Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Новый передел"

Передел собственности — процесс для России вечный. Параллельно с национализацией, развернувшейся в рамках антикризисной борьбы, в России процветает другое явление — захват собственности теми, кто должен всеми силами помогать предприятиям выжить.Словосочетание «рейдерский захват» уже прочно вошло в обиход. С этим понятием чаще связывают громкие дела по захвату как отдельных объектов недвижимости, так и целых заводов и предприятий. В последнее время на российском рынке все отчетливее стало проявляться так называемое банковское рейдерство, а нынешний экономический кризис только усилил это явление — массовые просрочки предприятий по кредитам развязали банкирам руки для разного рода злоупотреблений. Таковы выводы доклада Национального антикоррупционного комитета (НАК), подготовленного совместно с консалтинговой группой «Фоэникс» и Центром антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернэшнл».
Рейдер без маски
   Различий по сути между банковским рейдерством и традиционным «маски-шоу» (как наиболее знакомой широкой публике «классикой жанра») нет — и в том, и в другом случае целью «захватчиков» является чужая собственность. Однако банки проводят процедуру изъятия собственности более камерно — практически отсутствуют силовые захваты, липовые решения собрания акционеров и прочая атрибутика.
   Рейдерство вообще и банковское в частности, по оценкам экспертов, становится все более «серым»: современный рейдер сводит к минимуму набор противозаконных действий, используя их лишь для создания неблагоприятных для должника ситуаций, а остальная часть «операции» проходит в строгом соответствии с законами и юридическим нормами. Причем банки могут быть как инициаторами «рейда», так и лишь одним звеном в длинной цепочке, организованной сторонними заказчиками.
   Внешне наиболее распространенная схема банковского захвата вполне законна: клиент получает кредит под ликвидный залог — привлекательные для банка активы (предприятия, заводы, пароходы и т.д.). Затем банк искусственно организовывает клиенту просрочку с использованием самых разных методов.
   Эксперты насчитали до десяти популярных рейдерских способов превращения заемщика в недобросовестного должника. Например, можно блокировать проведение платежей по счету должника вплоть до ареста счета — чаще всего на основании закона о борьбе с отмыванием доходов, полученных преступных путем. Можно вступить в сговор с дебиторами и кредиторами должника, блокировать предприятию доступ к крупным заказам, организовать проверки фискальными органами (а это несложно с помощью коррумпированных чиновников), мешающие нормальной работе компании. Другой вариант — резко повысить процентную ставку по кредиту, конечно же, на вполне резонном основании — на дворе кризис, деньги дорожают… По той же причине можно потребовать вернуть часть кредита или увеличить обеспечение по кредиту, дескать, рыночная стоимость залога из-за кризиса упала. Ну и, наконец, вполне популярен метод фиктивной продажи долгов подставным компаниям, которые затем уклоняются от получения выплат по кредиту.
   Способов много, цель одна — чтобы заемщик формально просрочил выплату кредита. Далее включаются по большей части законные механизмы присвоения чужого имущества.
   Чаще всего на рынке «работают» четыре типичные схемы. Первые две отличаются только методом воздействия на должника и степенью законности. В одной после создания просроченной задолженности и расторжения кредитного договора права на заложенное имущество взыскиваются кредитором через суд, затем в ходе исполнительного производства имущество продается по заниженной цене подставной компании, а та, в свою очередь, реализуют его уже по рыночной цене. В другой после расторжения договора должника начинают активно «прессовать» (с использованием преступных группировок, административных и правоохранительных органов), вынуждая его подписать кабальное соглашение об отступном с кредитором, после чего имущество изымается и продается опять же по рыночной цене.
   Остальные две схемы — разновидности первых, но при их использовании еще на стадии подписания договора залог оценивается по заниженной стоимости. В одной в качестве залога фигурирует имущество, взятое должником в лизинг (которое ему помогают приобрести по заниженной стоимости); в другой — контрольный пакет акций компании, выступающий в качестве обеспечения по операции РЕПО (заем под залог ценных бумаг). Получив пакет после расторжения кредитного договора, банкиры-мошенники на правах мажоритария меняют директора компании и распродают активы компании по дешевке.
«Режиссеры» и их «ассистенты»
   Кризис банкирам-рейдерам только на руку, хотя именно на банки властями возложена роль спасителей реального сектора от долговой ямы. Однако средним и мелким кредитным организациям ситуация разжигает аппетиты: тотальный дефицит ликвидности лишает должников возможности быстро перекредитоваться в короткие сроки на приемлемых условиях, оставляя ему пассивную роль жертвы.
   Эксперты отмечают рост количества банковских сговоров — особенно на региональном уровне. Если должник является клиентом одного из банков-«заговорщиков» и в отношении него реализуется рейдерская схема, остальные банки, участвующие в сговоре, отказывают ему в предоставлении кредита.
   Практически никакая схема не обходится без участия в ней высокопоставленных чиновников из административных и правоохранительных органов, которые как минимум могут на законных основаниях обосновать проведение серии проверок на предприятии, а часто играют и более активную роль в реализации рейдерских схем, вплоть до силового воздействия.
   В самих банках в схемах могут участвовать не только топ-менеджмент, но и среднее звено управленцев. Кризис привел к сокращению заработной платы или урезанию ранее существующих бонусов. Поэтому ряд банковских менеджеров, потерявших привычный уровень доходов, стараются компенсировать для себя эти потери, используя свое служебное положение.
   Однако сотрудников, реализующих или участвующих в подобных рейдерских схемах, практически невозможно привлечь ни к уголовной, ни к административной ответственности, так как на первый взгляд все действия и требования со стороны банка законны. Кроме того, для возбуждения внутренней или административной проверки, как правило, не хватает первичных оснований.
   Банковский регулятор Центральный банк РФ также упомянут в антирейдерском докладе, по большей части — как символ бездействия. Хотя в перечне, озаглавленном довольно неоднозначно — «Функции представителей государственных органов в незаконном захвате собственности с участием банков», Центробанку вменяется всего лишь «отсутствие реакции на жалобы клиентов банков по фактам нарушения процедур с целью создания искусственной просроченной задолженности по выполнению кредитных обязательств» (см. таблицу 1), сам термин «функции» в контексте заголовка невольно воспринимается как синоним некоего активного, осмысленного действия.
Расцвела буйным цветом малина
   Техническая простота исполнения в сочетании с благоприятной для рейдеров кризисной обстановкой спровоцировала рост банковских атак. Процесс «цивилизованного» отъема собственности затронул и простых граждан. Так, по данным председателя НАК Кирилла Кабанова, в комитет поступило около 30 жалоб от граждан, заявляющих, что они стали «мишенью для рейдерской атаки». В «группу риска» в основном попадают заемщики, предложившие банку в качестве обеспечения по кредиту квартиры.
   Эксперты неутешительны в своих оценках дальнейшего развития ситуации. Президент группы «Фоеникс» Светлана Васина считает, что с учетом простоты реализации подобных схем ни один заемщик не может быть уверен в своей безопасности, если у него наготове нет дополнительной возможности «перезаняться». И процесс активно развивается — теперь уже не только банки, но и коллекторские агентства (профессиональные сборщики долгов) активно собирают данные по проштрафившимся заемщикам с интересным имуществом в залоге.
   Впрочем, пока злоупотребления банков на поприще отъема собственности не получили широкого распространения. Опрошенные «Профилем» юридические и адвокатские конторы, имеющие серьезные наработки по защите от рейдеров, с банковским мошенничеством на практике сталкивались редко. «Практика недружественного поглощения более мелких собратьев по цеху, так называемый банковский каннибализм, встречается гораздо чаще банковского рейдерства, — говорит Александр Сотов, руководитель группы финансовых расследований компании «ФБК — Право». — Для таких захватов время более чем благоприятное, учитывая обстановку на финансовых рынках, банки, особенно средние и мелкие, стали предельно уязвимы».
   Зачастую спастись гражданам от злоупотреблений со стороны банков помогают суды. Пока судебные органы не выработали однозначно жесткой позиции по отношению к неплатежеспособным заемщикам. Банкиры жалуются, что в отдельных регионах суды отказываются принимать к рассмотрению (либо откровенно растягивают сроки) иски по невозврату ипотечных кредитов. Мотивация судов понятна: высшие чиновники неоднократно говорили о помощи в реструктуризации ипотечных кредитов в условиях экономической нестабильности, соответствующий законопроект находится в разработке и вроде вот-вот должен выйти в свет. Потому судьи не торопятся создавать прецеденты отъема жилплощади у жертв кризиса, тем более что банки в подобных случаях, мягко скажем, не сильно озабочены интересами должника.
Гильотина — не средство от перхоти
   Самое интересное, что в законодательстве до сих пор отсутствует такое понятие, как «рейдерство» (не говоря уже о его подвиде — банковском), несмотря на бурный расцвет этого явления на российских просторах еще в далеких 90-х. Если дела о незаконном захвате собственности все же доходят до суда, то рассматриваются они лишь как «споры хозяйствующих субъектов». По мнению же НАК, рейдерство одновременно может подпадать под более чем 20 статей Уголовного кодекса, поэтому появление единой статьи просто необходимо. Пакет «антирейдерских» законопроектов лежит в Госдуме с 2006 года, но до сих пор не прошел даже первого чтения — несмотря на внимание к нему со стороны первых лиц государства.
   Как считают эксперты, решать проблему с недобросовестными банкирами придется комплексно. Во-первых, необходимо серьезно повысить требования к внутреннему аудиту, чтобы заблокировать недобросовестным сотрудникам возможность для проведения рейдерских схем. Во-вторых, Центробанку следует занимать более активную позицию по отношению к уличенным в рейдерстве кредитным организациям, вплоть до отзыва у них лицензий. В-третьих, необходим гораздо более тщательный контроль над подобными ситуациями со стороны прокуратуры и уполномоченных органов власти, а также их активное участие в рассмотрении жалоб как юридических, так и физических лиц (см. таблицу 2).
   Возможно, с принятием пакета антирейдерских законов, где будут четко обозначены действия, подпадающие под понятие рейдерства, прописаны процедуры взаимоотношений должника и кредитора в случае конфликтных ситуаций, прописано участие в них государственных органов, а сами рейдерские операции будут приравнены к грабежу со всеми вытекающими отсюда последствиями, — нашествие «серых» рейдеров удастся остановить. Или, по крайней мере, сделать невозможным комфортное существование рейдеров в правовом поле. Немного пугает одно: а не рубанут ли, как всегда, сплеча? Не забудут ли в пылу добродетельного гнева о балансе интересов? На памяти ситуация, когда, пользуясь шумной антирейдерской кампанией, мажоритарные акционеры умело затыкали рты миноритариям, пытающимся заявить о своих правах, — это-де агенты рейдеров, пытающиеся дестабилизировать работу предприятия.
   В связи с этим вспоминается недавний диалог двух чиновников на совещании в Хабаровском крае. Местный губернатор Виктор Ишаев сравнил ситуацию с выдачей кредитов промышленным предприятиям с банковским рейдерством: «Посмотрите, какие ставки предлагают реальному сектору! 20—25%! Назовите мне хоть одну отрасль, которая сможет это потянуть. Банки что — глупые? Они не понимают, что ни одно предприятие не сможет вернуть эти кредиты?» На это проводивший совещание первый вице-премьер Игорь Шувалов с готовностью ответил: «О проблеме предоставления кредитов я слышу ото всех. Наверное, за этим действительно стоит какая-то продуманная операция либо по отъему активов (рейдерство), либо это нечистоплотные откатные схемы».
   Отрадно, что чиновники открыто говорят о проблемах с ликвидностью, отсутствии доступных кредитов для реального сектора, кризисных проявлениях в экономике. Однако для каждой из упомянутых «болячек» — свой рецепт, пусть и лечить их все-таки придется в комплексе.

 

Таблица 1
Кто способствует банкам-рейдерам

ОрганДействия представителей госорганов в незаконном захвате собственности с участием банков
Центральный банк РФОтсутствие реакции на жалобы клиентов банков по фактам нарушения процедур с целью создания искусственной просроченной задолженности по выполнению кредитных обязательств
Инспекция Федеральной налоговой службыОрганизация проверок, стимулированных неправовым путем, (проверки по информации, предоставленной банком).Блокирование счетов
Правоохранительные органыДавление (необоснованные проверки и возбуждение уголовного дела на заемщиков по любым основаниям, в том числе по заявлению банка). Отсутствие реакции на заявления заемщиков о незаконных действиях представителей банков.Блокирование счетов
СудЛегализация обращения взыскания на залог по заниженной цене.Нарушение временных регламентов принятия решения (фактическое ускорение)
Служба судебных приставовЛегализация обращения взыскания на залог по заниженной цене.Нарушение временных регламентов (фактическое ускорение реализации процедуры).Блокирование счетов
Федеральная регистрационная службаОперативная перерегистрация права собственности с предметом залога по сделке, совершенной на торгах
Федеральная служба по финансовому мониторингуПриостановка операций по счету*
* По заявлению банка на основании статьи 115-ФЗ.
Источник: Национальный антикоррупционный комитет.

 

Таблица 2
Кто поможет защититься от банков-рейдеров

ОрганДействия по защите собственности от захвата с участием банков
Центральный банк РФНаказание банков за искусственное создание просрочек и прочие злоупотребления своим положением
Правоохранительные органыЗащита от давления (возбуждение уголовного дела по статьям 179, 163 УК РФ). Блокирование реализации имущества по заниженной цене
СудБлокирование реализации залога/предмета лизинга/актива компании, акции которой являются обеспечением, по заниженной цене. Определение справедливой цены на имущество
Служба судебных приставовРеализация имущества с торгов по справедливой цене
Источник: Национальный антикоррупционный комитет.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK