Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Обходной маневр"

Сейчас уже никто и не вспомнит, кто и когда первым использовал словосочетание «газовая ОПЕК», которое уже более полугода до дрожи пугает Евросоюз и США.Истерия вокруг этих двух слов достигла апогея в начале апреля, перед проведением в столице Катара Дохе очередного заседания Форума стран—экспортеров газа (GECF, создан в 2001 году, входящие в него государства контролируют не менее 70% запасов газа в мире). 9 апреля, когда стало известно, что никаких решений о создании «газовой ОПЕК» в Дохе не принято, в столицах экономически развитых стран — импортеров голубого топлива, скорее всего, вздохнули с облегчением. А зря.

Подмена понятий

Говорите правду, и тогда вам никто не поверит. Эффективность этого классического приема была блестяще продемонстрирована российской стороной в случае с «газовой ОПЕК». Напомним, именно Россию Евросоюз и США называли инициатором создания газового картеля по типу Организации стран—экспортеров нефти. Хотя о необходимости подобного альянса публично первыми заговорили представители Ирана, Венесуэлы, Алжира, а также Тринидада и Тобаго. Но до предела ситуация обострилась в тот момент, когда в феврале Владимир Путин, отвечая на вопрос о «газовой ОПЕК», обронил, что это «интересная идея» и ее «надо обдумать».

Справедливости ради заметим, что высокопоставленные чиновники и топ-менеджеры «Газпрома» постоянно опровергали обвинения в инициировании «газового заговора», заявляли, что Россия не собирается «дружить против кого-то», и указывали на то, что создание «газовой ОПЕК» нецелесообразно. При этом они подчеркивали, что считают необходимым налаживание более тесной координации действий между государствами—экспортерами газа.

Итак, 9 апреля страны—участницы Форума в Дохе договорились о создании координационной группы высокого уровня, одной из основных задач которой станет разработка механизма ценообразования на рынке газа. Предполагается, что он должен стать прозрачным и понятным как для поставщиков, так и для потребителей. В этом процессе Россия выступит координатором группы. О чем еще договорились страны—участницы GECF, неизвестно, поскольку подавляющая часть заседаний Форума проводилась за закрытыми дверями.

Если исходить из того, что общественности представили наиболее важные итоги Форума (вопрос ценообразования), то на первый взгляд существенных изменений в ситуации не произошло. Однако на деле даже этого достаточно, чтобы считать конференцию в Дохе одним из важнейших событий последнего времени.

Торопиться не нужно

Когда представители «Газпрома» и Минпромэнерго утверждали, что создание «газовой ОПЕК» нецелесообразно, они ни на секунду не кривили душой. Они просто немного недоговаривали: организация газового картеля в ближайшие годы действительно не имеет смысла.

Во-первых, рынок газа, в отличие от рынка нефти, не является глобальным. Он поделен на локальные рынки, где поставщик по большому счету «привязан» газопроводом к потребителю, и наоборот. Во-вторых, трубопроводы, а также неизменность списка потребителей и поставщиков приводят к тому, что большая часть поставок газа производится по долгосрочным контрактам (20—25 лет), в которых формула цены на голубое топливо привязана к цене на нефть и нефтепродукты. В-третьих, в подобных условиях существование крупных газовых биржевых площадок, на которых, как в случае с нефтью, определялась бы рыночная цена на газ, просто бессмысленно. В-четвертых, напомним, одна из основных задач ОПЕК — поддержание цен на нефть на приемлемом для картеля и потребителей уровне, в первую очередь с помощью квотирования добычи. В случае с производителями газа этот фактор тоже отсутствует. Так, РФ определяет объемы экспорта исходя из возможностей своих месторождений и темпов роста потребления газа на внутреннем рынке (к слову, на экспорт Россия направляет всего 26% добываемого газа).

Но все это вовсе не означает, что существующая ситуация сохранится вечно. На рынке газа происходят интересные перемены, и главная из них в том, что он постепенно глобализуется, то есть приобретает черты рынка нефтяного. И один из главных стимулов этого процесса — развитие рынка сжиженного природного газа (СПГ).

Тихой сапой

Специалисты считают, что в обозримом будущем альтернативы СПГ не будет. И тенденции, развивающиеся на мировом рынке, похоже, подтверждают это. В 2005 году объем продаж СПГ в мире превысил 188 млрд. куб. м, а к 2010 году этот показатель, как считают эксперты, удвоится (по прогнозу PricewaterhouseCoopers, поставки СПГ через три года будут составлять около 40% мировой торговли газом). К тому же за последние 10 лет в два раза снизились удельные капвложения в производство СПГ. Ожидается, что к 2025—2030 годам из-за развития торговли СПГ рынок газа станет таким же, как и рынок нефти.

На последние цифры стоит обратить особое внимание. И вот почему. В ноябре 2006 года на совете директоров «Газпрома» заслушивалась информация о разработке стратегии газового монополиста по производству, транспортировке и реализации СПГ, в соответствии с которой компания намерена занять лидирующие позиции на рынке СПГ как раз к 2030 году! И это при том, что пока у «Газпрома» нет такого обширного опыта по реализации СПГ-проектов, как, например, у «родоначальницы» этого направления — Shell. Зато компания без особых церемоний уже вошла в СПГ-проект «Сахалин-2», где именно Shell — один из основных акционеров. На счету «Газпрома» кроме сахалинского проекта организация с 2004 года разовых сделок и разменных поставок СПГ в США, Англию, Южную Корею и Японию. «Газпром» вел или ведет переговоры по СПГ-проектам с ENI, Petro-Canada, Gaz de France, BP, корейской Kogas, египетской EGAS, японскими Itochu, Marubeni, Tepco и Tokyo Gas, американской Sempra, алжирской Sonatrac и т.д. Монополист рассчитывает войти в проекты за пределами РФ, а также реализовать СПГ-проекты на территории России вместе с иностранными партнерами.

Все бы хорошо, да только есть неувязочка. Россия (а точнее, «Газпром») довольно поздно вспомнила о том, что ей пора вступать в клуб экспортеров СПГ, несмотря на то, что впервые о подобных проектах в РФ заговорили еще в середине 90-х. А потому «Газпром» рискует столкнуться с определенными рисками на этом рынке. Из-за растущего в последние годы интереса к СПГ не исключено, что в ближайшей перспективе рынок ждет волна перепроизводства. Достаточно сказать, что к уже имеющимся 12 экспортерам СПГ в скором времени пообещали присоединиться Иран, Венесуэла, Норвегия, Египет, Боливия, Йемен, Перу, Экваториальная Гвинея и Ангола. То есть вполне может случиться и так, что, когда «Газпром» запустит свои проекты, на рынке образуются избыточные мощности по производству СПГ. Подобные сюрпризы приятными назвать трудно. Но кто сказал, что их нельзя избежать? Самый простой способ — координировать действия большинства основных игроков рынка (понятно, что ни Норвегия, ни Австралия к «газовой ОПЕК» в любом ее виде не присоединятся ни в коем случае. — «Профиль»), находясь в курсе текущих событий. Между прочим, подобная координация придется как нельзя кстати еще и потому, что Евросоюз по-прежнему продолжает настаивать на либерализации газового рынка и разрушении экспортной монополии «Газпрома». А США продолжают лоббировать строительство газопроводов из прикаспийских стран в обход России. Как же в такой ситуации не крепить единство рядов экспортеров газа?

А там, глядишь, лет через 15—20 придет время и для создания самой настоящей «газовой ОПЕК».

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021
19.10.2021