Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Новый Иван Драго найдется летом в Пекине"

Русские чемпионы мира в супертяжелом весе профессионального бокса уступили все свои титулы. Так же быстро, как и заработали их. А с кумирами будущего можно будет познакомиться этим летом в олимпийском Пекине.

   Осенью прошлого года россияне обладали чемпионскими поясами в трех из четырех самых популярных и высокооплачиваемых версиях чемпионатов мира среди профессионалов. Николай Валуев, Султан Ибрагимов и Олег Маскаев оставили вакантным лишь одно место в элитарном клубе тяжеловесов. Его занимал (и продолжает занимать) украинец Владимир Кличко.
   В такой же последовательности россияне и лишились своих титулов. В апреле у России не осталось ни одного тяжеловеса-победителя.
   


Бокс — как доллар
   Вообще, рассматривать то, что сегодня происходит в профессиональном боксе, как некое системное явление, наверное, неправильно. Но, согласитесь, когда большинство боев за звание чемпиона мира в самой престижной и самой эффектной весовой категории не обходится без воспитанников советской школы бокса, ощущение гордости за «наших» вряд ли можно задавить сухими рассуждениями специалистов.
   Скептики, полагающие, что успех отечественной школы бокса случаен и преждевременен, приводят вполне разумные доводы.
   Сегодня мировой профессиональный бокс испытывает чудовищный кризис. В упрощенном виде — в боксе происходит примерно то же самое, что и на финансовых рынках.
   Прежде всего он стал феноменально непопулярен в Мекке профессионалов — США. Страна, где рафинированный спорт джентльменов был превращен в высокодоходное шоу, сегодня явно охладела к «дуэли в перчатках».
   В конце 1980-х — начале 1990-х в Штатах эта самая индустрия шоу-бизнеса выдала на-гора целое созвездие тяжеловесов, равнозначного которому с тех пор больше никогда не возникало. Достаточно вспомнить, что теоретически на ринге могли сталкиваться (и иногда действительно сталкивались) Эвандер Холлифилд, Леннокс Льюис, Джордж Формен (пусть и на закате былой мощи и славы). При этом любимчиком публики являлся, безусловно, Майк Тайсон.
   В итоге поколение высококлассных бойцов, каждый из которых мог существовать на вершине боксерской славы в одиночку, приковывая внимание только к себе на протяжении 10—15 лет, этим изобилием само себя угробило.
   Когда в 1970-е весь заинтересованный боксом мир следил за противостоянием Мохаммеда Али и Джорджа Формена, этого было достаточно. Когда же претендентов стало больше чем четверо, интерес публики неожиданно упал.
   Это вполне объяснимо. Бой Льюиса с Холлифилдом должен быть абсолютным. Но он теряет смысл, когда все понимают, что без Тайсона объявить «царя горы» невозможно.
   В результате каждый из вышеупомянутых боксеров принялся окучивать свою часть огорода, полагая, что денег публики хватит на всех. Но, как выяснилось, хватило только на их собственную короткую спортивную биографию.
   


Тайсон и крах негритянской мечты
   Важнейшей тактической ошибкой — тем самым «первым невыплаченным кредитом» — стала искусственная травля Тайсона.
   Он, напомню, в начале 1990-х был привлечен к уголовной ответственности за попытку изнасилования чернокожей королевы красоты США, которая заглянула на огонек в роскошные апартаменты Железного Майка, а спустя несколько часов после рандеву написала заявление в полицию. Тайсона упекли за решетку. И профессиональный бокс в супертяжелой категории на этом закончился.
   Все дальнейшее не имело смысла. Доходы организаторов боев стали падать, начался лихорадочный поиск новых инвесторов, суетливые попытки захвата новых рынков — Европы и бывших советских республик.
   Именно с того времени — прежде всего из-за скандальности персоны Тайсона — сам бокс как спорт стал менее интересен, чем все, что происходило вокруг него. Холлифилд сражался и проигрывал Льюису, но публика ждала возвращения Майка. А тот, уже выйдя на волю, либо шалил вне ринга, разбираясь то с должниками, то с кредиторами, либо оказывался абсолютно неготовым именно к боксу.
   Достаточно вспомнить, как Железный Майк, тщетно пытаясь победить Холлифилда при помощи кулаков, едва не откусил тому в отчаянии ухо. Тайсона дисквалифицировали, но мало кто интересовался тогда судьбой победителя — Эвандера Холлифилда.
   Позволив закатиться звезде Тайсона, промоутеры, которые определяют, кому править на троне тяжеловесов, зарезали курицу, несущую золотые яйца. Судьба Тайсона — это разрушение мифа, крах афроамериканской мечты о феерическом успехе мальчонки из бедной семьи. То есть ты можешь потеть в зале, ты можешь стать сильнейшим на планете, но если ты из гетто вышел, ничего у тебя, парень, не выйдет.
   Именно в этом кроется причина катастрофического падения популярности бокса в неблагополучных кварталах американских городов. Там уже нет гетто, но нет и боксеров, которых спорт спасает от тюрьмы. В эту сказку не верят ни в Чикаго, ни в Гарлеме.
   Заметим, что, появившись недавно в Москве, Холлифилд продемонстрировал, что и в свои 45 он вполне конкурентоспособен. К московскому бою с Султаном Ибрагимовым Холлифилд был просто не готов. Не по возрасту, а по объему предматчевой работы. Возможно, гонорар, который получал Эвандер при любом результате московского матча сыграл свою расслабляющую роль. По неофициальным данным, Холлифилд обогатился на $20 млн. Победивший Ибрагимов получил меньшую сумму, но тогда сумел сохранить чемпионский пояс.
   Ибрагимов потеряет его 23 февраля, уступив без шансов культовому боксеру современности — Владимиру Кличко.
   


Новый европейский стандарт
   Проект «Кличко», по сути, стал первым европейским проектом промоутеров Старого Света, который смог конкурировать по масштабности замысла и объемам инвестиций с американской машиной профессионального бокса. Братья-украинцы Виталий и Владимир появились на профессиональном ринге именно в тот момент, когда это могло принести и принесло максимальные дивиденды.
   И Виталий, и Владимир Кличко до последнего времени были мало известны боксерской Америке. Когда они росли, американцы пожирали друг друга. И в итоге Кличко выскочили на американский боксерский рынок, когда там догорали последние звезды. Леннокс Льюис на излете своей карьеры изрядно побил Кличко-старшего, Виталия. Их бой был остановлен из-за сильнейшего рассечения брови украинского претендента на чемпионский пояс. «Пострадавший» впоследствии дождется ухода Льюиса на пенсию, станет чемпионом мира в самой авторитетной боксерской версии и уйдет от защиты титула на покой. На самом деле — уйдет с ринга в большую политику. Кличко-старший не оставляет надежды стать мэром Киева. Согласитесь, достойная должность для бывшего спортсмена.
   С Владимиром дела обстоят куда сложнее. В самом начале своей карьеры Кличко-младший в Гамбурге был отправлен в тяжелейший нокаут. С тех пор за ним закрепилось довольно неприятное для тяжеловеса прозвище Хрустальная Челюсть. Об этом не принято говорить вслух, но специалисты считают, что Владимир не в состоянии держать удар. То есть достаточно один раз весомо пробить защиту украинца, и он «поплывет».
   Тем не менее оба Кличко являют собой попытку возвращения к имиджу боксера-интеллектуала. Вот что говорит о своей работе сам Владимир Кличко:
   — Бокс подобен шахматам. И большой разницы я лично не вижу, — рисуется перед журналистами (а особенно — журналистками) украинский красавчик-гигант. — Бокс — лучшее времяпрепровождение для таких лентяев, как я. Провел один бой в полгода — и остальное время можешь лежать на диване…
   Или устраивать показательные — с обязательным приглашением журналистов — шахматные партии с чемпионом мира Владимиром Крамником. Или, еще лучше, — с венгерской шахматисткой Юдит Полгар.
   Даже внешне Владимир Кличко старается разрушать стереотипное представление о боксере. Наверное, сложно представить себе того же Тайсона в роли лица какой-либо дизайнерской фирмы. Кличко же — лицо «Хуго Босс». Для него специально отшивают все костюмы каждой коллекции этой популярной среди обеспеченных мужчин марки одежды.
   Именно Кличко первым прекратил поносить своих соперников. Обычно афроамериканцы еще накануне боя всячески оскорбляют будущего визави. Кличко не делал этого никогда. Как, в пику своим темнокожим коллегам, никогда не издевался над побежденными. Словом — джентльмен.
   В теории, если бы в Америке не утратили интереса к боксерским поединкам, то именно Владимира Кличко должны были сводить с лучшим темнокожим супертяжем. Но, как уже было сказано, бойца, достойного Кличко, афроамериканца, способного противостоять белому и победить его, в США сегодня нет. Проиграть же Кличко в Америке американцы не имеют права. Тогда о профессиональном боксе можно забывать на десятилетия, а на боксерские залы в негритянских кварталах навешивать амбарные замки.
   Но американская система работает даже в отсутствие собственных талантов. И промоутерская компания создает звезду, способную конкурировать с Кличко, из… россиянина Султана Ибрагимова. Чей бой и чья победа над Кличко должна была продемонстрировать именно превосходство старой доброй американской школы над новым европейским порядком в мире профессионального бокса. Ибрагимов должен был одолеть Кличко в знаменательный для любого человека, родившегося в СССР, день — 23 февраля.
   


Провал проекта «Султан»
   Султан Ибрагимов считается жителем Ростова-на-Дону. Более того, выиграв один из чемпионских поясов в супертяжелом весе, Ибрагимов даже посетил город, где совершал первые боксерские движения. Этого требовала рекламная кампания российского боксера. Возвращение в Ростов выглядело несколько искусственным. Ибрагимов искренне не узнавал город, который покинул в лихие девяностые, уехав продолжать спортивную карьеру в США. Как мы помним, именно в 1990-е там наметилась нехватка чернокожих супертяжей, и у европейцев, в том числе и россиян, появлялись шансы достигнуть успеха в США.
   Сегодня Ибрагимов остается едва ли не самым загадочным профессионалом. Собственно, мало кто из публики, интересующейся боксом, может в точности описать этапы карьеры Султана на пути к званию чемпиона мира.
   Недоброжелатели связывают этот путь с именем скандально известного промоутера Дона Кинга. С другой стороны, Майк Тайсон называет себя чуть ли не другом Султана. И даже собирался быть его секундантом в бою с Эвандером Холлифилдом в Москве. Но Тайсона в углу мы не увидели, а с Холлифилдом Ибрагимов справился и без подсказок Железного Майка.
   Разумеется, все с воодушевлением представляли, как «американский» русский побьет «немецкого» украинца в нью-йоркском «Мэдисон Сквер Гарден». В итоге бой Ибрагимов—Кличко будет признан едва ли не самым скучным в истории поединком супертяжей.
   Коллеги примерно так описывали то, что в течение полутора часов происходило под сводами легендарного спортивного дворца:
   «…Кличко избрал выжидательную тактику, так за два стартовых раунда и не попробовав пустить в ход свою убийственную правую руку. Ибрагимов действовал активно, на средней скорости, но за шесть минут — ни одной опасной атаки. Публика принялась недовольно свистеть. Кличко физически превосходил соперника и не стремился при этом идти вперед. Это Ибрагимову надо было действовать активно, чтобы не попасть под длинную руку украинца. А для того чтобы провести разящую атаку, нужно было включать максимальную скорость. Последнего Султан почему-то не делал… В седьмом раунде у Кличко прошла парочка неприятных джебов, в восьмом Ибрагимов помимо джебов пропустил прямой удар правой, а в девятом Кличко уже комбинацией повалил Султана на канаты. Впервые публика довольно затопала! К десятому раунду стало заметно, что Ибрагимов устал, а значит, о результативных атаках можно было забыть. Победа единогласным решением судей присуждена украинскому боксеру, который отныне владеет двумя чемпионскими поясами в тяжелом весе. После боя Кличко больше извинялся перед болельщиками, которые так и не перестали свистеть: «Да, бой получился не слишком зрелищный. Но против меня действовал серьезный соперник. Главное, я сумел объединить два пояса! Я обещаю, что буду больше тренироваться и продолжу свой путь».
   Как решил продолжить свой путь Владимир, расскажем позже. А вот Ибрагимов, которому теперь предстоит начинать все сызнова, чтобы еще раз оказаться на вершине славы, решил поменять тренера — Джеффа Мейвезера. «Мы приняли решение прекратить работу с Мейвезером. Сейчас ищем нового тренера. Не думаем, что это станет проблемой, в Америке много высококлассных специалистов», — объявил менеджер Ибрагимова Борис Гринберг.
   Подобное заявление дает нам право надеяться, что проигрыш Султана не станет финальной точкой в его карьере.
   


Маскаеву поздно, Валуеву можно, Поветкину — рано
   Безусловно, менеджеры Кличко рассчитывали, что после победы над Ибрагимовым их подопечный сможет помериться силами с еще одним россиянином — Олегом Маскаевым.
   Олег — удивительный боксер. Уроженец Узбекистана, Маскаев, фактически ничего не добившись в любительском боксе, ушел в профессионалы. Вернее было бы сказать — бежал в Америку, чтобы зарабатывать себе на жизнь боксом. Альтернатива этому в лихие 1990-е была, по сути, одна: пойти в бандиты и трясти ларечников и мелких бизнесменов.
   Маскаев предпочел тяжелый, но честный путь боксера. Ему не повезло с промоутером. В самом начале профессиональной карьеры Маскаева подставляли под кулаки элитных супертяжей. Он слишком много раз проигрывал, слишком часто получал сильные удары. Любой другой на его месте уже закончил бы карьеру. Но Маскаев добился того, что в 30 с лишним лет его стали воспринимать как претендента на чемпионский титул. Он дожил до того момента, когда с ринга ушли даже те, кто начинал боксерскую жизнь после него.
   При всем преклонении перед Маскаевым как человеком феноменальной силы воли, назвать его выдающимся боксером сложно. Слишком короток оказался срок его обучения в боксерских университетах. Приходилось драться, не постигнув многих азов. А переучиваться в 39 лет — невозможно.
   8 марта Олег Маскаев проиграл Самуэлю Питеру. И, по всей видимости, завершил свою карьеру. Кличко не суждено будет победить этого русского. Разумеется, российскому болельщику обидно и досадно. Однако, по правде сказать, объективных шансов на победу над Владимиром Кличко у Маскаева не было и не будет. А продолжение карьеры может иметь для Олега уже необратимые последствия в плане здоровья. Лучше уйти побежденным, чем спустя несколько лет превратиться в то, что представляет собой Мохаммед Али.
   Николай Валуев, наш третий «потерпевший», вообще заслуживает отдельного разговора. Валуев создан германскими промоутерами как шоу-боксер. Говорить о Николае как о спортсмене в чистом виде можно лишь в контексте его волевых качеств. Да, собственно, один только факт, что Валуев начал заниматься боксом в 20 лет, превращает его в уникума.
   С точки зрения техники боксирования, по образному сравнению критиков, Валуев в ринге обладает полным набором приемов… дискобола. Поразительно, как тренеры и менеджеры умудрились не использовать уникальные физические данные Николая — баскетбольный рост (217 см) при весе под 150 кг. Достаточно было поставить ему один быстрый и сильный удар — и Валуев легко мог бы избивать соперника, не подпуская к себе вовсе.
   В итоге пояс Валуева сегодня принадлежит выходцу из Узбекистана Руслану Чагаеву. В бою с Валуевым Чагаев, по мнению специалистов, продемонстрировал классическую советскую школу боксирования и обыграл своего неискушенного в боксерском ремесле визави.
   Отдадим должное Валуеву: сменив тренера, Николай добился проведения матча-реванша против Чагаева, который состоится 31 мая. И если новый тренер научит Валуева просто бить, одной школы Чагаеву уже не хватит.
   На самом деле все с нетерпением ждут другого поединка — между Владимиром Кличко и чемпионом прошлой Олимпиады, молодым российским супертяжем Александром Поветкиным.
   Поветкин ушел в профессионалы, обладая всеми титулами в любительском боксе. А это означает, что менеджеры строили его профессиональную карьеру очень осторожно. Они подбирали ему конкурентов, которые заведомо не могли оказать Поветкину сопротивление, но помогали приобрести необходимый опыт.
   Критик бокса Борис Валиев полагает, что четырех лет, которые Поветкин провел в профессиональном боксе, слишком мало для того, чтобы выходить мериться силами с таким искушенным соперником, как Владимир Кличко.
   Тем не менее Поветкин настаивает на поединке с украинцем. А тот… всячески его избегает. Чем, с одной стороны, портит себе имидж, а с другой — дает Поветкину время для продолжения обучения.
   


Проверка Олимпиадой
   Противостояние американских и отечественных боксеров уже увековечено в незабвенном кинематографическом произведении Сильвестра Сталлоне. Но сегодня сложилась парадоксальная ситуация: и Америка не может найти, вытащить из забвения, воспитать нового «жеребца» — Рокки Бальбоа, и Россия не может разобраться, по какому адресу проживает Иван Драго.
   Нынешний неуспех российских боксеров случаен. Как случайными были их победы. Победы Ибрагимова, Валуева и Маскаева — это спортивный подвиг одиночек. Не существовало и до сих пор не существует за спинами этих бойцов какой-либо вменяемой системы профессионального бокса. Что, естественно, не преуменьшает значения их личных побед во славу России.
   Но если серьезно рассуждать о поколении победителей, то оно сегодня, скорее всего, еще выступает на любительском ринге. Где как раз успехи России бесспорны. И на Олимпийские игры в Пекин едут уже 12 российских боксеров, завоевавших право в них участвовать.
   Именно среди тех, кто станут лучшими в Пекине этим летом, и следует угадывать черты будущего чемпиона мира среди профессионалов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK