Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "НОВЫЙ КУРС"

Выступление премьер-министра Владимира Путина в Думе дает основания полагать, что правительство изменит свою экономическую политику.    Политика провозглашаемая не всегда совпадает с политикой реальной. Причина в том, что жизнь неподвластна людям. Потому политика есть искусство возможного, а не желаемого. Об этом еще раз напомнило выступление премьера Владимира Путина в Думе.
   
БЛЕСК И НИЩЕТА
    Выступая 20 апреля перед депутатами, Владимир Путин, как дальновидный, не выпускающий из виду 2012 год политик, сосредоточился не столько на экономической, сколько на социальной стороне прохождения Россией кризиса. Его ударное обещание — не какие-то абстрактные проценты ВВП, а ни мало ни много продление жизни среднего россиянина на два года (к 2015 году). Почувствуйте разницу!
   Путин говорил не о том, почему Россия после десятилетия экономического роста погрузилась в кризис глубже, чем любая страна из первой двадцатки (ВВП в 2009 году упал на 7,9%), а о том, что она единственная провела в кризисный 2009 год четыре индексации пенсий, добившись реального (за вычетом инфляции) роста средней пенсии на 10,7%. Это вряд ли «пенсионная реформа», как эти действия оценил Путин, но, без сомнения, осознанный политический выбор.
   Если антикризисную программу кабинета Путина выразить в цифрах бюджетных расходов-2009, то структура такова: 50% бюджета — на оплату труда, пенсии, социальные пособия, образование, здравоохранение и жилье. «Это порядка 5 трлн рублей. На 1 трлн рублей больше, чем в 2008 году», — подытожил Путин. В развитие национальной экономики из бюджета вложено 1 трлн 650 млрд рублей. Всего же — с учетом средств федерального бюджета, Фонда национального благосостояния, ресурсов ЦБ, государственных гарантий — ее финансирование превысило 3 трлн рублей.
   С точки зрения расстановки приоритетов все справедливо. Государство обязано заботиться, прежде всего, о решении социальных проблем, экономика должна быть в состоянии позаботиться о себе сама. Однако планка госрасходов была задрана так высоко, что впереди неминуемый откат. Это Путин выразил с неожиданным артистизмом. «Я сам вчера удивился, — поделился он с депутатами своим «открытием», — когда посмотрел эти цифры. Расходы бюджета возросли на 27,3%. И это притом, что доходы, наоборот, упали на 20,9%».
   
КОНЕЦ ГОСЭКСПАНСИИ?
   Совершенно очевидно, что теперь степени свободы политиков в принятии решений, базировавшиеся на накопленных резервах, существенно сужены. Резервы в значительной степени растрачены, политика должна быть пересмотрена.
   В начале апреля контуры этой новой политики обрисовал министр финансов Алексей Кудрин. Выступая в Высшей школе экономики, он заявил: «В части бюджета после четырехкратного роста расходов мы будем иметь десятилетие без роста расходов». «Нам нужно поменять психологию, нам придется опираться на рыночные институты, возможности финансового сектора, генерировать дешевые длинные деньги, а не развиваться за счет бюджетных возможностей, которые в ближайшие десятилетия будут существенно ограничены» — таким видит будущее Кудрин.
   Идея поворота от госкапитализма к его более рыночным формам была обозначена в Думе и самим Путиным. Премьер фактически признал, что «экспансия госсектора» сегодня невозможна: «Считаю, что любое предложение о приобретении новых активов в госсобственность, как и в собственность госкомпаний, должно проходить особую процедуру, может быть вынесено на уровень правительства, но в любом случае — проходить сложную процедуру для предотвращения повального огосударствления».
   Надо сказать, что подобные заявления можно было услышать от Путина и раньше, но прежде они не подкреплялись политической практикой. Новизна ситуации в том, что теперь изменились сами возможности государства. Премьер не говорил 20 апреля о новой программе приватизации, но все равно главная новость, которую узнали законодатели, состоит в том, что кризис может развернуть российскую экономику к рынку.
   
ТУПИКИ РОСТА
    В своей речи премьер объявил, что рецессия в России приказала долго жить. Свой вывод он обосновал итогами первого квартала 2010 года: «Рост промышленного производства составил 5,8%, а реальные доходы граждан выросли на 7,4%». Путин напоминает: «По официальному прогнозу, в 2010 году ВВП должен увеличиться на 3,1%. Однако есть большая вероятность, что темпы роста будут выше». Замминистра экономического развития, главный правительственный прогнозист Андрей Клепач уже заявил, что рост может составить до 6%. С тем, что российская экономика вступает в светлую полосу, согласны и эксперты западных банков. Даже те, кто недавно выдавал самые мрачные прогнозы для российской экономики, теперь уверены в ее V-образной динамике, то есть в том, что впереди — «быстрый отскок». При этом экономический рост в России по-прежнему базируется почти исключительно на росте цен на нефть. Однако возврат на рельсы докризисной экономической политики с ее широкой раздачей социальных пособий и гос-инвестиций едва ли возможен по той простой причине, что нефтяные цены хоть и растут, но не достигли и, скорее всего, не достигнут рекордных уровней 2007-2008 годов. А значит, и резервы будут восстанавливаться медленно. Если же обратиться к внутренним источникам финансирования, то инвестиции падают, спрос активностью не блещет, а предсказанных Кудриным «дешевых длинных денег» пока в природе не существует. Значит, единственный внутренний источник финансирования — сокращение издержек. В этом и будет состоять суть новой политики.
   На эту тему премьер высказался, и совсем не популистски: «Бессмысленно бороться за неэффективные рабочие места». Это значит, что посткризисное сокращение издержек в первую очередь распространится на рабочие места. Алексей Кудрин также убежден, что без сокращения «избыточного» персонала не обойтись. Что уж тут говорить о предпринимательском сообществе, интересы которого 13 апреля представил Михаил Прохоров. По его мнению, ситуацию на рынке труда необходимо изменить, облегчив процедуру увольнения сотрудников и отказавшись от административного сдерживания этого процесса. К тому же нынешняя правовая структура трудовых отношений, когда на бессрочном договоре работает 81% занятых, должна быть изменена в пользу срочных трудовых договоров, гражданско-правовых и иных форм отношений. Таковы первые шаги к росту производительности труда.
   Если подытожить изменения в сфере занятости, то государство берет на себя переобучение и поддержку новых безработных. «Единая Россия» может и дальше слать громы и молнии в адрес Михаила Прохорова, но, раз Дума поддержала новый курс Путина, она поддержала и либерализацию рынка труда. Все это является неотъемлемым (хотя и не единственным) компонентом нового курса и свидетельствует о серьезнос-ти происходящего поворота.
   Таким образом, новый курс правительства постепенно обретает более четкие очертания. Государство для начала прекращает экспансию в экономику, следующий его шаг — свертывание экономической активности. Госрасходы неумолимо сокращаются. Причем, прежде всего, инвестиционные; социальную ответственность с государства никто не снимает. В этих условиях для поддержания экономического роста и модернизационного прогресса государство будет вынуждено ограничивать российские монополии и чиновничий диктат.
   

   Возврат от госкапитализма к рынку
   Новый курс правительства постепенно обретает более четкие очертания. Государство прекращает экспансию в экономику. Госрасходы неумолимо сокращаются. Причем, прежде всего, инвестиционные. В этих условиях для поддержания экономического роста и модернизационного прогресса государство будет вынуждено ограничивать российские монополии и чиновничий диктат.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK