Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Охота пуще неволи"

55-летний экс-министр внутренних дел, депутат Государственной думы Анатолий Сергеевич Куликов — охотник с 38-летним стажем. Географию он знает не только по девятнадцати местам воинской службы, но и по охотничьим адресам: медведи — на Алтае, волки — на Смоленщине, антилопы — в Африке, пумы — в Южной Америке. Первое правило законодателя Куликова — охотиться только по лицензии и только в сезон.Анатолий Куликов: У меня отец был охотником. Он работал шофером, и все мое детство прошло в кабине отцовского грузовика. Отец возил воду для скота на Черные земли в Калмыкии — там были огромные пастбища для овец, вечно дующий ветер не давал снегу покрыть землю. Из соседних районов — Грузии, Ставрополья — зимой туда сгоняли овец, это было значительно выгоднее, чем покупать им корм.
Мне было 13 лет, когда я подстрелил первого в своей жизни сайгака. Как-то отец высадил меня в степи, вручил свою одностволку и два патрона и сказал, что для первого раза поможет мне — заедет с другой стороны, подгоняя животных в мою сторону. «Целься в рогаля», — напутствовал отец. Когда спустя время я выглянул из-за пригорка, на меня неслась туча сайгаков. Какой там рогаль! Я перепугался и, зажмурившись, выстрелил. Звери разбежались в разные стороны. «Ну что, мазила», — сказал подъехавший отец. Но потом оказалось, что я все-таки попал. Их было так много, что не попасть было просто нельзя.
Еще вспоминаю зимний вечер: я лежу на печи, отец вернулся с охоты, привез волка, который от мороза превратился в ледяную глыбу. Я так засмотрелся, что свалился с печки прямо на него…
Еще отец ходил на зайцев, а потом делал из них котлеты: никогда в жизни ничего вкуснее я не пробовал! В то время охота была промыслом, реальным способом прокормить семью. Однажды за зиму отец добыл 400 сайгаков — половину шкур даром отдал портному, и тот пошил для всей нашей большой семьи куртки и пальто. Это было очень здорово — вскоре после войны одеться в такие «дубленки».
В 1964 году, когда мне было 16 лет, я получил охотничий билет и водительские права.
Всю жизнь я охотился. Еще комбатом привозил домой уток, куропаток. Моя жена великолепно готовит из любой дичи, единственное, чего не любит, — уток щипать.
Наталья Щербаненко: Жена охотника — разговор особый. Валентина Викторовна, вы когда-нибудь компанию мужу составляли?
Валентина Куликова: Однажды с мужем и друзьями-охотниками зимой оказались в лесу. Навстречу выбежала стайка косуль. Мужчины подняли ружья, а я захлопала в ладоши и закричала: «Косули! Убегайте скорей!» Животные не заставили себя долго упрашивать, мужчины, утопая в сугробах, побежали за ними. Когда они вернулись несолоно хлебавши, по выражению их лиц я поняла, что, если подобное повторится, меня ждет участь косули.
Н.Щ.: Ну а сыновья-то пошли по стопам отца?
А.К.: Сыновья, конечно, пошли. Вот дочка, как и мама, — из зрителей. Сыновей я с детства учил, как волк учит волчат. Они еще в школу не ходили, а с охотничьим оружием управлялись.
Н.Щ.: Анатолий Сергеевич, расскажите, пожалуйста, мне как полному дилетанту в вопросах охоты настоящий охотничий рассказ. Такой, чтобы поверить было трудно.
А.К.: В 1997 году, я тогда был вице-премьером, поехал в командировку на Чукотку. Когда закончились все дела, тогдашний губернатор Александр Назаров предложил съездить поохотиться на гуся. Во время возвращения на вертолете в Анадырь нас высадили на берегу залива. Погода прекрасная, конец мая. Вдруг Назаров говорит: «Сейчас начнется пурга, надо уходить». Ровно через пятнадцать минут действительно началась снежная буря, мы ели успели добежать до охотничьего домика. Сижу я с егерями и думаю: «Я же постоянно должен быть на связи с Москвой». А здесь, в тундре, какая связь! Избушку занесло, нельзя даже дверь открыть. На следующий день пурга, к счастью, утихла, и за нами прилетел вертолет. В этом году на церемонии президентского послания встречаемся мы с Назаровым, он снова приглашает на охоту. И вот мы с сыном на том же месте. Погода опять чудесная. Только разместились, я посмотрел на небо и сказал: «Сейчас будет буря». И точно. Мы побежали в избушку. Местный охотовед говорит: «Анатолий Сергеевич, вы, наверное, шаман. Ровно пять лет назад, в тот же день, 17 мая началась пурга».
Н.Щ.: Теперь про выпивку на промысле. По-моему, к фильму «Особенности национальной охоты» и добавить нечего.
А.К.: Вот вы, пишущая братия, пишите иногда фельетоны. Вроде все так оно и есть, только не совсем так. Так вот этот фильм — фельетон про охоту.
Н.Щ.: Ну а есть все-таки у нашей охоты какие-то национальные особенности?
А.К.: Наша охота демократичная и естественная. В Англии, например, каждый охотник проходит специальный ритуал. Там очень жесткие правила — до начала охоты никто категорически не выпивает. Стрелять можно, например, только в летящего фазана. Если птица сидит на дереве, то уже нельзя. Экипировка охотника должна быть в полном комплекте, проверяют все, вплоть до наличия перочинного ножика и фляжки.
Н.Щ.: А в России существует какое-нибудь неписаное правило для охотника?
А.К.: Скорее, примета: на охоте обычно никто не бреется.
Н.Щ.: У народа к охотникам отношение двоякое. Не мне вам рассказывать, что думают об охотниках борцы за права животных.
А.К.: Был у меня как-то в гостях Станислав Говорухин. Посмотрел он на мои трофеи и спрашивает: «А они тебя по ночам не снятся?» Я ему ответил: «Звери таким образом увековечены. Иначе бы они в свой час ушли, а так будут всегда».
Настоящий охотник никогда не будет заниматься браконьерством, это во-первых. Во-вторых, охотник не убивает зверя, но добывает его. Чувствуете разницу? В-третьих, охота по правилам не в ущерб фауне, а на пользу ей. В Пакистане, например, местные жители охотникам благодарны. Ведь все пакистанское оружие — в армии, а на кабанов, которые уничтожают посевы, охотиться нечем и некому. В нашей родной Калмыкии охота на волков считается делом государственной важности — поголовье волков растет с каждым годом, а один волк уничтожает до 60 голов овец и сайгаков. Там за каждого убитого волка охотнику в благодарность дают барана. Прошлой зимой пристрелил 16 волков. Баранов, правда, брать не стал.
Н.Щ.: Понятно, калмыцкий волк генералу не товарищ. А еще охоту считают буржуазным времяпрепровождением. Что вы на это скажете?
А.К.: В прошлом году, например, я с друзьями охотился на медведя на Алтае. Чтобы прийти к зверю, шестьсот километров надо было ехать на машине, а потом сорок — по горам на лошадях. Добирались мы восемь часов, повалил снег, лошади стали. На высоте две тысячи метров при температуре минус двадцать градусов среди ночи — самое место для поклонника буржуазного вида отдыха.
Н.Щ.: Говорят, в бане нет чинов. А на охоте? Генералу армии дают фору?
А.К.: Звезды на погонах помогают, но не в том смысле, который вы имеете в виду. Помогает знание предмета — военный человек, знаете ли, по принадлежности должен попадать «в десятку». Я по следу пули уже могу сообразить многое. Как-то мы с друзьями охотились на одном участке с другими командами. Кто-то из наших подстрелил лося, зверь еще пробежал несколько метров. И охотник из другой команды победу решил присвоить себе. Я говорю: «Твое оружие другого калибра. А твоя пуля — вот она». И показал самозванцу содранную кору на дереве.
Н.Щ.: А как вы относитесь к парадным охотам, когда зверь приходит к кормушке, а на вышке его ждут охотники?
А.К.: Настоящий охотник не упустит любую возможность поохотиться. С вышки — всего лишь один из способов охоты. Хотя на такой охоте забавные вещи случаются. Как-то с Виктором Степановичем Черномырдиным ходили мы на медведя «на овсах». Сидим мы с ним на разных лабазах, ждем. А медведь не идет. Мы потом поняли, в чем дело: вокруг под каждым кустом сотрудник «девятки» сидел.
Н.Щ.: А какие еще бывают виды охоты?
А.К.: Их множество. Один из самых тонких — на глухаря способом скрада, от слова «красться». Птица сидит на дереве и время от времени строчит: «тра, тра», а потом быстро: «тра-та-та-та». В этот короткий промежуток надо успеть сделать несколько шагов — птица ничего не слышит.
Н.Щ.: Скажите честно: легенды про охотников-фантазеров имеют под собой почву?
А.К.: Как говорится, нигде так не врут, как на войне и на охоте. Есть на эту тему такой анекдот: «Встречаются охотник и рыболов. Охотник хвастается: «Я такого кабана завалил — 400 килограмм!» Рыболов говорит: «А я намедни щуку выловил, вспорол брюхо, а там подсвечник медный и свечи горят». Охотник говорит: «Ну ладно, ты свечи-то потуши, а я килограмм 100 сброшу». Сам же я, честно признаюсь, не вру.
Н.Щ.: Считается, чтобы проверить человека, надо взять его с собой в горы. А с тем, с кем вы вместе охотились, пошли бы вы в разведку?
А.К.: Я не встречал плохих людей среди настоящих охотников. А ненастоящие бывают всякие. На охоте человек показывает себя таким, какой он есть на самом деле. Помню, как-то летели мы на охоту с одним человеком, которого только что уволили из органов внутренних дел. И он все печалился, мол, незаслуженно его освободили. Приехали мы на место. По традиции в первый вечер все собираются на совместный ужин. Этот человек так себя вел, что стало понято, почему, собственно, его от должности освободили.
Н.Щ.: А бывали у вас промахи на охоте?
А.К.: Конечно, были. Как-то в горах охотился на кабанов, а вышли шакалы. В одного попал. Прицелился снова, а проводник вдруг как закричит что-то на своем языке. Я думал, он кричал: «Стреляй быстрее!», а оказалось: «Не стреляй, это собака!» Я, к сожалению, задел ее. Заплатил хозяину за причиненный ущерб, и через четыре дня пес был уже, как говорится, в строю: ранение оказалось легким.
Н.Щ.: У охотника есть своя вершина?
А.К.: Существует африканская пятерка: слон, лев, бегемот, буфало и леопард. Здесь еще много непокоренных вершин. Что касается предлагаемой российской пятерки: бурый медведь, кавказский тур или горный козерог, рысь, волк и лось, — здесь уже полный комплект. Но у охотника всегда есть охота.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK