Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Новые тамплиеры?"

Тема взаимодействия государства и частных военных компаний интересна не только сценаристам голливудских фильмов. В первых числах октября в Конгрессе США состоялись слушания, посвященные деятельности частных охранных предприятий в Ираке и Афганистане. Алекс Данильянц, руководитель компании «Рускорп», считает, что эта тема актуальна и для России, где правила взаимодействия государства с «частниками» только формируются.— Первые частные военные компании возникли во времена холодной войны для решения специальных задач, которые по разным причинам не могли выполнить государственные службы. Кому и зачем сегодня могут понадобиться услуги «частников»?

— У частных военных компаний много преимуществ, среди них возможность привлечения специалистов высокого класса на конкретные проекты за очень короткие сроки и снижение политических рисков в решении непростых задач, которые являются прерогативой бизнеса. Агрессивный подход больше присущ армейским подразделениям, выполняющим боевые задачи, а «частник» должен быть избирательным — на то он и специалист, который получает достаточно крупные вознаграждения. Например, только правительство США в период с 1994 по 2005 год заплатило американским частным военным компаниям более $400 млрд, и это только 28% от общего мирового оборота этого бизнеса. Развитие российских инвестиций за рубеж повлечет за собой повышение рисков для российских специалистов, особенно в красных и оранжевых зонах. Компаниям придется взаимодействовать с частными структурами, занимающимися обеспечением безопасности, поскольку привлечение государственных служб связано с немалыми временными и материальными затратами. При этом часто компании, прибегающие к услугам местных госслужб, не получают ожидаемой квалифицированной помощи и оказываются втянутыми в политические разборки. Так, совсем недавно шеф полиции Басры (Ирак) заявил, что иракская полиция разделена по политическим предпочтениям и поэтому не может быть надежной, как независимая организация. Вопросы взаимодействия приходится решать со старейшинами — они решают, воздействовать на компанию силовыми методами или нет.

— Какова мировая практика взаимоотношений государств и частных военных компаний? 

— На сегодня в США приняли дополнительные акты, определяющие статус частных военных компаний. Многие европейские правительства также задумываются о законодательном определении частных военных компаний. Крупнейшие мировые частные военные организации базируются в США и Великобритании и являются опорой почти для всех организаций, работающих в зонах повышенного риска, включая, кстати, российские компании, которые имеют активы за рубежом. Как правило, частные военные компании — это высокопрофессиональные организации, имеющие связь с правоохранительными органами. Такие компании располагают достаточно разветвленной сетью представительств, налаженной логистикой и занимаются консалтингом, связанным с информационно-аналитической работой. У нас в России также проводится подготовка сотрудников служб безопасности, ориентированных именно на бизнес-разведку. Речь идет не о краже секретов конкурентов, а в основном об информационно-аналитической работе, касающейся тех или иных регионов или отраслей промышленности. Как и разведка в целом, бизнес-разведка в последние годы претерпела большие изменения. Сотрудники таких подразделений часто являются аналитиками и переговорщиками, которые выстраивают рабочие контакты для продвижения бизнеса в том или ином регионе. Эти компании оказывают широкий спектр услуг, включая лоббирование интересов клиента, потому что сегодня невозможно строить бизнес за рубежом без понимания того, с кем и как работать. Модели, когда крупные компании заходили, страну, опираясь только на государственные органы и межправительственные соглашения, устарели. Частный бизнес во всех странах приобретает все больший и больший вес, и не всегда правительственные организации, даже поручившись за безопасность активов и иностранных инвестиций, могут эффективно решать все задачи, которые встают перед бизнесом. 

— Но ведь у каждой крупной компании у себя в стране существует своя служба безопасности…

— Службы безопасности не могут выполнять свои задачи за рубежом, потому что просто не приспособлены для этого. Функции службы безопасности — это охрана объектов в России, сопровождение первых лиц, связь с правоохранительными органами. Сотрудники службы подбираются для выполнения задач у себя на родине, что в корне отличается от тех проблем, которые иногда встают перед компаниями за рубежом. Попытки разрешить такие проблемы по стереотипу решения на родине часто приводят к плачевным результатам. Именно поэтому сегодня крупным российским корпорациям, инвестирующим за рубеж, приходится нанимать иностранные компании. 

— Могут ли российские компании, связанные с секьюрити-консалтинговым бизнесом и разведкой, составить адекватную конкуренцию зарубежным коллегам? 

— Сегодня российский бизнес больше ориентирован на внутренний рынок, поэтому такой вид деятельности, как бизнес-разведка, не получил большого развития. Однако уверен, в ближайшие несколько лет рост российских инвестиций за рубеж повлечет за собой выход отечественных компаний, занимающихся бизнес-разведкой, на международный уровень. Многие крупные российские бизнесмены открыто заявляют, что у них есть возможность работать в любой точке мира. А такая деятельность требует специального подхода к обучению и переподготовке сотрудников по безопасности. В первую очередь такой сотрудник должен понимать экономические и деловые составляющие тех проектов, в которых он участвует, иметь высокие коммуникативные навыки; кроме того, такая работа требует очень углубленного, системного подхода, коим в полной мере обладают сотрудники частных военных компаний, в том числе и российских. 

— Президент Гувер, кажется, создавая ФБР, сказал, что ему больше не нужны стрелки, а нужны юристы. 

— Наверное, мы к этому тоже придем. Современная молодежь живет в открытом мире, имеет широкий кругозор, языковую подготовку, умеет работать с высокотехнологичными средствами связи и коммуникаций. Это можно наблюдать по работе специалистов крупных зарубежных военных компаний. Если вкратце описать сотрудника такой компании, то, видя его работающим за компьютером в костюме и белой рубашке, вы никогда не подумаете, что этот человек еще вчера мог передвигаться по Ираку, обвешанный оружием и средствами защиты. Это профессиональный, высококонкурентный менеджер. Сегодня военные и специальные задачи, связанные с военными действиями, — это лишь небольшая часть нашей деятельности. Главное для нас — установление рабочих контактов для решения бизнес-задач в зонах повышенного риска. 

— Ваша компания — это попытка создать альтернативу российским компаниям, работающим за рубежом?

— Мы имеем разветвленную партнерскую сеть за рубежом, которая позволяет нам работать в любой точке мира. Для этого нам даже не нужно открывать свои представительства — мы исходим из поставленных задач. От момента поступления заказа до начала действий проходит не более двух недель — это очень быстро, если учесть, что группа под проект подбирается международная. Все наши клиенты ориентированы исключительно на бизнес. А наша цель — поддержка бизнеса. Помимо материально-технической базы определяющим активом нашей компании являются люди. Поэтому мы предъявляем особые требования к отбору сотрудников. В основном это бывшие высококвалифицированные сотрудники специальных служб и правоохранительных органов. Но если смотреть в будущее, мы видим большой потенциал за молодыми специалистами в различных областях, которых мы могли бы подготовить для специальной работы. Помимо этого мы считаем, что привлечение инвестиций в данный сектор бизнеса позволит российским компаниям быть более независимыми при решении глобальных задач и откроет новые перспективы развития.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK