Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Одни за всех"

Вопреки ожиданиям журналистов и в полном соответствии с прогнозами экспертов, российско-американский саммит не принес сенсаций. Шесть подписанных в официальном Вашингтоне совместных заявлений носят вполне ожидаемый и традиционно декларативный характер. И только о том, что представляет собой выработанный президентами в приватном Техасе «План совместных действий», нам предстоит шаг за шагом узнавать в течение ближайших месяцев. А может быть, и лет.Информационная атмосфера, сложившаяся вокруг первого официального визита президента Путина в США, была «перегрета» задолго до того, как президентский самолет приземлился в Вашингтоне. На страницах газет, на экранах телевизоров спорили скептики и энтузиасты, сторонники и противники нынешнего сближения России и США, причем уровень предварительных оценок колебался от заведомого признания визита «историческим» до пророчеств о его полной неудаче. Как ни старались официальные лица и всевозможные эксперты с той и другой стороны сбить эту эмоциональную волну, журналисты все равно были настроены на «прорывы» и сенсации, на чудесное решение всех проблем, накопившихся между двумя державами за последние годы. Больше всего гаданий, в частности, было вокруг проблемы ПРО: кто кому уступит, кто первый пойдет другому навстречу и как будет выглядеть неизбежный (так большинству казалось) компромисс.
Но визит прошел ровно — без сенсаций и чудес. В самом его начале можно было даже заметить легкую тень взаимного раздражения: в ответ на широкий жест Буша, объявившего о трехкратном сокращении числа американских ядерных боеголовок, российский президент почему-то не разрыдался от счастья и чуть ли не сварливо выразил желание иметь на этот счет полноценный договор, подготовленный специалистами и официальным образом подписанный.
Вообще говоря, выйдя после первого раунда переговоров в Вашингтоне к прессе, Путин и Буш выглядели усталыми и не очень-то довольными друг другом. Может быть, потому, что по проблеме противоракетной обороны, которую многие почему-то считали «нервом» визита, им договориться не удалось. С другой стороны, констатировали они этот факт без особого драматизма: не удалось, так не удалось, время терпит. Во всяком случае, заявления о немедленном выходе из договора 1972 года Буш не сделал.
Документальным итогом визита так и останутся шесть подписанных в Вашингтоне совместных заявлений: о новых отношениях между Россией и США; о новых российско-американских отношениях в экономической сфере; о сотрудничестве в борьбе против биотерроризма; по Ближнему Востоку; о сотрудничестве в противодействии незаконному обороту наркотиков; по Афганистану. Заявления ожидаемые, декларативные и журналистов, несмотря на выраженные в них благие намерения, разочаровавшие: материала для сенсаций в них не было.
Когда же президенты из официального Вашингтона улетели в приватный Техас, на ранчо Джорджа Буша, прессу и вовсе посадили на «голодный паек»: стоя под дождем, телекорреспонденты уныло рассказывали зрителям о меню дружеского ужина (мексиканский салат, техасская говядина), о дне рождения Кондолизы Райс, который выпал на тот же день, о кулинарных талантах супруги президента Лауры Буш, о замечательном каньоне, прогуляться к которому помешала непогода.
Между тем Путин и Буш целый день о чем-то беседовали, однако по поводу этих бесед прессе была сказана лишь единственная туманная фраза: «Путин и Буш выработали план совместных действий». И ни слова больше. Зато потом, на встрече со школьниками в Кроуфорде, президенты выглядели такими довольными и так азартно отпихивали друг друга от кафедры с единственным микрофоном, что в голову невольно закрадывалась крамольная мысль, что у них есть своя игра и в этой игре должны быть правила. Что «план совместных действий» — не завеса вокруг отсутствующего согласия, а то самое, зачем и надо было Путину приехать в США (не для того же, чтобы напомнить американскому конгрессу о пропахшей нафталином поправке Джексона-Вэника) и на целые сутки отправиться в глухой угол Техаса, где американский президент сам садится за руль своего фермерского пикапа.
Что это за «план», мы будем постепенно узнавать в течение ближайших месяцев. Может быть, он и материализуется еще в какие-то официальные соглашения, но, скорее всего, наше знакомство с ним пойдет по известному библейскому принципу: «по делам их узнаете их». Сталин, Рузвельт и Черчилль, встретившись в Тегеране в 1943 году для того же самого, для выработки «плана совместных действий», тоже не были словоохотливы.
Но понятно, что всякий такой «план» включает в себя и договоренность о взаимных обязательствах сторон. Многим ведомствам будут отданы соответствующие распоряжения, и начнется работа, о которой мы будем узнавать по факту и результату. Услышат ответ и те, кто вопрошает сейчас: «А что Россия будет за это иметь?»
Кстати, Путин выглядел в Америке очень достойно не в последнюю очередь и потому, что даже тени суетливой корысти в его поведении не было. Ставки слишком высоки, чтобы вступать в игру с нищенской тактикой «дашь на дашь».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK