Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "О роли личности в истории"

Как уже неоднократно отмечалось рядом российских экспертов, современная финансовая система является реализацией мечты средневековых алхимиков о создании золота из свинца. Золото им было нужно из-за того, что оно являлось тогда единой мерой стоимости, и осуществление такой программы, по их расчетам, могло принести ее авторам деньги и власть. В реальности, как обычно, дело обстояло несколько иначе: те из алхимиков, кто сумел эффективно продемонстрировать сильным мира сего свои способности, обычно оказывались в заключении, где дни и ночи напролет пытались реализовать свою программу — для других.
   А в современном мире картина выглядит так: единая мера стоимости — доллар США, производит его частная контора — Федеральная резервная система, которая никому не подотчетна, — практически из воздуха. Правда, в отличие от алхимиков Средневековья, нынешние организаторы процесса много сил уделили механизму защиты своей системы. Сюда можно отнести и вооруженные силы США, которые, в частности, защищают интересы владельцев ФРС, устав МВФ, который запрещает всем его членам эмиссию собственной валюты в масштабах, превышающих имеющийся у них запас долларов, систему ВТО, которая запрещает устанавливать ограничения по хождению доллара… И многое другое.
   Но самым главным элементом защиты является идеология. Те, кто еще застал советскую систему образования, помнят, что вне зависимости от учебного заведения и его профиля одним из самых главных элементов обучения был марксизм-ленинизм как инструмент понимания того, что альтернативного восприятия мира просто не существует. Поскольку в середине ХХ века мир представлял во многом симметричную систему двух центров, странно было бы, если бы аналогичной системы не было в условиях капитализма.
   Она и есть, разумеется. Пропаганда «свободы», «демократии», «прав человека», «политкорректности» и прочее, и прочее, сегодня является важнейшей составляющей и государственных, и образовательных, и культурных программ. И ключевой элемент пропаганды — подготовка экономистов, уж коли именно они по роду службы соприкасаются с наиболее закрытыми моментами современной финансово-экономической модели. Взять хотя бы аналогию с алхимией, приведенную в начале этой статьи: в рамках экономического мэйнстрима такие аналогии не могут появиться даже в виде шутки. Поскольку крайне нежелательны для тех, кто и дальше собирается получать неограниченную ренту с печатного станка.
   В позднем СССР (в котором марксизм уже основательно забронзовел и из науки стал догмой), как мы помним, вопрос решался просто и ясно: реальную экономику преподавали тем, кто специализировался на узкоотраслевых вопросах. А «общие» экономисты были скорее пропагандистами, хотя надо отметить, что их знание общеэкономических процессов было на порядок выше, чем у их современных коллег. Но поскольку системы были симметричны, то и у капиталистов должно быть что-то похожее.
   Оно и есть. Существует блестящая система подготовки узких специалистов, например, в финансовой сфере. «Блестящая» в нашем контексте означает, что она очень хорошо адаптирована к текущей реальности, и что будет с этими специалистами после кризиса — вопрос отдельный. Но они все — «отраслевики», и общеэкономические проблемы даже сформулировать не могут, не то что найти ответ. Это хорошо видно по их анализу текущих проблем: наиболее грамотные из них, такие, например, как Стивен Роуч (бывший главный экономист «Морган Стэнли»), прекрасно понимают катастрофичность протекающих процессов, но дать более или менее внятную картину их развития у них не получается.
   А вот те, кто специализируется на общеэкономических вопросах, вообще ничего сказать не могут, потому что они не экономисты, а пропагандисты, их так готовили. Их задача — не разбираться в сложных процессах современной экономики, а пропагандировать преимущества свободного рынка. И любая книга «Экономикс» — это не учебник по науке, а справочник пропагандиста. Соответственно, ожидать от человека, который разбирался в реальных экономических процессах исключительно в рамках этой доктрины, каких-то ответов о причинах нынешнего кризиса — примерно то же самое, что ожидать от пропагандиста райкома партии анализа причин политического кризиса в позднем СССР.
   И вот здесь самое время сказать о главной теме номера. Автор настоящей колонки работал в администрации президента при позднем Ельцине. И обратил внимание на то, что уже в это время, в период, когда президент постепенно терял контроль над ситуацией, он старался не допускать монополии во взглядах в своем окружении. Он мог верить Гайдару или Чубайсу, но всегда держал рядом людей, которые могли бы изложить ему альтернативную точку зрения о ситуации в экономике. А вот с 1999 года положение изменилось радикально. В политическом руководстве страны не осталось ни одного человека, который бы мог подвергнуть критическому обзору позиции пропагандистов свободного рынка, которые в силу своего догматизма и отсутствия понимания экономических процессов довели страну до катастрофы. Вспоминая Ельцина, можно смело сказать, что он был (на сегодня, я надеюсь) последним политиком в истории России. Потому что не могут считаться политиками люди, чью позицию по принципиально важным вопросам формируют извне.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK