Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Оксана ДМИТРИЕВА: «Надо не повышать налоги, а отказаться от накопительного элемента»"

Почему проект пенсионной реформы надо кардинально
менять, в интервью «Профилю» объясняет Оксана Дмитриева, член комитета
Госдумы по бюджету и налогам, бывший министр труда и социальной
политики России.  — Оксана Генриховна, на ваш взгляд, пенсионная реформа окончательно провалилась?
   — Переход от распределительной системы к накопительной породил
эффект двойного бремени, когда из тех же самых взносов нужно платить
пенсии нынешним пенсионерам и накапливать будущим. Это можно сделать
либо за счет повышения налогов, либо за счет сокращения относительного
размера пенсии нынешних пенсионеров. С 2002 года по сегодняшний день
реформа шла по пути уменьшения относительного размера пенсий. Сначала
пенсии составляли 32% от средней заработной платы, сейчас они снизились
до 23—24%.
   — Разрыв между средней зарплатой и пенсией в дальнейшем будет становиться все больше?
   — Если кардинально не поменять существующую пенсионную систему и не
отказываться от обязательного накопительного элемента, то мы обречены
либо на повышение взносов, либо на сокращение пенсий. При этом
накопительный элемент ничего не даст и будущим поколениям. Переход к
накопительной системе для будущих поколений имеет смысл лишь в том
случае, если доходность по пенсионным накоплениям выше, чем темп роста
средней заработной платы, скорректированный на коэффициент снижения
соотношения работающих и пенсионеров. За 2004—2007 годы рост зарплаты в
среднем составлял 25% в год. Если предположить, что такой темп роста
номинальной средней заработной платы сохранится, произойдет снижение
числа работающих по отношению к пенсионерам, то уровень доходности по
пенсионным накоплениям, который делает переход к накопительной системе
эффективным, составит 22% . Только с такого минимального уровня
ежегодной доходности по пенсионным накоплениям введение обязательного
накопительного элемента имеет смысл.
   — А в современных условиях такой процент возможно обеспечить?
   — У нас нет надежных инструментов инвестирования, обеспечивающих
доходность хотя бы в 22%. Даже на уровне инфляции доходность по
обязательным пенсионным накоплениям была лишь в 2005 году и составила
12%. Все остальное время она была в два и более раз ниже инфляции. В
2008 году, с учетом кризиса, доходность частных управляющих компаний
ожидается порядка —25—30%, а доходность государственной управляющей
компании ВЭБа — на уровне нуля. Но и в 2007-м, некризисном году
доходность частных управляющих компаний была фактически нулевой.
   Все это доказывает, что накопительная система, во-первых, очень
рискованная. Во-вторых, даже в периоды стабильности она не дает
требуемого прироста накоплений. Получается, что надежную ненулевую
доходность могут обеспечить только государственные бумаги, а какой
смысл государству сейчас забирать текущие налоги (взносы), а потом
обеспечивать процент из тех же налогов? Что такое доходность
государственных ценных бумаг? Это расходы на обслуживание долга,
которые финансирует федеральный бюджет.
   — Пенсии сегодня почти не дифференцированы относительно зарплат, с
которых идут отчисления. Можно ли предполагать, что ситуация в будущем
изменится?

   — Нет. Действительно, пенсии ничтожно низки по уровню, но они еще и
несправедливы, поскольку все последнее время шла неравномерная
индексация различных их частей. Поскольку накопительной части пенсии
еще никто не получает, то пенсия нынешних пенсионеров делится на
базовую и страховую. Базовая часть пенсии у всех граждан Российской
Федерации (за исключением ветеранов и инвалидов) одинаковая. Страховая
часть пенсии не в необходимой степени, но все-таки зависит от стажа и
заработка. После старта реформы, с 2002 года, индексация базовой части
пенсии опережала индексацию страховой части. В 2008 году базовую часть
предлагается индексировать на 37%, а страховую — на 15%. Рост базовой
части всегда опережал рост страховой части, и это привело к тому, что
пенсии у нас имеют уравнительный характер и слабо зависят от стажа и
заработка. Кроме того, уравнительный характер присутствует и в расчете
страховой части пенсии. Эта уравнительность сохраняется и в новых
предложениях Минздравсоцразвития. По-прежнему при расчете стажа
исключаются так называемые нестраховые периоды (учеба в вузе и в
аспирантуре, служба в армии, северные, льготное исчисление стажа во
время войны). Тем самым занижаются пенсии образованным людям и людям с
более высокой квалификацией. Так же не учитывается заработок — только
превышение от среднего до 20% при расчете пенсии. Если получали больше,
то это не учитывается. Опять занижается квалификация и тяжелый труд.
Такой уравнительный механизм учета стажа и перерасчета трудовых прав до
2002 года сохраняется и в новых предложениях министерства.
   — Новые пенсионные законопроекты предполагают сохранение системы,
при которой, чем больше работник получает, тем меньше за него платит
работодатель. При зарплате свыше 600 тыс. рублей в год платится всего
2%. Как тогда избавиться от уравниловки и при этом не допустить ухода
от налогообложения?

   — По единому социальному налогу в России существует регрессивная
шкала налогообложения — 26% платят граждане, точнее, их работодатель, с
зарплаты до 280 тыс. рублей в год. Если заработок составляет 300—600
тыс. рублей, платится 10%. А от 600 тыс. рублей — 2%. Это и есть
регрессивная шкала. Регрессивная шкала, во-первых, фактически
освобождает от налогообложения примерно 18—20% фонда оплаты труда.
Во-вторых, освобождены от налогоообложения единым социальным налогом
(ЕСН) сверхкрупные выплаты — бонусные, опционные, все вознаграждения
членов советов директоров. Мотивировка — это делается для легализации
фонда оплаты труда. По факту же получается, что этот порядок существует
в интересах крупных собственников и топ-менеджмента.
   — Зачем же этот порядок сохраняется в новых законопроектах?
   — Регрессивная шкала не только сохраняется, но и усиливается. ЕСН
заменяется на социальный взнос, который предлагается начислять на фонд
оплаты труда не более 415 тыс. рублей в год. В 2010 году с учетом
инфляции 415 тыс. рублей — это примерно то же самое, что сегодня 280
тыс. рублей. А дальше — вообще ничего не облагается. Это
суперрегрессия. В итоге налогом (социальным взносом) облагаются низкие
и средние доходы. Регрессия начинается на очень низком уровне — выше
средней зарплаты налоги уже не начисляются. Получается, что мы выводим
из-под налогообложения порядка 20% фонда оплаты труда. Это неправильный
вектор реформы. Он дает неверные приоритеты для политики доходов.
Каждому работодателю понятно: деньги, которые он выплачивает
топ-менеджменту, — это дешевые деньги, поскольку они в значительной
степени не облагаются налогом. А деньги, которые он выплачивает
остальным работникам, — это дорогие деньги, где каждый рубль еще стоит
дополнительных 34 копеек налога. Чтобы понять, почему этот порядок
сохранен, достаточно посмотреть, кому он выгоден: крупным собственникам
и определенным секторам экономики — финансовому, нефтяному и газовому.
Там, где высокие заработки.
   При этом происходит фактическое усиление налогообложения малого и
среднего бизнеса, а также определенных отраслей народного хозяйства —
обрабатывающей, легкой промышленности и сельского хозяйства. Так
закладывается налоговое подавление ряда секторов экономики и перекос в
неравенстве по оплате труда, хотя дифференциация в оплате труда и так
запредельная.
   — Как вы оцениваете модели реформирования ЕСН, предложенные Минфином
и Минздравсоцразвития? Кажется, победила последняя. Они способны
скорректировать уравниловку и снизить разрыв в оплате труда?

   — Модели Минфина и Минздравсоцразвития в принципе не очень
отличаются. Обе сохраняют обязательный накопительный элемент, и для
того чтобы его сохранить, а деньги откуда-то взять, предлагают усиление
налогообложения. Вариант Минфина предполагает увеличение подоходного
налога на 3%, а Минздравсоцразвития — заменить ЕСН социальным взносом и
увеличить ставку до 34%. Я считаю, что оба варианта плохи. Они
опираются на усиление налогового пресса, сохраняют регрессию при
налогообложении и накопительный элемент. Считаю, что увеличение ЕСН на
8% при сохранении накопительного элемента совершенно неоправданно.
Нужно отменять накопительный элемент, это 6% взносов всех граждан до
1967 года рождения. Нужно отменять регрессивную шкалу по социальным
взносам (ЕСН) и вводить плоскую шкалу. Это еще дополнительных 20% по
обложению фонда оплаты труда. Отмена накопительного элемента и
регрессии в сумме дают больше средств в Пенсионный фонд, чем увеличение
налогов. Единственное, могут возникнуть проблемы с Медстрахом и
Соцстрахом. Возможно, имеет смысл дать им дополнительные средства из
федерального бюджета. Легче не повышать налоги, а выпадающие доходы
социальным фондам компенсировать из бюджета, чем повышать налоги и
давать компенсации предпринимателям.
   — Почему планка отсечения для ЕСН установлена на уровне 415 тыс.
рублей? Пенсионная система рассчитана на небогатых, а расходы понесет
бизнес. Он пойдет на это?

   — Организаторами реформы декларируется, что если не будет верхнего
предела для уплаты страховых взносов, то тогда из Пенсионного фонда
придется платить большие пенсии богатым за счет бедных. Однако такого
математически быть не может. Механизм расчета пенсий строится на
условном суммировании взносов в Пенсионный фонд. Поэтому каждый
получает долю от внесенных взносов. Причем неполную. В схеме, которую
предлагает Минздравсоцразвития, и в настоящий момент есть так
называемый солидарный элемент. Например, все сейчас платят 20% в ПФ, но
страховая часть считается только на 14%. 6%, почти треть взносов, идет
не на пенсию, а в общую копилку — на базовую часть пенсии.
   Если бояться большой дифференциации будущих пенсий, то из этой
ситуации легко можно выйти. Просто надо установить предел на
максимальный размер пенсии. Предположим, что она не может превышать
среднюю или минимальную в 5 или 10 раз. Этот вопрос можно обсудить. Тем
не менее богатые должны вносить свой внос в пополнение ПФ.
Относительный минус, а на выходе на самом деле — плюс. Если для
работодателя высокая зарплата топ-менеджмента будет обходиться дороже с
учетом того, что ему придется платить налог со всего объема зарплаты,
допустим, 26% ЕСН, и он заплатит несколько меньшую зарплату
топ-менеджменту, то это с точки зрения социальной обстановки пойдет
лишь на пользу. Начнется тенденция выравнивания в оплате труда. Не
будет сегодняшних вопиющих разрывов.
   — Вице-премьер Алексей Кудрин заявил, что ВЭБ получит разрешение
вкладывать пенсионные накопления россиян в акции и облигации
отечественных компаний. Сейчас там находится 96,6% накопительной части
всех пенсий. Не слишком ли азартен чиновник в распоряжении чужим
добром? Игра на бирже — всегда риск.

   — Это никому не нужный риск, а в наших условиях — полный абсурд. Для
того чтобы через Пенсионный фонд вложить деньги в акции каких-то
компаний, вводится дополнительное налогообложение бизнеса. Зачем
отнимать деньги на развитие у одного бизнеса, чтобы потом их дать
прокрутить другому бизнесу? Пенсионерам это точно ничего не дает,
бизнесу тоже. Лучше деньги оставить у предприятий, они сами разберутся,
что с ними делать. Я настаиваю: изначальный посыл новой пенсионной
реформы — перейти от обязательной распределительной системы к
обязательной накопительной — неправильный. Пенсионное обеспечение за
счет обязательных налогов и взносов должно строиться на основе договора
поколений, осуществляться за счет средств работающего поколения и в
полном объеме без изъятий идти на выплату текущих пенсий. Государство
должно за счет обязательных взносов обеспечить среднюю пенсию на уровне
40% от средней заработной платы, но реальной, а не усеченной. В
остальном люди добровольно должны решать, как дополнительно накапливать
на свое обеспечение в старости: кто захочет в свой бизнес вкладывать,
кто в НПФ, кто вложит сбережения в образование детей или внуков, кто в
недвижимость. Это личное дело каждого.
   — Но вы же утверждаете, что пенсия, составляющая до 40% от средней зарплаты, — это нереально при нынешних порядках в ПФ?
   — Как раз 40% — это вполне реально, если проявить государственную
волю. При 20-процентных взносах, при отмене регрессии и накопительного
элемента, при том соотношении пенсионеров и работающих, которое у нас
есть, мы можем на этот показатель выйти хоть сейчас.
   — Тогда почему снова принимается слегка подретушированная модель реформирования ПФ, которая уже провалилась?
   — Это вопрос политический. Первое. Никто не хочет терять лакомый
кусок накопительного элемента. Это, извините, 230 млрд рублей в год. И
из года в год кусок все больше. Это чисто финансовая корысть. Кто
добровольно откажется распоряжаться этими средствами? Второе. У
определенных кругов в стране прослеживается четкая позиция — нежелание
отменять регрессивную шкалу налогообложения, это же освобождение от
обложения налогами личных сверхдоходов. Третье. Чистая политика. Нужно
признаться в крахе накопительной системы и каким-то образом политически
решать, что делать с обесценивающимися деньгами, которые составили
отчисления на накопительную часть?
   — То есть новый проект пенсионной реформы — это хождение по кругу?
   — И даже больше — дальнейшее запутывание ситуации. И очень
болезненное, потому что новый проект предусматривает повышение
налогового пресса на низкодоходную часть общества и те сектора
экономики, которые надо поднимать.
   — Но люди, которые принимают такие решения, не могут не понимать, куда они заведут.
   — Эти люди принимали безответственные решения куда большего
масштаба. О средствах Стабилизационного фонда, например… Все же
понимали, что нельзя вкладывать средства в чужую экономику, и тем не
менее упущены 8 лет благоприятной экономической конъюнктуры для подъема
экономики и решения социальных проблем. Так и с пенсиями: ни для
нынешнего, ни для будущего поколения пенсионеров проект предлагаемой
реформы ПФ проблему пенсионного обеспечения не решает.
   Оксана Дмитриева
   В 1980 году с отличием окончила Ленинградский
финансово-экономический институт, экономист-математик. В 1985 году
защитила кандидатскую диссертацию, в 1992 году — докторскую. Автор
более
   70 научных трудов.
   Впервые избрана в Государственную думу в 1993 году, депутат всех
пяти созывов. В 1998 году Дмитриева была министром труда и социального
развития РФ.
   Основной результат ее законотворческой деятельности — Бюджетный
кодекс 1998 года, совершенствующий государственную финансовую систему.
Разработала и внесла в Государственную думу более 100 законопроектов.
   Оксана Дмитриева — профессор Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов.
   Замужем. Имеет сына.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK