Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Новый старый большой"

После шестилетней реконструкции открылся Большой театр. Что увидит зритель на обновленной сцене?   С 28 октября Государственный академический Большой театр (ГАБТ) работает на двух сценах. Уже давно с названиями подмостков театра происходит какая-то путаница. Обновленную старую сцену называют то «исторической», то «главной», то «основной». Сцену в соседнем здании по привычке кличут «новой», хотя какая она новая? Работает уже много лет.
   С общественным статусом Большого театра тоже все непросто: все хотят от него разного. Для государства Большой был, есть и будет средоточием национального престижа. Для консервативной публики это музей, оплот академизма и традиций. Для продвинутых поклонников музыкального искусства — площадка, где должно найтись место авангардным постановкам, подтверждающим статус театра как игрока международного класса. Парадокс в том, что Большой должен оправдать все ожидания, и головная боль его дирекции — как усидеть на нескольких стульях. Лишь при такой неудобной посадке будет шанс претендовать на верхние строчки рейтинга лучших оперно-балетных театров мира.
   Вот тут как раз пригодятся две сцены, между которыми можно разделить репертуар: масштабные и классические спектакли — направо, в основное здание, камерные и авангардные — налево, на Новую сцену. Чтобы повысить качество пения и танцев, репертуарный театр частично перейдет на показы небольшими блоками: это ослабленный вариант системы «старджионе», принятой в ряде европейских стран.
   Итак, до конца сезона в ис-торическое здание вернутся балеты «Спящая красавица» (в новых костюмах и декорациях), «Щелкунчик» и «Лебединое озеро», оперы «Борис Годунов» и «Огненный ангел». Театр готовит вечер балетов «Драгоценности», оперы «Чародейка» и «Кавалер розы». Первой премьерой на Старой сцене — уже 2 ноября — станет «Руслан и Людмила» Глинки в постановке Дмитрия Чернякова, спектакль, о котором сами создатели предупреждают: это, конечно, сказка, но для взрослых — детям до шестнадцати не приходить.
   Истина в том, что, лишь творчески рискуя, как принято во всем мире, Большой в итоге сможет пить шампанское. А сетования некоторых на утрату ГАБТом былой славы смысла не имеют. Есть утрата или нет — это кому как. Большой балет и раньше был нужен зрителям и продюсерам во всем мире, и теперь востребован. Тем более что постановочный баланс тут вполне соблюден: и классику танцуют, и модного хореографа Уэйна Макгрегора с его компьютерными изысками приглашают. С пением, конечно, сложнее. Но кто говорил, что в этой области мы так же славимся, как миланский театр Ла Скала или нью-йоркская Метрополитен-опера? Что касается режиссерских решений, спорам о них не предвидится конца. Кому-то позарез нужно, чтобы в «Евгении Онегине» на сцене взаправду варили варенье, другим в условном искусстве оперы потребны условные декорации. Возмущаться, что некоторые, не к ночи будь помянуты, «гении» умаляют престиж академической сцены нахальными постановками, будут до, во время и после ремонта Большого театра. Наивный реализм всегда был самым востребованным жанром публики. Это как в живописи, где Шишкин и Айвазовский — навечно любимые художники.
   Так что заботиться о продажах придется в основном Новой сцене — в дни, когда там пойдет крутая современная хореография или оперы с «непонятной» музыкой вроде «Воццека». Отремонтированному старому зданию пустые кресла на спектаклях вряд ли грозят.
   Во-первых, спасут иностранцы, для которых посещение Большого театра входит в обязательную культурную программу. Во-вторых, как минимум два года народ будет ходить в Большой театр, как в анекдоте: «Сходил в баню, заодно и помылся». Осмотр позолоты и фланирование по Большому императорскому фойе в парадном костюме дорогого стоят.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK