Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "О бедном поэте замолвили слово…"

   Виталий Безруков. Есенин. «Амфора».

   В начале октября отмечали 110-летие поэта Сергея Есенина. Выпустили роман Виталия Безрукова с его сыном, Сергеем Безруковым, на обложке. Запускают сериал с тем же Безруковым-младшим в главной роли.
   На обороте книги выразительные высказывания. «Мне бы хотелось развеять шаблонный образ великого поэта: кабацкий гуляка, алкоголик и хулиган… Такое определение для меня кощунственно и противно. Есенин был светлым человеком», — чуть ли не со слезой пишет актер Сергей Безруков. «Для меня Есенин стал на всю жизнь «верой» в Россию и ее высокое предназначение. Написанный мною роман — это своеобразный итог моего полувекового преклонения перед светлым гением земли русской», — признается Виталий Безруков, автор. Но и это еще не все. В конце книги обнаруживается ремарка, сообщающая, что роман — художественная литература и описание многих событий вступает в противоречие с распространенными версиями биографии Есенина. Однако автор считает себя вправе «строить и излагать» собственную систему взглядов на жизнь и гибель поэта. «Если читателю кажется, что описанные в книге события не могли иметь места, он может утешиться этой декларацией. Если же читатель примет изложенную в романе версию, автор будет рад приветствовать в нем своего единомышленника». Версия, например, такая: «Пастернак хотел ударить его коленом в лицо, но Есенин успел перехватить его ногу. Изловчился он, приготовился — и неожиданно схватил Пастернака за яйца.

   — Ой! Ой! Мой Бог! — заверещал Пастернак. — Больно! Пусти, Есенин! Сволочь! Пусти! Ой, все, больше не буду! Ой, мой Бог! Он же мне их раздавит! — блажил Пастернак, безуспешно пытаясь вырваться».

   Весь смысл толстой книги сводится к простому тезису — сначала Есенина травили поганые инородцы, а потом убили чекисты с нерусскими фамилиями.

   «Двое других разом навалились на одного Есенина, усадили на стул, удавку на шею накинули. Хрипит Есенин, правой рукой вцепился в веревку. Вскочил Блюмкин, вытирая разбитую морду, и наганом со всего маху рукояткой в лицо! Еще! Еще! Один бьет, двое держат! Глаз вытек! Переносица проломлена! Обмяк поэт, затих.

   «Одолели нас люди заезжие!»

   Пнул Блюмкин, проходя, гармошку — проплакала в последний раз тальянка по хозяину своему. Свершилось заклание! Взметнулась птицей белой душа поэта в синь поднебесную над родной землей русской».

   Само собой, любая версия, в том числе и эта, пусть и не самая оригинальная, имеет право на существование. В деле о гибели Есенина вряд ли кто-нибудь поставит точку. Но зачем считать читателей существами недоразвитыми, если стихи великого поэта опубликованы и прокомментированы, тиражи — миллионные, а документы, воспоминания современников, соображения исследователей творчества — доступны всем желающим? Есенин был человеком страстным и тонким, амбициозным и чувствительным, нежным и буйным, сильно пьющим, а главное — искренним. В отличие от «Есенина».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK