Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Охота на снежного человека"

Проект договора о повышении конкурентоспособности, предложенный Ангелой Меркель на саммите лидеров Евросоюза, провалился. Не получила одобрения в Брюсселе и берлинская концепция «спасательного зонтика» для евро.   Таких аплодисментов в свою поддержку в Брюсселе венгерский премьер-министр Виктор Орбан не слышал давно. Вот уже не одну неделю европейские политики ругали предложенный им рестриктивный закон о прессе. Но 10 февраля сотни функционеров Европейской народной партии приветствовали приверженца консервативных взглядов, как героя.
   Христианским демократам, собравшимся в Королевских галереях св. Юбера, особенно пришлось по душе, что Орбан обрушил критику на планы федерального канцлера Германии, ратующей за создание единого для еврозоны экономического правительства. «Уважайте договоры, — восклицал Орбан. — Нельзя демотивировать те десять стран ЕС, которые не входят в еврозону». Ему хлопали даже европейские парламентарии от германских партий ХДС и ХСС.
   Данное обстоятельство явилось демонстрацией недовольства позицией Меркель. По сути, в этом году канцлер рассчитывала оставить свой реформаторский след в европейской истории и потому вместе с французом Николя Саркози корпела над планом долгосрочного преодоления затянувшегося кризиса евро.
   Как на беду, в других странах ЕС возникло ощущение, что новоявленная германо-французская ось подминает под себя остальных. Повсюду, начиная с Будапешта и заканчивая Брюсселем, формируется фронт сопротивления. Еврокомиссия излагает собственную концепцию анонсированного антикризисного фонда, в корне отличную от совместного предложения Берлина и Парижа. В то же время германо-французский проект договора о повышении конкурентоспособности не находит поддержки у прочих лидеров ЕС.
   Европейские лидеры не без удовольствия разнесли в пух и прах идеи создания единого экономического правительства, с которыми выступила Меркель. Поводы для критики нашлись у старожилов ЕС на западе континента и у новых, «восточных» членов союза, у маленьких стран и у больших, у легкомысленных южан и у дисциплинированных северян.
   Меркель не сочла нужным распространить документ среди европейских коллег. «Немецкий проект договора — это как снежный человек, — иронизировал премьер-министр Чехии Петр Нечас. — Все о нем говорят, но видеть его никто не видел».
   Из двадцати семи европейских лидеров слово попросили девятнадцать. И все они выступили с критикой. У одних были возражения по существу, другим претил стиль, третьим — структура. Меркель и Саркози призывают подписать договор «О повышении конкурентоспособности», который бы обязал всех членов еврозоны к солидарности в вопросах социальной и финансовой политики. Это предполагает установление пенсионного возраста с учетом стареющего населения, унификацию налога на доходы юридических лиц в масштабах Европы, сдерживание повышения заработной платы, которая впредь не должна автоматически индексироваться с учетом роста цен. Такой документ задуман как дополнение для долговременного антикризисного фонда поддержки проблемных стран еврозоны, причем Меркель требует денежных уступок даже от частных инвесторов.
   Государства ЕС, не вошедшие в еврозону, смущает, что, по мысли Меркель, на первом этапе согласованию подлежит экономическая и социальная политика только стран, использующих евро. «К чему демонстрировать разделение? — вопрошает премьер-министр Польши Дональд Туск, заявивший о «принципиальных сомнениях в методе». — Неужели остальные воспринимаются вами как помеха?»
   Британец Дэвид Кэмерон тоже протестует против двухскоростной Европы: «Я не хочу, чтобы под европейский внутренний рынок заложили бомбу замедленного действия».
   Ряд участников саммита упрекают Меркель в подрыве социальной системы. Привязка заработной платы к ценовой динамике в его стране уже не одно десятилетие имеет характер «социальной модели», аргументирует бельгийский премьер-министр Ив Летерм.
   Федеральный канцлер Австрии, социал-демократ Вернер Файманн ополчился против пенсионных планов Меркель: «Я не готов сказать соотечественникам, что впредь им придется работать дольше». Даже премьер-министр Финляндии Мари Кивиниеми заявила, что должна учитывать социальную позицию работодателей и профсоюзов на родине.
   Еще одна группа выступила против предложенной Меркель и Саркози идеи гармонизации налогообложения юридических лиц. Экономика Кипра базируется на низком налоге на прибыль компаний, отмечает президент Димитрис Христофиас. «Если в этом вопросе я уступлю, то попросту не смогу вернуться домой», — заявил он.
   Ирландский премьер Брайан Коуэн тоже отстаивает обоснованность умеренной налоговой нагрузки на отечественные предприятия: «Мы конкурируем со странами, не входящими в ЕС».
   Поддержку Ангела Меркель получила только от своего партнера Николя Саркози, вступившего в словесную перепалку с ирландским коллегой. Национальное собрание Франции всегда возмущалось низким налогом на доходы юридических лиц в Ирландии, сетовал президент.
   И тем не менее он добился предоставления Ирландии помощи в многомиллиардном размере. «Я вас спас. Я стал отстаивать ваши интересы в парламенте, — негодовал Саркози. — И теперь вы тоже должны нам помочь». Градус дискуссии явно демонстрирует новые линии фронта в Европе: Берлин и Париж против всех остальных.
   Выразителем мнения прочих европейцев стал люксембургский премьер Жан-Клод Юнкер, который уже давно в ссоре с Меркель и Саркози.
   «Вообще говоря, я не вижу плюсов этого плана», — констатирует он. Отказ от индексации зарплат с учетом инфляции столь же бесперспективен, как и предложение лишить права голоса в Евросовете страны, превышающие дозволенную величину дефицита бюджета, заявляет Юнкер.
   Ближе к вечеру председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу предлагает постановить: договор о повышении конкурентоспособности не должен содержать мер, чреватых «подрывом общего внутреннего рынка». Критикам такая формулировка нравится — она устанавливает планам Меркель жесткие рамки.
   Кроме того, Еврокомиссия против идеи Меркель о создании долговременного антикризисного фонда зоны евро — это следует из концепции «Европейского механизма финансовой стабильности» (ЕМФС). Участие частных инвесторов в затратах на санацию — чему придает такое значение Меркель — упоминается лишь на периферии. Об автоматическом отказе частных кредиторов от притязаний, на котором настаивают немцы, больше не может быть и речи: проблемным странам следует «на раннем этапе» налаживать диалог с заимодавцами, чтобы те «добровольно» соглашались участвовать в соответствующих расходах.
   По мысли Еврокомиссии, ЕМФС нужно наделить полномочиями по скупке гособлигаций проблемных стран; в остальном он похож на «клон» Международного валютного фонда. Задачей ЕМФС, как и МВФ, будет являться стабилизация валюты и предоставление свежих займов государствам, испытывающим финансовые затруднения. В зависимости от серьезности денежных проблем предполагается предоставлять краткосрочные или среднесрочные кредитные линии в размере до полумиллиарда евро, причем названный лимит «при необходимости может временно пересматриваться в сторону повышения».
   Не реже раза в два года предстоит удостоверяться в достаточности средств. Основной капитал ЕМФС планируется установить на уровне 100 млрд евро. Данную сумму должны будут предоставить страны зоны евро, взнос каждой из которых определяется ее квотой в Европейском Центробанке. Для Германии это около 20 млрд евро. Вдобавок к такому денежному участию государствам предлагается предоставить и дополнительные гарантии.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK