Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "О чем думают китайцы"

Чем отличается мировоззрение китайцев? Каковы особенности древнейшей китайской культуры? На вопросы посетителей сайта «Профиля» отвечает ведущий русский исследователь истории и культуры Китая профессор Владимир МАЛЯВИН.Владимир (Томск): Есть известный анекдот об оптимисте, который изучает английский язык, пессимисте, который учит китайский, и реалисте, который изучает автомат Калашникова. Учитывая способность китайцев ассимилировать соседние народы, кто из героев анекдота, по вашему мнению, окажется прав?

Владимир Малявин: Выиграет тот, кто освоит и английский, и китайский языки. А кто изучит только автомат Калашникова, непременно останется в проигрыше.

Сергей Тайра (Калининград): Оценивают ли китайцы Россию как интересного, полезного, но внутренне слабого партнера? Где пределы китайского интереса к русской культуре? 

Владимир Малявин: Интерес китайцев, как и везде, определяется их образовательным и культурным уровнем. Есть много китайских интеллигентов, влюбленных в русскую литературу и культуру. Интерес большинства, по-моему, действительно имеет довольно узкие, в основном определяемые практическими интересами, рамки. Это свойственно им исторически. Простые китайцы, исходя из своих понятий, нередко склонны думать, что мы не по-хозяйски обращаемся со своей страной. И если китайцы в чем-то правы, то мы должны заставить их изменить свое мнение. Китайцы ценят русского, знающего и любящего свою страну, и наш долг — дать им такие знания и научить их этой любви. Короче, я начал бы с себя, а потом требовал бы того же от китайцев — по крайней мере, живущих в России. Кроме того, русским надо относиться дружественнее к иностранцам. Последние часто жалуются на замкнутость и необоснованную ксенофобию в России. 

Дмитрий Голощапов (Волгоград): Недавно прочитал одно ваше любопытное высказывание о том, что у России нет некой цементирующей основы, которая позволяет великим государствам выживать и двигаться вперед, и, мол, хорошо бы «распустить Россию на все четыре стороны». Что вы имели в виду? И еще. Сейчас большинство известных российских интеллектуалов живут, по их собственному признанию, в ожидании страшных событий, их пугает собственная страна. Вы разделяете эти опасения?

Владимир Малявин: Я вырос и до 40 с лишним лет жил в России, знаю и люблю свою родину и высокомерного отношения к ней и к ее народу никак не могу разделить (см. хотя бы мои колонки в «Русском Журнале»: «По Русскому Северу», «Глубина русской глубинки»). Я также верю, что у России есть потенциал великой державы. Цитируемого вами высказывания за собой не помню, к тому же надо смотреть его контекст. Считаю, впрочем, что чрезмерная централизация власти в России вредна, и нам следует позаботиться об укреплении местного самоуправления. Тенденцию к «усилению вертикали власти» можно понять, но в долгосрочной перспективе она чревата потрясениями.

Аня (г. Акита, Япония): Правда ли, что Китай ведет рассчитанную на 50 лет тайную войну по захвату России, ведет хитрыми способами вроде постепенного проникновения, заполнения своими нелегальными рабочими ипр.? Якобы есть какой-то китайский трактат по ведению такой неявной войны?

Владимир Малявин: Мне ничего неизвестно о тайной китайской стратегии в отношении России. Но хочу заметить, что китайский идеал «естественности», точнее, «таковости» бытия можно определить как «спонтанно-разумное побуждение» — возможно ли такое? — предваряющее и знание, и даже опыт. Поэтому он есть Дао, то есть Путь.

Китайцы поражают европейцев необыкновенной, очень глубоко укорененной слаженностью образа жизни. Это их стратегическое «ноу-хау», о котором они, подозреваю, и сами не очень-то догадываются!

Наталия (Москва): Насколько серьезно китайцы относятся к своей культуре, как она сказывается на их поведении в бизнесе и как она может в будущем отразиться на отношениях с Россией? Можем ли мы адекватно взаимодействовать с ними?

Владимир Малявин: Китайцы усваивают свою культуру как бы инстинктивно, ведь они — самые искренние приверженцы «естественности» в жизни, а естественность есть то, что нами… забывается. 

Китайцы живут под знаком «забытья». Поэтому они могут очень мало знать о своей культуре и истории — невежество сейчас повсюду потрясающее, — мало интересоваться западной жизнью, притом опять-таки больше из практических, то есть «естественных» соображений, и при этом жить безупречно по-китайски. Вот эта бессознательная среда и воспроизводит сама себя. Многие китайские интеллигенты очень этим мучаются. Они считают (см. фильм «Скорбь Реки», 1988), что «китайская цивилизация вырабатывает некий оглупляющий вирус и пожирает своих самых талантливых детей». Вообще-то национальная культура — это всегда отчасти и некая национальная патология. 

Полностью ответы В. Малявина читайте на сайте «Профиля» http://www.profile.ru/

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK