магазинов и начинал звонить. А потом покупал: туалетную бумагу — коробками, детское мыло — ящиками. Возможно, в этом его опасении — «не дай Бог что» — слышались отголоски войны. Как и в том, что Юрий Владимирович не терпел, когда в доме не было хлеба. Если такое случалось, он в ночь-полночь уезжал за хлебом в дежурную булочную или ночной ресторан.
А мы с Максимом — дети мирного времени — просто раз в неделю садимся в машину и едем закупать все необходимое.
Ю.Ч.: Любовь к Никулину действительно была всенародной?
М.Н.: Юрий Владимирович совершенно не мог ходить по улицам: его сразу узнавали и окружали плотным кольцом. Татьяна Николаевна вспоминает, как однажды в Ленинграде они решили зайти в букинистический магазинчик и сразу оказались оцеплены толпой желающих получить автограф. Татьяна Николаевна не выдержала, сказала: «Хватит, Юр, поехали». Но ее вдруг оттолкнула какая-то баба: «Ладно-ладно, поехали. Сама попользовалась, так дай попользоваться и нам».
Ю.Ч.: Достаток вашей семьи кардинально изменился в последние годы?
М.Н.: Мы никогда не жили плохо. Я выходила замуж за журналиста с окладом 120 рублей, нормальной по тем временам зарплатой. В семье Никулиных всегда легко расставались с деньгами. Помню, я помяла дверь автомобиля, учась въезжать в гараж. Расстроилась страшно. А Юрий Владимирович удивлялся: «Ты что, с ума сошла, это же простая железка!»
Ю.Ч.: Вы ведете светскую жизнь?
М.Н.: Не хватает времени. Бывает так, что мы с Максимом видимся только несколько раз в неделю: то он в командировке, то я в поездке. Кроме того, мы всей семьей учим французский язык, а это постоянные домашние задания. Максим у нас бескомплексный, ему главное, чтобы его понимали. Я же стараюсь находить правильные грамматические формы. Наша преподавательница говорит, что мы хороши в паре: Максим начинает, я заканчиваю.
Ю.Ч.: У вас есть семейное хобби?
М.Н.: Мы собираем такс, о чем знают все друзья. Виной этому увлечению живая такса Тэкки. У наших родителей всегда были собаки, а Татьяна Николаевна даже возглавляла Московский клуб собаководов. Как-то мы с Максимом приехали из Монако, куда каждый январь ездим на цирковой фестиваль, и нам преподнесли маленькую таксу. Ежедневно Тэкки вместе с Максимом ходит на работу: в пустой квартире она воет, как над покойником. Соседка по лестничной клетке Светлана Сорокина даже возмущается: «Что же вы так над собакой издеваетесь?»
Ю.Ч.: Вам хватает времени на занятия хозяйством?
М.Н.: Я готовлю. Конечно, с тех пор, как пошла работать, стол наш не столь разнообразен, но я по-прежнему люблю как следует принять гостей. А Максим не видит ничего зазорного в том, чтобы помыть после ужина посуду. На любом семейном застолье мы пьем за Юрия Владимировича. И чокаемся. Потому что, хотя физически его нет, его образ и мысли всегда с нами. К нам даже перешел его любимый тост: «Выпьем за то, чтобы у нас все было и нам за это ничего не было!»

ЮННА ЧУПРИНИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK