Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Один дома-2009"

На первый взгляд в Пикалеве все закончилось прекрасно.    На первый взгляд в Пикалеве все закончилось прекрасно. «Выплатить все долги до конца дня» — в этом есть что-то библейское, эпическое: только истинно масштабные правители увязывают свои распоряжения с природой. «Но только утренней порфирой Аврора вечная блеснет, клянусь — под смертною секирой глава счастливцев отпадет». Можно не сомневаться — распоряжение было выполнено еще до заката. Но вывод из истории довольно печальный: в России есть лишь один человек, способный решить проблемы малого города, в котором вдруг остановилось все градообразующее. А городов с такими проблемами больше раз эдак в пятьсот, кабы не в тысячу.
   Относительно хода, сделанного Владимиром Путиным в его родной Ленинградской области, в шахматной нотации пишут «?!» — одновременно очень сильный и крайне слабый. Сильный в смысле укрепления своих позиций: политолог Дмитрий Шушарин уже предположил, что с пикалевского разруливания, по-своему этапного, может начаться новое восхождение нынешнего российского премьера. Для доказательства своего влияния он в самом деле сделал много, причем в своей, любимой народом манере: «Олег Владимирович подписал? Я не вижу вашей подписи. Идите и подпишите», — сказать такое Дерипаске, безусловно, полезно: как для Дерипаски, так и для собственного имиджа. Но демонстрация всемогущества в такой ситуации есть еще и демонстрация полного бессилия, чтобы не сказать импотентности, всех прочих субъектов российской истории: и муниципальных властей, и областного руководства, и народа. Потому что народ хоть и вызвал к себе самого Владимира Владимировича, но доказал этим лишь свою способность перекрывать трассы, а на всякую проблему ведь не наперекрываешься. Сегодня у них заводы встали и денег не платят, завтра непогодой улицу размыло, послезавтра обнаружился свиной-куриный-крысиный грипп, а медикаментов в больнице нет, как нет их сегодня, допустим, в Архангельске; один раз перекроешь трассу — приедет Главный Начальник, два раза перекроешь — начальник поменьше и позлее, а в третий, как во Владивостоке, прилетит ОМОН из Подмосковья и снимет твои проблемы совершенно иным способом, как в России хорошо умеют.
   Я не очень представляю, что должны были делать жители Пикалева. Верней всего будет предположить, что они поздно спохватились. Но что сейчас говорить об этом? Если бы они пошли бить стекла у владельцев завода, а не трассу перекрывать, их бы точно побили без всякого ОМОНа. По-видимому, в России не осталось способа решить проблему, кроме апелляции к верховной власти. Если верховная власть все еще считает это благоприятствующим фактором, а не залогом своего скорого и бесповоротного кризиса — значит, у нее серьезные проблемы с самооценкой.
   Ситуация в Пикалеве доказала две вещи: в России есть человек, способный решать проблемы; такой человек только один. Иногда кажется, что ситуация была специально подстроена — а если не подстроена, то озвучена так всенародно — для доказательства его могущества: сегодня сходные истории разыгрываются по всей России, но лишь одна вызвала немедленную и бурную реакцию власти с мощной пиар-поддержкой. Но все проще, конечно. Так получилось, и получилось предсказуемо. Не ясно только, хорошо это или плохо, когда все полномочия в стране делегированы центру и сосредоточены в его руках столь плотно, что договор между заводом и поставщиком сырья заключается лишь вследствие перекрытия федеральной трассы. А если завод вдобавок окажется убыточен (он, по всей видимости, именно таков) — это приведет к новым финансовым проблемам Олега Дерипаски, и решаться они будут так же, как и прежде, — при непосредственном участии государства, то есть в конечном счете за счет того народа, который в четверг почувствовал себя облагодетельствованным. И выхода из этого заколдованного круга не предвидится.
   Девятнадцать лет назад летал я в командировку в Екатеринбург, где выступал Борис Ельцин, еще полуопальный. Спутниками моими в той поездке была журналистка Марина Крайняя (жена нынешнего главы Росрыболовства) и фотокорреспондент Юрий Козырев, ныне любимец World Press Photo и один из лучших в мире стрингеров. Больше всего нас поражало то, что к Ельцину, хоть он и далеко еще не был президентом, стояли километровые очереди — люди жаловались на массу проблем, которые могли бы двадцать раз решить самостоятельно. Рекордсменом в смысле нелепости и жалобности выглядел старичок, сетовавший на регулярные поломки лифта в подъезде — а что хотите, трудно без лифта, кого еще было просить его починить, не самому же… Ельцин все это стоически выслушивал. На обратном пути, в московском самолете, я не выдержал и спросил его: Борис Николаевич, как вы намерены управлять страной, где все решается только через первое лицо?
   — Отучили мы людей, — сказал он мрачно. — Чтобы снова научились помогать себе — лет десять нужно… или двадцать… — Он вздохнул. — Или больше.
   Проблема в том, что этих десяти или тем более двадцати никогда не дают. Потому что они научатся наконец решать свои проблемы — исчезнет ниша Первого и Единственного, Великого и Ужасного, Главного и Абсолютного.
   А на это кто же согласится?

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK