Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Новое переделкино"

Станет ли решение суда прецедентом и как оно отразится на инвестиционной привлекательности России? Нужен ли нам закон о национализации? И вообще, есть ли в стране хоть одно предприятие, приватизированное без нарушений?Сергей Котляренко, начальник правового управления Российского фонда федерального имущества (РФФИ): «Серьезно говорить о существовании какой-либо целевой государственной политики, направленной на расприватизацию или, если хотите, на национализацию, сегодня не имеет смысла. Государство не намерено проводить никаких процедур по национализации тех или иных предприятий. Что же касается поднятой в некоторых средствах массовой информации шумихи, то это, на мой взгляд, яркий пример хорошо спланированной PR-акции.
Если речь идет о каких-то нарушениях, допущенных при приватизации, то их надо выявлять и устранять, и государство будет это делать. Но не надо подводить под абсолютно логичные и находящиеся в правовом поле действия какие-либо идеологические термины. Это не деприватизация, это выявление и устранение допущенных нарушений.
Одно из наиболее распространенных нарушений — это невыполнение инвестиционных программ, то есть, по сути, тех условий, на которых государство продавало акции в уставных капиталах акционерных обществ. Ранее (до 1997 года) действовавший закон о приватизации не обусловливал переход права собственности на принадлежащие государству акции выполнением или невыполнением инвестиционной программы. Данное обстоятельство привело к тому, что в значительном ряде случаев победители конкурсов перепродавали акции мелкими частями еще до выполнения соответствующих условий. При этом не возлагая на новых владельцев обязательств по осуществлению инвестиций. Такие сделки купли-продажи являются недействительными.
Новый закон о приватизации связывает возникновение права собственности на имущество, продаваемое на коммерческом конкурсе, с выполнением условий этого конкурса (инвестиционных, социальных). Иными словами, до их выполнения победитель конкурса не имеет права и, главное, технических возможностей перепродать соответствующее имущество».
Михаил Юрьев, заместитель председателя Госдумы: «Прежде всего надо определиться в терминах. Дело в том, что под национализацией на Западе понимают несколько другие вещи, нежели в России. У нас национализация — это когда государство тем или иным образом изменяет отношения собственности без согласия на то самого собственника. При этом если и возвращает ему какие-то деньги, то по своему усмотрению, самого собственника об этом не спрашивает. А может и вообще никаких денег не вернуть, просто забрать собственность, и все. В последнем случае это называется уже экспроприацией.
Другой вопрос, когда та или иная сделка признается ничтожной, незаконной и т.п. В случае с Ломоносовским заводом речь не идет о какой-либо национализации. Просто приватизация признается недействительной. Происходит это потому, что были допущены ошибки или имел место преступный сговор. Причем сделка оспаривается в судебном порядке, в полном соответствии с законом.
Никакого закона о национализации России не нужно. Национализацию любого масштаба в России в ближайшее время проводить категорически нельзя. Просто потому, что у нас еще слишком слабо развит институт собственности и любая национализация может погубить его на корню.
Если же вести речь о приватизации вообще, то разговор может получиться очень занятным. Дело в том, что инвестиционные условия, в соответствии с которыми заключались сделки, не выполнены в абсолютном большинстве случаев. То есть с формально-юридической точки зрения их не просто можно, а необходимо признать недействительными».
Алистер Стоуби, вице-президент инвестиционной группы «Дельта-Капитал» / Инвестиционный фонд США—Россия, иностранного акционера ЛФЗ: «Позиция нашей компании, как одного из инвесторов Ломоносовского завода, ясна и понятна. Прежде всего, мы совершенно уверены в том, что приватизация завода была проведена в полном соответствии с законом. И все те обвинения, которые выдвигаются сейчас как аргументы в пользу отмены результатов приватизации, не имеют никаких юридических оснований. Меня беспокоит не только сама попытка деприватизации, но и нарушения закона, допущенные при этом. Я надеюсь, что вышестоящие судебные инстанции исправят такое положение в установленном законом порядке.
Проблема в другом. Стоит ли рассматривать этот факт как некий поворот к масштабной национализации и пересмотру итогов приватизации? Думаю, не стоит. Надеюсь, что то, что происходит вокруг завода,— лишь произвол чиновников, подкрепленный совершенно откровенным желанием руководства завода избавиться от нас как акционеров и инвесторов.
Я давно живу и работаю в России. И прекрасно понимаю, что здесь возможно все и частный случай может не подтверждать общее правило. Но в Америке и Европе даже частный случай вполне может серьезно повлиять на отношение к стране в целом. В стране должны быть одинаковые и понятные для всех правила игры. Иначе рассчитывать на серьезные инвестиции в реальный сектор российской экономики не приходится».

ДЕНИС СОЛОВЬЕВ, ВЛАДИМИР КАЛМАНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK