Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Об эмигрантах"

Путешествуя по миру, постоянно сталкиваюсь с эмигрантами из России, старыми и новыми. Они часто работают продавцами в дорогих магазинах, гостиницах и ресторанах, куда их начали брать относительно недавно, когда стало статистически достоверно известно, что россияне много тратят.Владельцы этих бизнесов считают, что встреча с соотечественником за рубежом — это именно то, чего россиянам как раз и не хватает. Заблуждение. Мне часто приходится слышать от знакомых, рассказывающих о своем зимнем или летнем отдыхе, что главное достоинство места — отсутствие наших. Это все чаще становится реальным импульсом к выбору курорта.

Русские в дорогих местах сферы услуг в мировых столицах, как правило, люди хорошо образованные, часто со степенями кандидатов наук. Иностранным работодателям кажется, что умным русским будет легко найти контакт с приезжими россиянами любого статуса. На практике это часто совсем не так. Дело в том, что высокообразованные страдают мучительным комплексом неполноценности, не сумев достойно устроиться по специальности. Никому не нужны, за редким исключением, наши степени, не подтвержденные в западной системе аттестации. И вот беззаботные россияне-покупатели сталкиваются не с консультантом-продавцом, а с ментором, учителем жизни и образцом вкуса. Вкуса, сформированного нерасточительной моделью потребления, характерной как для их советского прошлого, так и для нынешнего безрадостного и предельно скромного эмигрантского житья-бытья. Эти люди, живущие в бедных районах, тратящие на себя от силы $500 в месяц, и то , поставлены на контакт с клиентами, выбирающими себе что-нибудь . Расточительное потребление праздного класса, как известно, лишено рационального материального смысла. Можно купить вещи почти такого же качества, но в десятки раз дешевле. Эмигранты же — лучшие эксперты в вопросах цена/качество. Их буквально коробит от пристрастий покупателей из России, и они не пытаются скрыть своего презрения к обладателям платиновых кредиток. А еще в этом презрении есть и тщетная попытка настоять на правильности своего решения покинуть Россию. Хоть продавцом, зато в Америке! Праве, которое никто из посетителей магазинов не оспаривает. Но комплекс толкает их на высокомерие и надменность. Моей жене продавщица из Сакса зачем-то сказала, что ее бывшая квартира на Пушкинской стоит уже $1 млн. Соседка сообщила по телефону. , — посоветовала жена.

Есть и другие эмигранты, которые хотя и не пошли по своей специальности, но нашли применение своим талантам в интернет-бизнесах. Живут тоже скромно, но все же сносно. Знают об Америке или Нью-Йорке из сообщений СМИ, прежде всего телевидения. Но осознают, что в первом поколении эмигрант почти всегда остается в социальном статусе не тем, кем был в России. Понимают, что реальные шансы преуспеть появятся у их детей. И тогда их выбор будет оправдан судьбой. Правда, при нынешней мобильности и возросшем притоке в Россию, где возможностей проявить себя в бизнесе гораздо больше, бывших эмигрантов и их детей может статься, что их жертва окажется невостребованной. И это тоже жизнь и судьба. За рамками нашей воли.

Мы с женой как-то навестили ее школьную подругу-отличницу, выпускницу МАРХИ, уехавшую в конце 80-х в Америку. Та вышла замуж за ортодоксального хасида и каждый год рожает ему по ребенку. Сейчас их у нее человек 12. Небольшой дом в устрашающих глубинах Квинза, района Нью-Йорка, никакой обстановки, дети: Мы быстро попрощались, сославшись на необходимость ехать в ресторан с резервированием за месяц. Она поинтересовалась: — мол, зачем зря деньги тратить. Сказала между прочим, что на Манхэттене была, только когда впервые приехала в Нью-Йорк.

Пару недель назад мы с женой побывали в Париже. Чудесная солнечная погода, плюс 16 градусов, теплый влажный ветерок. В субботу утром, без пробок, поехали в городок Сен-Женевьев-де-Буа в 30 километрах от столицы. В нем расположено русское кладбище, на котором похоронены многие наши соотечественники, известные и не очень. И Феликс Юсупов, и безвестный врангелевец, и корниловец, и красноармеец Виктор Некрасов — все наши. Мы ходили по кладбищу, вглядывались в лица ушедших, всматривались в надгробные надписи. Высеченные на крестах слова отражают суровую разницу в мироощущении и уровне смирения перед судьбой. и , … Сквозным одиночеством пронизана скупая надпись на кресте: . Как звали: Матвей? Михаил? Когда родился? Кем был? Хоронили, вероятно, знакомые. Не друзья. Но повинуясь своему русскому, православному, эмигрантскому долгу и состраданию.

С годами прочувствовать судьбу эмигрантов, ностальгию будет все сложнее и сложнее. Какая разница, за белых или за красных? За Россию! За свою Россию. За нашу Россию.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK