Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Обоюдоострая"

Несколько лет назад Ася Еутых вооружила гвардию наследного принца Иордании Али бин Хусейна. После этого потрясенный принц доверил девушке святое — свадебный наряд для своей невесты.
Впервые художница Ася выставляла свои работы, когда ей было пятнадцать. Тогда она училась в художественной школе, и ей все удавалось легко: экзамены сдавала экстерном, на первом курсе художественно-графического отделения Карачаево-Черкесского пединститута делала за других студентов дипломные работы. Доучивалась в Кубанском госуниверситете, особенно налегая на декоративно-прикладное искусство, скульптуру и графику. На последнем курсе прошла специализацию в училище имени Джемаля в Махачкале, у знаменитого мастера по серебру Курбанали Магомедова. Там же, в Дагестане, сделала дипломную работу: женский серебряный пояс с кинжальчиком и комплект украшений. С тех пор оружие — ее конек.

«Кинжальчик, — вспоминает Ася, — был выполнен в технике филиграни, хотя она для украшения оружия почти не применялась. Вообще, филигрань — первая ступень в ювелирном искусстве, а мне захотелось изучать более сложные технологии. Работа с оружием тем и отличается, что здесь имеешь дело с множеством материалов и требуются разнообразные технические приемы. А еще меня привлекает в оружии пластика, скульптурность. К примеру, рукоять шашки — это уже скульптура».

Как из-под земли

Сегодня Ася — известный художник. Ее работы выставлялись в Германии, Венгрии, Болгарии, Бельгии, на персональных выставках в Анкаре и Стамбуле. Хранятся в музеях и частных коллекциях Нью-Йорка, Лондона, Сингапура, Берлина, Токио. Благодаря Асе адыгская торевтика (древнее искусство ее народа) переживает второе рождение. Ася бы за это не взялась — если бы оставались другие художники, развивающие древние стили. Но таких нет. «Намного проще, — признается Ася, — было бы работать не скованной рамками того или иного стиля. А я работаю «внутри» него, несмотря на то, что композиция, форма, все элементы придуманы мной. При этом в каждой моей вещи есть привязка территориальная, какой-то элемент археологических находок, чтобы можно было определить, где они сделаны. Я должна рассказать миру о том, каким было искусство юга России».

Она изучила археологическое наследие и историю адыгов, коллекции Государственного исторического музея и Музея искусств народов Востока в Москве, Эрмитажа и Музея этнографии в Санкт-Петербурге, музеев в Нальчике и Черкесске. Археологи Адыгеи — ее хорошие друзья, в ГИМе она познакомилась с лучшим экспертом в России по кавказскому оружию, автором книги «Оружие народов Кавказа» Эммой Аствацатурян.

Забытый полк

Когда наследный принц Иордании Али бин Хусейн увидел работы Аси Еутых на одной из выставок, он предложил ей изготовить церемониальное оружие для его гвардии. Ася справилась за три месяца. Было изготовлено 16 полных комплектов древнего оружия, в состав которых входили кинжалы и шашки. Заказ был непростым.

На каждом кинжале или шашке — имя того, для кого это сделано: двух Яхутлей, Ката и Хатха, Тлебао — всех охранников из свиты принца. До этого в Иордании длинноклинкового оружия не знали. Даже охрана короля, состоявшая из этнических черкесов, забыла свои исконные шашки.

«Когда я рисовала эскизы, то использовала свои книги, которые привезла из дома, — говорит Ася. — И гвардейцы обрадовались шашке. Привезли ко мне старожила-шапсуга, который заинтересовался этим оружием. Потом он даже приезжал в Адыгею, с ним работали ученые. Посетил мою мастерскую, где с восторгом вертел шашку в руках, спрашивал, как ее вынимают из ножен, как с ней можно садиться и как танцевать. Вся культура обращения с этим оружием была абсолютно утеряна, выходит, мы ее вернули черкесам».

Холодно-горячо

«Чем хороша шашка? Она извлекается из ножен одним движением вверх — и сразу следует удар. А чтобы извлечь любое другое длинноклинковое оружие, нужны два движения. Все это я и показала гвардейцам в Иордании. А они потом показали, чему научились, во время визита короля Абдуллы в Японию их императору».

Шашка состоит из 10—15 элементов. В ее изготовлении применяются пятьшесть технологий. Одну деталь надо отлить, другую отковать. Потом спаять, вырезать, отчеканить. Затем гравировать, вызолотить, насечь золотом по стали.

Пистолет — вообще фантастически сложная работа. Ствол—из «дамаска», покрыт насечкой, другие части из ослиной кожи, ложе из дерева. Весь металл по-разному закален: кресало, по которому бьет кремешок, — полностью, пружина — лишь до определенной степени.

Для пистолета Асе многое пришлось делать словно впервые: определять, как заточить кремешок, как его правильно зажать. Зато Ася поняла, почему предки в газырнице (патронташе) носили несколько готовых кремешков: они быстро стираются, одного хватает на 5—6 выстрелов.

Печать красоты

Чтобы Ася вооружила гвардию иорданского принца, ее мужу Руслану однажды пришлось остановить танковый завод. Асе потребовался мощный пресс. Такой был в королевских мастерских, выпускающих танки и бронетранспортеры. Посторонних туда не пускали, но кто откажет принцу? А когда Руслан положил деталь под пресс, рассчитанный на большие поверхности, получилось, что все 600 тонн «сфокусировались» на маленькой формочке. И на дорогом английском оборудовании остался оттиск адыгского орнамента, причем хорошего качества. Пресс штамповал колеса для танков, так что как знать, может быть, иорданские танки теперь ездят на колесах с адыгским орнаментом.

Платье для Золушки

В этом году принц Али попросил Асю сделать для его невесты, журналистки CNN и дочери высокопоставленного дипломата ООН Рим Брахими, свадебный наряд.

Фактически это было не одно платье, а три. Сами платья сшили портные из Нальчика, а Ася отделала полы и низ верхнего платья золотыми и серебряными листиками с насечкой в технике, близкой к золотому шитью — традиционному для адыгов. Листья легкие, ажурные: тонкая ткань другого и не выдержала бы. Наплечные украшения — опять же серебряные с золотой каймой, и каждое — с пятью золотыми колокольчиками. Кстати, тоже непростыми: они закрепляют фату — вернее, тончайшую накидку, изготовленную в единственном экземпляре в королевской мастерской Саудовской Аравии. Но главное украшение наряда, что придает ему вид черкесского, — серебряный с золотом пояс с маленьким кинжалом.

За два с половиной месяца работы Ася нашила на платье почти 300 золотых и серебряных элементов ювелирных украшений. Цепочек для наплечных украшений сплела около метра (звенья цепочек состоят из миниатюрных львиных головок). Фигурки льва — на золотых полусферах пояса, они же — по три на каждом колокольчике наплечных украшений. Всего 90 золотых львов! Каждую деталь надо было изготовить в виде восковой модели, затем отлить, спаять, сделать зернь, чернение, отполировать, вставить драгоценные камни.

Поцелуй принцессы

Церемония бракосочетания принца Али и Рим Брахими состоялась 7 сентября в королевском дворце. Ася и Руслан там были. Накануне вечером Ася собственноручно затянула на тоненькой фигурке Рим шнуровку корсета и облачила ее во все три платья. Подошло идеально. Потом закрепила наплечные украшения, пришила на белые свадебные туфельки принцессы золотые листики.

На следующий день состоялся королевский прием. На нем принц Али в присутствии всего королевского семейства высказал Асе Еутых и ее мужу Руслану Туркаву огромную благодарность за изумительный по красоте и изяществу наряд его невесты, которого не было ни у одной принцессы мира. «Все происходило на высокой горе, откуда были видны все 10 городов Израиля, под нашими ногами оказался весь периметр Мертвого моря, — рассказывает Ася. — Было 500 гостей. На террасах расставили белые диваны, на которых разместились король Абдулла, принц Али, его супруга Рим, другие члены королевской семьи, а также эмиратские принцы, короли, шейхи. И случилось то, чего на Востоке, наверное, никогда не увидишь. Принцесса сказала: «Ася, я тебя очень люблю, у тебя такие золотые ручки, дай я их поцелую». Взяла мои руки в свои и каждую поцеловала. Честно говоря, я очень растерялась и не знала, что говорить, тем более все это происходило на глазах изумленных гостей».

Химия и алхимия

В прошлом году известному дирижеру, руководителю симфонического оркестра Санкт-Петербурга Юрию Темирканову Ася сделала великолепную серебряную дирижерскую палочку. А потом сам Темирканов на встрече в резиденции Ново-Огарево передал серебряный ритон работы Аси Еутых Владимиру Путину. Дело было накануне Дня России, встреча посвящалась развитию национальной культуры, сохранению народных традиций. Сделав подарок Путину от имени адыгского народа, уроженец Кабардино-Балкарии Темирканов рассказал ему об Асе. Кстати, ритон — это древний ритуальный сосуд, известный со II тысячелетия до нашей эры. Золотые и серебряные ритоны были принадлежностью исключительно царей и императоров.

В свободное от принцев, дирижеров и президентов время Ася Еутых работает для галереи, которая устраивает ее выставки. По словам Аси, заказов у нее на несколько лет вперед. Работы много, и когда большой заказ, она спит по 2—3 часа в сутки. Рядом — верный Руслан, муж и помощник. «На мне, — говорит Ася. — художественная работа с предметом: пайка, резьба, гравировка, ковка по драгметаллу, подгонка. На нем — «химия и алхимия»: литье, а главное — оборудование. Руслан по специальности — инженер по робототехнике, поэтому изобретает оборудование, которое купить нельзя. А если и можно, то не меньше чем за $100 тыс. И то потом надо переделывать».

Сейчас Ася уходит в «творческий отпуск»: нужно закончить строительство дома. Так что, если вы решите купить ее работу, не торопитесь. Если, конечно, вы не иорданский принц.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK