Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Окончательный анализ"

Болезнь, как и любовь, может нагрянуть неожиданно. Когда ее совсем не ждешь. Бесплатная советская медицина… Сколько воспоминаний, сколько образов, запахов и звуков рождает она! Сколько историй о том, как жили вопреки и заболели благодаря!

Когда я вспоминаю о том, как одну из приятельниц, а прежде любимую одноклассницу Таньку Веселову десять школьных лет лечили от всего (начиная с печеночных колик и заканчивая остеохондрозом), а потом в один прекрасный день она едва не умерла от банального аппендицита, который, как выяснилось, болел все десять лет, но из-за своего необычного расположения не был диагностирован нашей славной медициной, слеза ностальгии наворачивается на глазах. С Танькой мы жили на одной лестничной клетке, и всякий раз, когда бледная девочка, хватаясь руками за живот, выразительно смотрела на учительницу, учительница, в свою очередь, выразительно смотрела на меня, что означало: домой хрупкую отличницу Таню сегодня опять провожает не по годам развитая троечница Лена.

«Елена, — с выражением говорила учительница, — проводи Танечку домой. Идите спокойно, осторожно переходите дорогу. Помоги донести портфель. Скажи ее бабушке, чтобы она заварила Танечке чай с мятой. А вечером непременно позвони ей, спроси как она себя чувствует и продиктуй домашнее задание на завтра».

Я исполнительно кивала головой, хотя этот подробный инструктаж был совершенно лишним: о том, что мне надлежит делать, я уже хорошо усвоила за несколько лет. Мое соседство с Веселовой вносило в школьную жизнь несколько позитивных моментов: во-первых, отправляясь со второго урока вместе с Танькой домой, я возвращалась в школу в лучшем случае к пятому уроку (хотя и жили мы в нескольких минутах ходьбы). Во-вторых, Таня, как уже было сказано выше, училась лучше всех в классе и в те дни, когда не мучилась животом, с удовольствием делала уроки вместе со мной. Наконец, в-третьих, Танина бабушка потрясающе вкусно готовила борщи, пирожки, кисели и волшебно жарила обыкновенную картошку. Так что уроки мы делали с большим аппетитом.

Таня, которая, несмотря на свою тяжкую невыясненную болезнь, занимала активную жизненную позицию, была председателем совета отряда, принимала участие в литературных и математических городских олимпиадах, выставлялась на конкурсе рисунка «Человек — это звучит гордо» и считалась школьной героиней. Ее загадочную болезнь на переменках вполголоса обсуждали учителя, советовали родителям Веселовой, как грамотно варить бессолевое пюре, и на выдранных из тетрадок листочках в клеточку писали телефоны массажистов, которые своей мануальной терапией должны были помочь девочке. Веселова могла себе позволить как минимум раз месяц остаться дома на недельку, валяться на диване, смотреть телефильмы в дневное время, перечитывать «Шерлока Холмса», а в качестве бонуса получала вожделенное освобождение от уроков физкультуры на две недели — мечта всех девочек подросткового возраста. В десятом классе, за три месяца до выпускных экзаменов, у Веселой в очередной раз заболел живот, она отправилась на обследование к двадцать девятому врачу высшей категории в своей шестнадцатилетней жизни, который, пропальпировав Таню, высказал революционную идею о том, что у юной барышни, должно быть, аппендицит. «Ну или беременность», — на всякий случай добавил доктор, пролистав толстенную Танькину историю болезни. Таня и ее родители при этих словах покрылись красными пятнами, после чего молодой доктор исключил последнюю версию и отправил Таню в операционную. Где ей и вырезали злосчастный аппендицит, который мучил бедняжку все десять школьных лет. Стоит ли говорить, что выпускные экзамены Танечка сдала на «отлично», — у учителей не поворачивалась рука поставить другую отметку девушке, которая намедни мужественно пережила операцию под местным наркозом.

Прошли годы. После того как Танька уехала к мужу на другой конец Москвы, мы перестали встречаться даже в булочной у дома. Я вспоминала о трагикомических детских событиях всякий раз, когда кто-то из знакомых рассказывал в компании о странностях, которые водятся за врачами, и тоном знатока пересказывала Танькину историю как анекдот, будучи уверенной в том, что врачебные курьезы, едва не стоившие пациентам жизни, канули в лету вместе с бесплатной медициной.

На днях мне позвонил институтский приятель Андрей. Я с радостью согласилась на чашечку кофе. Андрей всегда был душой компании — большой и добродушный. Ему повезло устроиться в крупную нефтяную компанию. Молва доносила, что Андрей купил загородный особняк, в который каждый день его возит персональный водитель. Немудрено, что на встречу с предметом моего тайного обожания я шла в приподнятом настроении.

У дверей кафе меня окликнули:

— Ленусик, привет!

Я тщетно выискивала в толпе знакомую фигуру. Пока наконец не поняла, что меня зовет худощавый незнакомец. И только по обезоруживающей улыбке я поняла, что это и есть Андрей. Впалые щеки, взволнованные бегающие глаза, обветренные губы.

«Какой ужас!» — подумала я про себя, а вслух сказала:

— Сто лет не виделись. Ты почти не изменился. Серьезнее только как-то стал.

Андрей грустно улыбнулся, и правое веко запрыгало еще быстрее.

— Пойдем поболтаем, — выдавил он и коснулся шершавыми губами моей щеки.

«Господи, только бы это было не заразно», — подумала я.

Мы сели за столик. Андрей углубился в меню. Я, в свою очередь, сосредоточиться на замысловатых аппетитных названиях не могла. «Ну кто, черт возьми, просил меня тащиться на эту встречу с прошлым? Мало мне осеннего гриппа, сейчас опять подцеплю какую-нибудь заразу», — негуманно думала я, вглядываясь в язвочки на руках Андрея.

— Знаешь, Ленк, меня чуть не зарезали! — начала разговор моя студенческая любовь.

— Партнеры по бизнесу? — грубо поинтересовалась я.

Андрей отхлебнул пенку с капуччино и начал рассказ.

— Понимаешь, в прошлом году я почувствовал, что со мной что-то случилось. То в боку заколет, то в спину стрельнет. Вот, думаю, последствия карьерного стресса. Пошел в ведомственную поликлинику. Врач с улыбкой Джоконды, пощупав меня холодными руками, безапелляционно сообщил: «У вас, Андрей Сергеевич, дисбактериоз». И прописал курс лечения какими-то белыми капсулами. Принимать за тридцать минут до еды и через сорок пять минут после. Ну, ты представляешь, мне больше думать не о чем, кроме как время отсчитывать.

Я понимающе кивнула.

— Я их принимал кое-как, становилось хуже. В боку вечерами что-то шевелилось и покалывало. Я — ко врачу. Айболит перестал улыбаться и сказал, что у меня перитонит. Представляешь?

Услышав знакомое и родное со школьной поры слово, я интенсивно закивала.

— В общем, погрузили меня в «скорую помощь» и отправили в больницу, с которой у нашей фирмы заключен договор. Две тысячи «зеленых» в год, — полушепотом добавил Андрей, и я впервые за вечер заметила румянец на его серо-зеленых щеках. — Когда хирург удалил ненужный слепой отросток, он (отросток) был в три раза больше обычного. Это, знаешь, чудо, что все обошлось без осложнений. И случилось это все в Москве, а не в какой-нибудь Индии, из которой я только что вернулся. Через недельку меня отпустили домой. Наказав непременно показаться хирургу в поликлинике.

Айболит из поликлиники посмотрел на мой шов. «Все нормально», — вяло сказал доктор. А потом открыл карточку. Взгляд его упал на название страховой фирмы, которая оплачивала лечение, и список услуг, которые она гарантировала. В графе «услуги» значилось одно-единственное слово: «все».

«У вас, Андрей Сергеевич, запущенный случай, — ласково сказал доктор. — Вам, дорогой, надо пройти обследование. Со здоровьем не шутят, — строго заключил он и произнес красивое слово «гемодиализ». — Это такая, знаете, процедурка по очистке крови с помощью искусственной почки, — объяснил добрый доктор».

— С ума сойти, — вставила я слово. — Неужели ты согласился?

— Он мне в категорической форме сказал: «В противном случае мы за вас не ручаемся». Ну и полный анализ гормонов я еще сдал, флюорографию сделал, электрокардиограмму там всякую. Через неделю после процедуры доктор внимательно посмотрел мой язык и заключил: «Без лечебной физкультуры теперь никак не обойтись. Чтобы, не дай Бог, не случилось спаек. Вам ведь не надо таких осложнений? Идите в 16-й кабинет, я предупрежу».

В 16-м кабинете меня встретила девушка, похожая на этих, как их… поют еще… на группу «Виагра». «Проходите, говорит, дорогой Андрей, проходите!» Включает музыку и сообщает: «Ну, для первого раза аэробикой вам заниматься рановато. Займемся пока упражнениями для пресса». Я, довольный, за ней все повторяю. Стараюсь, как прилежный школьник. Она на прощанье мило щебечет: «Вы все запомнили? Можете повторить упражнения дома». Утром у меня все мышцы болели. Особенно живот, — добавил Андрей не без гордости.

— С ума сойти, — тупо повторила я.

— В общем, Ленка, я снова оказался у своего Айболита. Он уложил меня на кушеточку и вдруг говорит: «Ой, я только вас умоляю, вообще не двигайтесь». И бегом из кабинета. Вернулся с санитарами и носилками. Отвезли меня снова в больницу. По дороге санитары сказали, что у меня швы разошлись.

— Бедненький, — искренне сказала я. Понимание того, что жуткий вид Андрея относится не к заразной болезни, а всего лишь к сложившимся обстоятельствам, примирило меня. — Давай махнем по сто «Хеннесси» за здоровье!

— Мне теперь нельзя, — сказал Андрей, и правое веко его задергалась с бешеной скоростью. — Мне сейчас предлагают поехать в грязелечебницу в Кисловодск на месяц, — продолжил он. — Я чего хотел с тобой посоветоваться… Помнишь, ты рассказывала, что у тебя в тех краях родня живет? Узнала бы, как там условия.

— Андрюш, — я погладила его руку в язвочках. — Плюнь ты на все, а?

— Не могу, — твердо сказал Андрей. Мне надо пройти курс лечения до конца. Иначе они за меня не ручаются. Понимаешь?

Я поняла, что у Андрея действительно запущенный случай.

— Есть хороший психотерапевт. Снимает врачебозависимость, — пошутила я. — Дать телефон?

Андрей шутку не понял и суетливо полез в карман за ручкой.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK