Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НОВАЯ ОСЬ ПРОТИВ ЗЛА"

Израиль и государства Персидского залива боятся угрозы со стороны одного и того же врага: режима в Тегеране. Более того, представитель арабских дипломатических кругов уже не исключает согласия на военный удар.   Эмират Шарджа. У причала напротив Музея ислама пришвартованы доу — тяжелые деревянные суда; с самого утра они стоят под загрузкой. Грузчики-пакистанцы заполняют грузовые отсеки блоками цилиндров, плазменными мони-торами, машинными маслами.На вопрос, куда направляется товар, они отвечают: «В Иран». Так, будто это разумеется само собой.
   Торговля между Объединенными Арабскими Эмиратами и соседями по ту сторону Ормузского пролива — дело будничное и едва ли достойное обсуждения.
   Нередко случается, что с обеих сторон в ней участвуют люди из одной семьи. Деловые отношения складывались из поколения в поколение, они — нечто более константное, чем все войны и эмбарго, вместе взятые.
   Конечно, поставлять блоки цилиндров в иранский порт Бендер-Ленге не возбраняется. Смысл в другом: оживленный торговый товарооборот эмиратов Шарджа, Дубай или Рас-аль-Хайма, откуда отправляются доу в Иран и куда они возвращаются, показывает, насколько трудно изолировать Тегеран.
   Тем большее удивление вызывают слова, прозвучавшие во вторник, 6 июля, почти в 12 500 км к западу отсюда, в Аспене (штат Колорадо). Юсуф аль-Утайба, посол ОАЭ в Соединенных Штатах, участвовал в дискуссии, устроенной в рамках «фестиваля идей» в Аспенском инсти-туте. Атмосфера расслабленности, очевидно, оказалась слишком «разряженной», что-бы участники сохраняли сдержанность, обычно свойственную дипломатам.
   Речь шла о Ближнем Востоке. На вопрос, могут ли ОАЭ поддержать гипотетический удар Израиля по режиму в Тегеране, посол Утайба ответствовал: «Военный удар против Тегерана — это катастрофа. Но Иран с ядерным оружием — катастрофа еще большая».
   Такая вот откровенность. Военный удар, продолжил дипломат, конечно, вызовет «ответную реакцию»: «Последуют протесты и волнения людей, крайне недовольных тем, что некая сила извне атакует исламское государство».
   Но если задаться вопросом, что хуже — уличные беспорядки или же ядерный Иран, то ответ очевиден: «Сосуществовать с ядерным Ираном мы не сможем». Все прочее можно и перетерпеть.
   Еще никогда ей не доводилось слышать таких слов из уст правительственного чиновника арабской страны, призналась затем член Конгресса США Джейн Харман. Утайба проявил «ошеломляющую честность».
   На самом деле Утайба лишь во всеуслышание заявил то, что давно является «стандартной позицией многих арабских государств», считает эксперт по Ближнему Востоку и ведущий аспенской дискуссии Джеффри Голдберг.
   Тот факт, что на Западе находятся политики, которым такая позиция в новинку, объясняется прежде всего их собственным невежеством и дипломатическим мастерством, с которым небольшие государства Персидского залива до сих пор скрывали оппозиционные настроения по отношению к влиятельному соседу.
   «Евреи и арабы враждуют друг с другом сто лет. Арабы и персы — почти тысячу», — поясняет Джеффри Голдберг.
   Чуть ли не все арабские соседи питают к Исламской Республике неприязнь. Саудовская Аравия подозревает Иран в подстрекательстве шиитского меньшинства в своей восточной провинции. Арабские Эмираты обвиняют Тегеран в оккупации трех островов в Персидском заливе. А у Египта нет постоянных дипломатических отношений с иранским режимом с тех пор, как в Тегеране в честь боевика, убившего Анвара аль-Садата, была названа улица.
   Король Иордании Абдалла II говорит об опасности возникновения «шиитского по-лумесяца» между Ираном и Ливаном. А Кувейт из страха перед иранцами весной это-го года пошел на установку системы ПРО Patriot.
   Арабские правительства бо-ятся сильного Ирана, его ядерной программы и зажигательных речей президента Махмуда Ахмадинежада. Это сближает их с правительством другого ближневосточного государства — Израиля.
   Никогда еще со времени основания Израиля стратегические интересы еврейского и арабских государств не сближались до такой степени. Европейские и американские эксперты по безопасности рассматривают военную атаку на Иран как «крайний вариант», а влиятельные арабы давно пользуются доводами ультранационалиста Авигдора Либермана, нынешнего министра иностранных дел Израиля. Раз никто не хочет взять на себя бомбардировку Ирана, сказал в интервью журналу Spiegel саудовский теолог Мусхин аль-Аваджи, придется это сделать Израилю. «Цели Израиля имеют ясные пределы, — продолжил он, — они ограничены выживанием нации. А вот иранские цели глобальны». Они временами выливаются в действия, столь же абсурдные, сколь и настораживающие.
   Так, в феврале Тегеран запретил посадку самолетам всех авиалиний, в бортовых картах и программах которых залив назван Арабским, а не Персидским.
   Арабские страны проводят изощренную политику «и ва-шим, и нашим». Открыто ос-корблять Иран ОАЭ себе позволить не могут. В частности, послу Утайбе еще в позапрошлую среду был дан сигнал «смягчить тон».
   Однако их осторожность всего лишь скрывает, насколько глубока пропасть меж-ду арабами и персами. Не обращая внимания на все возмущение общественности, на-пример по поводу блокады сектора Газа, арабские страны хранят верность своему прагматичному курсу. Лондонская Times писала 12 июня: «Недавно Саудовская Аравия провела эксперимент, снизив на время боеготовность своих систем противовоздушной обороны». Задача состояла в том, чтобы проверить, как можно облегчить пролет израильской авиации над саудовской территорией — на случай воздушного удара по атомной электростанции в Бушере. Уже в марте западные спецслужбы сообщали, что между Иерусалимом и Риадом ведутся тайные переговоры.
   «У нас полное совпадение с США по всем аспектамближневосточной политики», — сказал в Аспене посол Утайба.
   «ОАЭ встали на сторону тех, кто с буквальной точностью применяет резолюцию ООН от 9 июня», — заявил французский философ Бернар-Анри Леви, видящий в ней «настоящий удар по иранскому режиму». «Священный союз» исламских стран против «сионистского врага» — не более чем плод воображения, считает Леви. Сегодня складывается вынужденный союз жертв угрозы.
   ОАЭ являются, наряду с Иор-данией, единственной арабской страной, чьи солдаты действуют в Афганистане — на стороне США. Абу-Даби, самый богатый из эмиратов, давно оказывает давление на Дубай, требуя усилить контроль за находящимися там многочисленными влиятельными иранцами.
   В конце июня центральный банк ОАЭ блокировал более сорока счетов, прямыми или косвенными владельцами ко-торых являются члены организации «Стражи иранской революции» и с помощью которых осуществляется контрабанда товаров, подпадающих под эмбарго.
   Еще до этого было объявлено о введении более строгого контроля судов в дубайской зоне свободной торговли. «Выявлено немало попыток перевозки подозрительных грузов», — заявил в Абу-Даби представитель ОАЭ в МАГАТЭ Хамад аль-Кааби.
   То, что предпринимается в заливе в отношении Ирана, и есть арабская реальная политика. При необходимости арабы оказываются и на стороне американцев, но предпочитают действовать за столом политических или торговых переговоров. Недавно шейх одного из эмиратов на прощание дал одной представительной европейской делегации совет: «Чтобы контролировать иранцев, лучше всего с ними торговать».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK