Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "НОВЫЙ ОБЛИК ЕВРОПЫ"

 КОММЕНТАРИЙ
Ликующие толпы на улицах Багдада означают, что военная стадия операции практически завершена. Но раны, нанесенные американо-европейским отношениям, не заживают. А впереди маячит угроза новых дипломатических осложнений и разногласий по поводу устройства послевоенного Ирака. «Эта война началась вопреки международному праву, поэтому мы должны как можно быстрее вернуться в русло ООН» — так комментирует ситуацию один российский дипломат. Попробуйте убедить в этом Дональда Рамсфельда (Donald Ramsfeld).
И все же, несмотря на сильные удары, Атлантический альянс жив. Да и вообще война и ее последствия в долгосрочной перспективе серьезно повлияют на все — от сложного баланса сил между странами европейского континента до того, как пойдет расширение ЕС. И во многом это влияние будет позитивным.
Начнем с того, что процесс нормализации отношений уже начался. Канцлер ФРГ Герхард Шредер (Gerhard Schroder) рекомендовал бундестагу «не забывать, что возглавившие войну против Ирака страны — это наши союзники и дружественные нам государства». А группа крупных немецких предпринимателей во главе с министром экономики Вольфгангом Клементом (Wolfgang Clement) планирует вскоре посетить США, чтобы еще раз подчеркнуть важность американо-германских отношений. «Мы всеми силами выступаем за то, чтобы не дать эмоциям взять верх, — говорит Хубертус Эрлен (Hubertus Erlen), председатель берлинской фармацевтической компании Schering. — Мы хотим вместе действовать в соответствии с нашими общими экономическими интересами».
Параллельно президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac), лидер антивоенного блока, нащупывает новые контакты с премьер-министром Великобритании Тони Блэром (Tony Blair), чтобы через него восстановить отношения с Вашингтоном. Министр иностранных дел Великобритании Джек Стро (Jack Straw) и его французский коллега Доминик де Вилльпен (Dominique de Villepin) уже делают шаги к примирению. 9 апреля сторонники Ширака во французском парламенте выступили за то, чтобы придать Атлантическому альянсу новый импульс. И французский премьер-министр Жан-Пьер Раффарен (Jean-Pierre Raffarin) не упускает ни одного случая подчеркнуть, что Франция поддерживает «демократические государства», сражающиеся в Ираке. А разговоры о незаконности этой войны со стороны Америки прекратились. Проходят и германо-польские встречи на высоком уровне — с представителями правительства премьера Лешека Миллера (Leszek Miller), явно проамериканская позиция которого сильно задела Берлин и Париж. «Очевидно явное желание склеить разбитую чашку», — говорит Януш Онышкевич (Janusz Onyskiewicz), бывший министр обороны Польши, ныне работающий в варшавском Center for International Relations.
Такие пробные шары со стороны Европы помогают и европейцам, и американцам заново понять, что они нужны друг другу. Экономика Европы, оцениваемая в $2,5 трлн., — самый важный торговый и инвестиционный партнер в мире. Поэтому администрация Буша намерена помешать попыткам законодательно наказать французские, немецкие и российские компании, пытающиеся получить финансируемые США контракты на восстановление Ирака. И уже пресекла попытку конгресса объявить бойкот июньского авиасалона в Париже. Похоже даже, что, если французы возьмут на себя часть расходов по восстановлению Ирака, они могут получить собственные контракты.
Белый дом также осознает, что в борьбе с терроризмом и распространением оружия массового уничтожения без полномасштабного сотрудничества с европейцами ему не обойтись. «При всей своей мощи США нуждаются в союзниках. Если вы хотите покончить с отмыванием денег, вам понадобится помощь Лихтенштейна, Люксембурга и Швейцарии», — говорит Карл-Хайнц Камп (Karl-Heinz Kamp), руководитель отдела международного планирования в берлинском Konrad Adenauer Institute.
Если Атлантический альянс вновь утвердится на своих позициях, когда иракский кризис разрешится, то сказать то же о Франции нельзя. Много лет Франции приходилось вести все более ожесточенную борьбу за то, чтобы оставаться политическим центром Европы. Воспользовавшись иракским кризисом, чтобы вдохнуть новую силу в свои отношения с Германией, Франция намеревалась таким образом противостоять растущей мощи молодых, более динамично развивающихся членов ЕС — Великобритании, Испании и Финляндии. Вместе с готовящимися к вступлению в ЕС странами Восточной Европы они обогнали Францию и Германию по темпам экономического роста.
Если антивоенные усилия Ширака имели целью укрепить позиции Франции на континенте и в мире, то эффект получился обратный. Не поддержанная Великобританией и Испанией, Франция оказалась в одиночестве. Еще существеннее то, что попытка сколотить антиамериканский блок восстановила против нее те восточно-европейские страны (в большинстве своем настроенные очень проамерикански), которые стремились вступить в ЕС. «С расширением ЕС возникает новый облик Европы, и он не такой, каким его видит Франция, — говорит Джулиан Линдли-Френч (Julian Lindley-French), аналитик из женевского Center for Security Policy. — С идеей европейской конфедерации вокруг Франции покончено». Изменения, которые произойдут в НАТО, еще больше усилят изоляцию Франции. «НАТО станет больше ориентироваться на США, — говорит Камп из Adenauer Foundation. — С 2004 года в организацию вольются 10 стран Восточной Европы, которые хотят быть союзниками США».
Поэтому никто так и не прислушался к недавним предложениям Франции, например, о создании франко-германской военной оси внутри ЕС. Их расценивают как последнюю попытку французов вернуть свой авторитет. «Мы приняли на себя удар этого [иракского] кризиса, а теперь должны идти навстречу Шираку? — возмущается крупный испанский чиновник из Мадрида. — Французы заплатят за затеянный ими кавардак».
Это неплохо: чтобы вновь обрести себя, Европе нужна не только Франция. Однако, выступив против США, в одном французы оказали Европе большую услугу. «Критики США теперь видят собственное бессилие, они видят, что Европа отстает от США, — считает Стефан Корнелиус (Stefan Kornelius), редактор мюнхенской газеты Suddeutsche Zeitung. — Нам не хватает сил для того, чтобы проводить в жизнь свою политику».
Это колоссальный урок для всей Европы. Европейцы не могут рассчитывать на серьезную роль Европы в мире без значительных и согласованных ассигнований на военные нужды. Члены ЕС выделяют на это значительно менее 3% ВВП, а США — почти 4%. Военные расходы Германии в расчете на душу населения меньше, чем в Люксембурге.
Теперь в Германии началась полноценная дискуссия о модернизации бундесвера. А партия Ширака призывает к резкому наращиванию военной мощи всей Европы. Кое-что из этого мы слышали и раньше. Но теперь, по крайней мере, иракский кризис поставил слабость Европы в центр внимания.
Еще один стратегический вопрос, требующий особого внимания теперь, когда боевые действия прекратились: окончательное мирное урегулирование между Израилем и Палестиной. На карту поставлен престиж Буша и США. Бездействие США может стать для европейцев, включая Тони Блэра, еще одним основанием для разрыва. И напротив, они могут закрыть глаза на свои противоречия с американцами и работать вместе с ними. Так бывало и раньше: после первой войны в Персидском заливе мощные дипломатические усилия США и Европы привели в конце 1991 года к созыву эпохальной Мадридской конференции. Разумеется, вторая война в Персидском заливе еще полностью не окончена. Но европейцам пора задуматься о своей роли в новом, нарождающемся мире.
Джон Россант возглавляет региональное бюро Business Week и освещает проблемы европейской политики из Парижа. — Business Week

ДЖОН РОССАНТ (JOHN ROSSANT)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK