Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Никто не хотел прочитать"

 Российские депутаты упорно требовали допустить их к обсуждению очередной среднесрочной программы развития страны. Спикер парламента Борис Грызлов провел по этому поводу переговоры с председателем правительства Михаилом Фрадковым. Председатель распорядился. В четверг депутатов пригласили в Министерство экономического развития и торговли, чтобы министр экономики Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин ответили на все их вопросы. Депутаты пришли. Быстро задремали. Расстроились и поддерживать беседу не стали.

К пяти пополудни стемнело. В гнетущей тишине замминистра экономики Андрей Шаронов продолжал докладывать о программе. Тихо скрипнул стул — это еще один депутат встал со своего места и метнулся к выходу из зала. Скрип заставил встрепенуться от дремоты двух его коллег — соседей по «круглому столу». Они тоже не стали мешкать и пошли на выход. Солидные мужчины в строгих костюмах объединились в депутатскую группу в минэкономовском коридоре по пути в раздевалку. На их лицах читались досада и разочарование. Очень тихо заговорили между собой, сообща выискивая оправдание сонливости.

— Нет, они все сделали правильно. Собрали, рассказали. А вот мы могли подготовиться, тогда бы вопросы умные задавали, а не спали, — говорил один, потирая левый глаз правой рукой.

— Я думал, тут распечатку дадут, а то у меня с сайта не скачивается, — жалобно признался другой мужчина, помощник сенатора.

— У меня нет времени читать 170 страниц, я не понимаю, о чем там, поэтому пришел послушать в кратком изложении, а они сразу требуют вопросы задавать, — возмущался третий, депутат-«единоросс». И правильно. Все-таки он представитель почти правящей партии, негоже опускаться до оправданий, всегда надо атаковать.

Конкуренция без конкурентоспособности

«Профилю» неделю не удавалось найти никого, кто бы прочел эту программу. Самые настойчивые аналитики, всегда готовые прокомментировать что угодно, отделывались шутками или просто вдруг вспоминали, что им срочно куда-то надо выезжать. Эту программу правительство намечает обсудить на своем заседании 23 декабря. «Профилю» не удалось выяснить, прочел ли важный документ кто-либо из членов кабинета Фрадкова. Один из бывших членов приватно сообщил: «Никто». Тогда мы сели читать текст сами.

Оказалось, что программа как программа, не хуже и не лучше двух предыдущих. Рассчитана, как обычно, на три года. Хотя каждый год ее пишут и принимают заново. Потом никто не отслеживает, что из намеченного было выполнено. Например, в программе правительства на 2002—2004 годы детально описывались реформы естественных монополий. К концу 2004 года будущее реформ монополий стало окончательно непонятным. В новой программе про них уже вовсе не говорится. Депутаты и аналитики не идиоты, потому и не спешат сегодня читать 170 страниц про планы, которые никто не собирается выполнять.

По жанру среднесрочная программа правительства — литературное произведение агитационного характера, которое состоит из набора очевидных фактов и цитат из посланий президента, разбавленных рассуждениями на тему глобальных вызовов, порождающих риски, и места России на мировом рынке разделения труда. Приоритеты во всех программах остаются неизменными: повышение благосостояния населения, рост экономики, модернизация образования, здравоохранения и прочие «вечные» ценности.

Переписывают программы для того, чтобы адаптировать их понятийный аппарат к очередным политическим веяниям. В первой среднесрочной программе, на 2002—2004 годы, ключевым термином была модернизация. Программа на 2003—2005 годы пропагандировала ускоренную диверсификацию и требовала сокращения государственного вмешательства в экономику как главного препятствия инвестициям и экономическому развитию. Последняя программа закрепляет термин «государственночастное партнерство» и вводит понятие «устанавливаемые государством правила игры».

Еще в программе 2005—2008 на первой странице 15 раз повторяются слова «конкуренция» и «конкурентоспособность». «В современном мире от конкуренции нельзя защититься. В ней можно только победить или проиграть… Для победы в конкурентной борьбе необходима конкурентоспособность более высокая, чем у конкурентов. Конкурентоспособность, в свою очередь, невозможна без конкуренции…» Очевидно, авторы решили испробовать приемы древних магов и воздействовать на экономику заклинаниями.

В начале программы главным индикатором успешного развития страны провозглашается удвоение ВВП за десять лет. Однако из дальнейшего текста следует, что у правительства в обозримой перспективе нет оснований рассчитывать на темпы роста экономики даже на уровне 7% в год. А приложенный к программе уточненный экономический прогноз подтверждает, что удвоить ВВП за десять лет невозможно. Что же получается: правительство заранее расписывается в неспособности выполнить намеченный им план мероприятий?

В этом месте мы окончательно запутались и решили все-таки привлечь к анализу текста профессионала.

Государственники против либералов

Два дня уговаривали одного из авторов первой программы, главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, прочесть новый документ. Он ему понравился. Аналитик увидел в программе призыв к возвращению на либеральный путь развития экономики. «В тексте говорится про повышение эффективности государственного управления, про сокращение нерыночного сектора, развитие инноваций. Словом, воспроизводятся все прежние идеи Минэкономразвития, что отрадно видеть в нынешней политической ситуации», — отмечает Евгений Гавриленков.

Нынешняя же политическая ситуация нашла отражение в преамбуле, которая, по мнению Евгения Гавриленкова, не соотносится по смыслу с основным текстом и является данью «новым веяниям». Вопрос в том, что останется после обработки программы в аппарате правительства: «новые веяния» или прежние идеи Минэкономразвития.

Во введении, в частности, сообщается о переходе России к третьему этапу экономического развития. Задача этого этапа — сокращение разрыва между Россией и наиболее развитыми странами мира. Однако руководствоваться опытом этих стран нам уже не обязательно: «На предыдущих этапах, формируя базовые предпосылки рыночной экономики, можно было опираться на достижения других стран. Теперь по таким вопросам, от которых зависит будущее России, мы должны вырабатывать собственные оригинальные подходы к решению стоящих перед страной проблем». Собственный оригинальный подход будет заключаться в более активном вмешательстве государства в экономические процессы. «За последние годы существенно возрос административный потенциал власти — государство укрепилось и может позволить себе быть более активным, чем на протяжении большей части 1990-х годов, активнее и глубже проводя реформы», — говорится в программе. Инструментом повышенной активности властей станет институт государственно-частного партнерства (ГЧП): «Эффективное сотрудничество с бизнесом поможет повысить эффективность бюджетного сектора и снизить издержки бюджетов при реализации инфраструктурных проектов». Проще говоря, бизнесу предлагается взять на себя часть функций государства, а оставшиеся — профинансировать. Идеи же ГЧП и повышения роли государства наиболее полно раскрывает приложенный к программе экономический прогноз.

«По всему видно, что разные части программы писали люди с разной идеологией», — заключает Евгений Гавриленков. В тексте среднесрочной программы чувствуется рука руководителей ЦСР Эльвиры Набиуллиной, Михаила Дмитриева и других сторонников либерального курса. В преамбуле и прогнозе видны стиль и слог любимого экономиста и спичрайтера премьера Андрея Белоусова. Андрей Белоусов, руководитель Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, отличался государственническим подходом. Он быстро попал в фавориты к Михаилу Фрадкову, который старается противопоставить либеральным теориям Германа Грефа новые экономические ценности. ГЧП, например. Знаменитые фрадковские фразы «расшивка узких мест» и «индикативные прогнозы» тоже, как говорят, ноу-хау Белоусова.

Пессимистичный прогноз

Экономический прогноз получился не оптимистичный. Если выражаться терминами программы, не конкурентоспособный. Он не решает основной задачи экономического развития — удвоения ВВП к 2012 году.

По итогам 2004 года рост валового продукта составит всего 6,8%, зато инфляция — 11,7% вместо ранее обещанных 10%. Четыре месяца назад премьер уговаривал Грефа и Кудрина записать в прогнозе на 2004 год 7,5% роста ВВП. Теперь приходится снижать даже неамбициозные показатели. Ни при одном из трех предложенных сценариев развития экономики — инерционном, инвестиционном или инновационном — Россия не догонит Португалию. Аналитиков поразило то, что в основу правительственных сценариев, которые по сути своей должны быть наиболее консервативными, заложены феноменально высокие нефтяные цены, а также то, что авторы решились прогнозировать изменение этих цен аж до 2015 года. Но даже при цене нефти в $31 за баррель в следующем году темпы роста будут в диапазоне 4,5— 5,8%. Если цена нефти составит $33 за баррель, ВВП вырастет на 4,8—6%. При $35 за баррель — 5—6,2%. В период с 2006 по 2010 год при цене на нефть Urals в $30,5 за баррель значение роста ВВП будет находиться в диапазоне 4,6—6,2%, при цене $33,5 за баррель — 5— 6,5%, при цене в $35 за баррель — 5,1—6,6%. Таким образом, в зависимости от сценария развития рост ВВП в 2012 году по сравнению с 2002 годом составит от 6,3% до 8,8%. Что будет с ростом ВВП и российской экономикой в целом, если цены на нефть не сохранятся на столь высоком уровне, правительственная программа умалчивает.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK