Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Окаменевшие гости"

В теории существуют мужчины, которые умеют делать подарки. У этих мужчин есть не только деньги, но и вкус, и чувство меры. У этих идеальных мужчин лишь один недостаток: они водятся в тех краях, где по лесам бегают единороги, а на полянках танцуют феи.Жизнь полна благих намерений, хотя чаще бывает, что «хотели как лучше, а получилось как всегда». Как всегда — это полбеды. А то, бывает, получается и тихий ужас, и мрак кромешный. Мои старые знакомые Степан Александрович и Марина Александровна были давно и прочно женаты, прошли плечом к плечу все положенные медные трубы и жили счастливо и уже довольно долго. Настолько долго, что дожили до приближения невероятной даты: тридцать лет совместной жизни. Со стороны это выглядит совершенно невероятным, так как, согласно последним научным данным, так долго современные люди вместе не живут. Тридцать лет законного брака — вполне обоснованный повод для отмечания и взаимного вручения подарков, причем подарков каких-нибудь особенных, со значением и внутренним содержанием.
Приближения подарка Марина Александровна ожидала с некоторой паникой: то, что ее Степушка категорически не приспособлен к презентам, она поняла еще на заре их юности. Тогда Степушка, молодой, но подающий надежды внешторговец, время от времени направлялся родиной в краткосрочные загранкомандировки и, экономя копеечные суточные, во всем себе отказывая, привозил Мариночке нечто немыслимое. Например, капроновые бальные перчатки до плеч, предполагающие не только наличие бального же платья, но и собственно балов, чем советский человек не так уж избалован. Или Эйфелеву башню чуть ли не в натуральную величину: эта железка, достающая Марине Александровне ровно до талии, до сих пор украшает их дом — исключительно из ностальгических соображений.
Если Мариночка просила мужа привезти из-за границы джинсы, джинсы были малы размеров на пять. Зато зимние сапоги обязательно бывали велики настолько, что и четыре шерстяных носка не помогали (хотя предусмотрительная Марина каждый раз аккуратно вырезала из картонки свой след, чтобы Степушка в заграничном магазине не испытывал замешательств по поводу размера).
Марина по молодости и неопытности поначалу обижалась — ей казалось, что муж все это делает специально. Она просто не могла поверить, что некоторые мужские головы на самом деле категорически не способны сделать самое простое с женской точки зрения дело. Такие мужчины созданы не для покупок, а для… ну, я не знаю, для чего… но уж, наверное, для чего-то они существуют?
За тридцать лет ко всему можно привыкнуть — вот и Марина Александровна привыкла к своеобразным подаркам своего мужа. Наверное, было бы проще, если бы он просто выдавал ей деньги: мол, купи, дорогая, себе что твоей душеньке угодно — но проще не значит лучше, а Степан Александрович, к сожалению, был несколько романтичен.
Поэтому обеспеченная домработницей и не занимающаяся хозяйством Марина Александровна получала в дар не только стиральную машину, но и машину посудомоечную, причем неоднократно: будучи поклонником научно-технического прогресса, Степан Александрович очень ценил все его последние достижения. Так что его Мариночка стала чуть ли не первой в стране обладательницей самостоятельно бродящего по квартире пылесоса, утюга, дистанционно гладящего даже висящие в шкафу юбки с оборками и кучи навороченных мобильных телефонов с ненужными ей выходами в Интернет. Но тридцать лет семейной жизни — это вам не баран чихнул, тут нужен какой-то особенный, ни на что не похожий подарок. И Степан Александрович ночи и дни напролет думал о подарке.
В конце концов его осенило: бриллианты вечны! Действительно — что в качестве юбилейного подарка может быть уместнее, чем эти лучшие друзья девушек? Можно было съездить в Третьяковский проезд и без проблем купить отличное кольцо со здоровенным коньячным бриллиантом. Но Степан Александрович не мог смириться со столь нетворческим подходом к жизни. То есть кольцо кольцом, но надо, чтобы в нем было еще что-то осмысленное, с намеком.
Когда-то давным-давно Степан Александрович подарил Мариночке чуть ли не единственный за всю историю нормальный подарок — сережки с бриллиантами, очень милые, но незатейливые. Однако это были первые бриллианты в жизни жены, и она до сих пор относилась к ним с большой нежностью и в самых торжественных случаях втыкала в уши именно их, а не более поздние и более дорогие варианты украшений. Хитрый Степан Александрович придумал, что будет очень символично, если сейчас, через три десятка лет, он купит очень подходящие именно что к тем, «значимым» серьгам висюльку на шею и колечко, выполненные в том же духе. Наверняка Мариночка будет очень тронута.
Степан Александрович начал действовать. Действовать надо было заранее, задолго до собственно юбилея, — выбрать подходящие камни, заказать подходящую оправу. А чтобы все было именно так, как надо, Степан Александрович потихоньку утащил у Мариночки те самые серьги, чтобы они служили ювелиру наглядным образцом. Заодно он стащил у супруги одно из ее колец — в помощь ювелиру, чтобы не ошибиться с размером.
В блаженном предвкушении будущих радостей Степан Александрович принялся жить дальше. Тем временем Марина Александровна, разумеется, не могла не заметить пропажи драгоценностей. Но поднимать шум не захотела — чтобы не расстраивать мужа: она-то знала, как Степушка гордился первым своим ювелирным подарком. Поэтому она стала по-тихому проводить свое частное расследование.
Первые подозрения, само собой, пали на домработницу Жанну. Марина Александровна, как человек интеллигентный, скандала с обысками устраивать не стала — она ограничилась намеками типа:
— Жанночка, вы случайно не видели такие вот мои серьги и кольцо? Ничего особенного, но они мне очень дороги!
Или:
— Жанна, если вам случайно где-нибудь попадутся мои сережки — я буду так рада, так благодарна!
Через три дня Жанна заявила, что ее еще никто и никогда не подозревал в воровстве, и попыталась уволиться. Марине Александровне стало жутко стыдно, и она чуть ли не в ногах валялась у гордой Жанны, моля о прощении. Жанна ее простила. И тогда хозяйка и домработница вместе стали думать: кто же все-таки мог стащить драгоценности?
В их гостеприимном доме люди бывали довольно часто. Иногда друзья приводили с собой своих друзей. Марина Александровна принялась обзванивать тех, кто бывал у них в доме в последнее время. Она надеялась деликатным образом выяснить: хорошо ли их старые, проверенные друзья знают тех, кого они приводили с собой в гости к Марине и Степану Александровичам? Может, в ряды близких и любимых затесался некто с подозрительным прошлым и небезупречной репутацией? Или, может, у кого вдруг произошло обострение клептомании?
К сожалению, деликатно не получилось: друзья быстро сообразили, что их подозревают либо в воровстве, либо в наличии неподходящих знакомых, и, естественно, принялись не на шутку обижаться. А кто бы не обиделся, если бы ему вдруг позвонили и сказали: «Знаете, у нас после вашего визита исчезли все серебряные ложки. Мы, конечно, не думаем на вас, но у нас никого, кроме вас, не было»?
Словом, ко дню юбилея Марина Александровна не поссорилась только с теми друзьями, которых не видела в своем доме как минимум последние два месяца, и мучилась вопросом, как объяснить благоверному Степану Александровичу отсутствие на годовщине чуть ли не половины приглашенных близких друзей. Тем временем юбилейный подарок Степана Александровича был готов, и драгоценности, изъятые в качестве образцов, можно было вернуть обратно. Степан Александрович незаметно подложил их туда, откуда, как ему казалось, он их взял, — на самом деле, конечно, совсем не туда, но это особого значения не имело, потому что Марина Александровна давно уже перестала по десять раз на дню рыться во всех своих ящичках.
И вот пришел день торжества. С утра пораньше сияющий супруг преподнес жене чудовищных размеров букет и две бархатные коробочки:
— Вот, — он решил на всякий случай разъяснить символику подарка, а то вдруг Мариночка спросонья не разберется, — смотри, это специально сделано так, чтобы было точь-в-точь как те сережки, которые…
Мариночка прервала его могучим всхлипом:
— Степушка, те сережки у меня кто-то украл!
— Ах нет, — беспечно ответил Степушка, — это я брал, ювелиру для образца!
По случаю праздника Марина Александровна мужа не только не убила, но даже не стала устраивать ему какого-нибудь особенно выдающегося скандала. Она немедленно бросилась к телефону и принялась обзванивать всех, кого успела обидеть подозрениями. Она извинялась, рассказывала, как все было, умоляла простить ее, непутевую.
Друзья, конечно, из вежливости сказали, что больше не обижаются и что непременно присоединятся к праздничному застолью. Впрочем, до сих пор многие из них, побывав у Александровичей в гостях, на следующее утро звонят и ехидно интересуются: не пропало ли у хозяев чего ценного и досчитались ли они всего фамильного столового серебра? А те сережки и колечко, к слову, Марина Александровна никогда не носит. Они лежат в сейфе, который в качестве подарка преподнес супругам в тот злополучный юбилей один их остроумный знакомый.

ЛЕНА ЗАЕЦ, рисунки ЛЮБЫ ДЕНИСОВОЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK