Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НОВЫЙ КАВКАЗ"

У бизнеса свои соображения по поводу того, как улучшить инвестиционный климат в регионе.   Государство коренным образом поменяло свою политику на Северном Кавказе: если раньше акцент делался на силовые и политические методы решения проблем региона, то теперь во главе угла — экономика. Руководство недавно созданного Северо-Кавказского федерального округа разработало «Комплексную программу социально-экономического развития СКФО». Специальные «северокавказские» программы по поручению Владимира Путина должны быть разработаны всеми заинтересованными министерствами — от Минтранса до Минсельхоза. А в экономических общественных организациях создаются специальные структуры, отвечающие за регион. На днях в Торгово-промышленной палате РФ создан подкомитет по развитию нефтегазового комплекса Северо-Кавказского региона. Его возглавил глава Кабардино-Балкарской топливной компании — дочерней структуры «Роснефти» — Валерий КАРДАНОВ. «Профиль» постарался выяснить у него, зачем ТПП понадобилось подразделение по Северному Кавказу и как должна выглядеть новая кавказская экономика.
   
   — Скажите, в какой степени к Северному Кавказу может иметь отношение главный тренд российской экономической политики — инновационное развитие?
   — Нас это касается ровно в той степени, в какой и все другие российские регионы. На Северном Кавказе, вопреки распространенным заблуждениям, достаточно высок образовательный уровень людей, плюс к тому очень мно-го молодежи, больше, чем в среднем по стране. Другой вопрос, что там нет городов типа Дубны или новосибирского Академгородка и никто пока не собирается строить на Кавказе второе Сколково. Может, это и не нужно. Инновации — это не обязательно создание принципиально новых материалов или прорывы в космической науке. Даже сельское хозяйство может быть инновационным, что для Северного Кавказа очень актуально.
   — А нефтянка? Она может стать инновационной отраслью?
   — Почему — «стать»? Нефтегазовый комплекс и сейчас один из самых инновационных. Притом что около 40% себестоимости составляют на-логи, в отрасли есть деньги на НИОКР, а главное — есть постоянная потребность в об-новлении всей производст-венной цепочки: от разведки до переработки. Отдельной строкой проходит экология: я специально не подсчитывал, но по ощущениям, именно экологическая безопасность составляет основную часть новых разработок. Другой вопрос, что если говорить честно, то на наш регион приходится немного новых исследований: они в основном осуществляются головной ком-панией «Роснефти».
   — Зачем же тогда в ТПП была создана специальная структура по нефтегазовому комплексу Северного Кавказа?
   — Ну, во-первых, помимо НИОКР есть и другие задачи. А что касается новых исследований и разработок, то одна из задач в том и состоит, чтобы включить нас в процесс модернизации экономики, но не по отдельности, а объединив в некое сообщество, даже если предприятия юридически друг с другом и не связаны.
   — А в чем состоят «другие задачи»?
   — В том же, в чем состоят задачи Торгово-промышленной палаты как таковой: лоббировать интересы предпринимателей, разрабатывать правила ведения бизнеса, налаживать связи. Очень важно, что ТПП является одним из немногих каналов коммуникации между бизнесом и властью, одинаково эффективно работающих в обоих направлениях. Государство, к примеру, обозначает основную цель ближайшего времени — модернизацию экономики, а мы при помощи ТПП излагаем, что нам мешает двигаться в этом направлении. Кроме того, Торгово-промышленная палата может отстаивать интересы бизнеса на всех уровнях власти, от регионального до федерального. А задача конкретно нашей подкомиссии — налаживать взаимодействие между бизнес-структурами внутри северокавказского ма-крорегиона и совместными усилиями вести диалог с пред-ставителями как администрации СКФО, так и с руководством каждого региона в отдельности.
   — Как же, по-вашему, можно поднять сейчас экономику Северного Кавказа?
   — Насколько я знаю, полпредом президента в СКФО Александром Хлопониным уже разработан проект «Прог-раммы социально-экономи-ческого развития региона». В нем отражены основные приоритеты развития регионов, входящих в округ, включая большие межрегиональные проекты. Я документ пока не видел, но уверен: все, что в него вошло, абсолютно реально. Очевидно, что во главу угла, во всяком случае, на обозримое будущее, надо ставить инфраструкту-ру: автомобильные и железные дороги, газ, электроэнергия — это то, что может и должно сделать государство. Что же касается бизнеса, то я глубоко убежден, экономику именно Северного Кавказа может «вытащить» прежде всего малый и средний бизнес. Там не нужны предприятия-гиганты вроде «КАМАЗа» или АвтоВАЗа — они там просто бессмысленны, да никто, в общем, и не собирается их строить. Менталитету людей в регионе гораздо ближе небольшой частный бизнес, развитие которого, опять же, может подтолкнуть государство. Я говорю не только о налоговых мерах, но и, например, о специальных кредитных программах, которые могли бы разработать государственные Сбербанк, ВТБ и другие. Наконец, еще один приоритет развития экономики региона обозначил президент Дмитрий Медведев на последнем Петербургском международном экономическом форуме — это рекреационный кластер. Под этим понимается не столько модернизация старых и строительство новых санаториев, домов отдыха и SPA-центров, сколько создание целой индустрии отдыха и оздоровления. А создание такой индустрии включает в себя все вышеперечисленное: и развитие инфраструктуры, и помощь малому и среднему бизнесу, и инновационные разработки. Эта отрасль повлечет за собой развитие и массы других: от строительства и производства современных стройматериалов (сырья для этого в регионе более чем достаточно) до сельского хозяйства.
   — Неужели курорты могут стать системообразующей отраслью экономики Кавказа? И откуда, кстати, уверенность, что туда поедут люди? Все же не самое спокойное место…
   — Сейчас, конечно, туристический поток на Северном Кавказе мизерный, вы правы. И, конечно, имидж региона необходимо менять. Параллельно с развитием рекреационных зон, думаю, будут предприниматься шаги и в этом направлении. Что касается рекреационной отрасли, то никто и не настаивает, чтобы все усилия были сосредоточены только на ней. Просто горы, чистый воздух, минеральная вода, идеальная экология — это очевидные экономические преимущества Северного Кавказа, и было бы как минимум странно их не использовать. Но, естественно, яйца нельзя складывать в одну корзину, все должно развиваться параллельно, включая и нефтегазовую отрасль, и создание электрогенерирующих мощностей, о чем я давно говорю и к чему в регионе есть все предпосылки.
   — Какой итог работы возглавляемой вами в рамках ТПП структуры вы бы сами считали по-настоящему успешным?
   — Топливный комплекс в ре-гионе должен стать настоящей частью инфраструктурной цепи всего Северного Кавказа — движение только в этом направлении можно считать успешным. Что касается краткосрочного эффекта, то вряд ли он возможен в каком-то материальном воплощении. Речь, скорее, идет об изменении климата — не природного, конечно, он и так на Кавказе почти идеальный, а экономического. Думаю, совместными усилиями нам это удастся.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK