Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Он из лесу вышел…"

Теперь в Карелии готовят новую экономическую программу, чтобы хоть как-то отчитаться перед избирателями до очередных выборов 2002 года.Все путем?

Согласно Конституции Карелии, исполнительную власть здесь возглавляет председатель правительства. Катанандов не хочет именовать себя губернатором, а тем более президентом. Он убежден, что президент в стране должен быть один.
Председателем правительства республики Катанандова избрали в 1998 году. До этого он восемь лет был главой местного самоуправления Петрозаводска. Слоган кампании кандидата был лаконичен: «Сделай шаг!». При этом не обозначалось, в какую именно сторону,— над чем похихикивали соперники. Но Катанандов победил: население Карелии к тому времени истосковалось по порядку, а будущий глава правительства как раз и обещал его навести. Как полагают противники Катанандова, без «руки Москвы» на выборах не обошлось, и теперь означенная рука гребет по дешевке карельские стройматериалы. Это кажется маловероятным, потому что Катанандов стремится жестко контролировать республиканский бизнес, вплоть до отпускных цен на продукцию предприятий — представители государства в крупных акционерных обществах сами устанавливают уровень цен, чтобы не оставить Карелию внакладе.
Несмотря на бурную политическую жизнь, Катанандова до недавнего времени мало кто знал. Поэтому по инициативе советников за последний год он дал десяток интервью различным российским изданиям — для популяризации республики, в прошлом году отмечавшей 80-летие, да и лично председателя правительства. Катанандова в конце концов заметили, и недавно он вошел в Госсовет.
Карельскому главе, по его собственным словам, симпатичен Владимир Путин. В одном из своих интервью он даже заявил, что «такого президента стране Бог послал». В отличие от коллег по Госсовету, Катанандов во всем соглашается с высшим руководством. Подражая президенту, он даже ввел в республике институт представителей главы правительства. По замыслу Катанандова, пять наместников (по типу полпредов президента в федеральных округах) должны следить за девятнадцатью административными территориями и законностью действий местных глав администраций.
Катанандов не против, чтобы в стране появилась правящая партия. По этой причине он вошел в 1999 году в движение Юрия Лужкова, а потом приветствовал его союз с «Единством», хотя в «Отечестве» разочаровался и из движения вышел. В Карелии есть «свое» «Единство» — движение «Согласие». Катанандов часто приветствует конференции местных политиков, но лично партию не возглавляет. Журналисты уже предположили, что новое движение на выборы в 2002 году пойдет во главе с Катанандовым. По Конституции республики выборы всех органов власти происходят в один день, и если «Согласие» и Катанандов победят (а в этом мало кто сомневается), то в Карелии все будет путем — «полное согласие всех ветвей власти».
Председатель правительства — любимец карельских женщин («видный мужчина») и чиновников: в приемной бывшего главы правительства они просиживали по нескольку часов, а теперь засиживаться не приходится. Катанандов предпочитает во всем деловой стиль: любит светлые деловые костюмы и вот так, весь в светлом, летает на вертолете по республике на встречи с избирателями. Говорят, что он вне конкуренции и население Карелии оставит его на второй срок.
Лес рубят…

Более половины территории Карелии занимают леса. За счет переработки и продажи древесины республика формирует до 53% местного бюджета. Лес для нее, как нефть для России. Главное — чтобы цены не падали.
Лесов в Карелии даже больше, чем озер. Запасы древесины республики составляют 800 млн. кубометров, и делиться этим богатством Катанандов не хочет ни с кем. «Упорядочив» в 1999 году выдачу лицензий на вырубку леса, правительство республики из 500 мелких и средних компаний, занимавшихся лесозаготовкой, оставило только десяток. Крупнейшим заготовителем и продавцом леса стал холдинг «Кареллеспром» (50% акций принадлежит республике), объединяющий 26 предприятий.
Специальная комиссия по рассмотрению вопросов лесопользования, созданная в том же 1999 году по распоряжению Катанандова, отстранила от использования лесфонда «недобросовестных лесозаготовителей». С помощью налоговиков комиссия составила «черный список» и под угрозой лишения лицензии ужесточила сборы налогов в местный бюджет. Специалисты администрации подсчитали, что таким образом с кубометра древесины при хорошей обработке и удачной продаже можно выручить 350 рублей налогов, а не 180—200, как это было раньше. В случае осуществления этих планов в прошлом году карельская казна получила бы 2,5 млрд. рублей — годовой бюджет республики. Однако, как говорится, «гладко было на бумаге»: Спрос на древесину в 2000 году упал, подорожало топливо, выросли экспортные пошлины. В результате лесники потеряли чуть ли не 50% прибыли (около 600 млн. рублей), и поступления в карельскую казну по сравнению с 1999 годом сократились на 30%.
Отчасти выручили крупные ЦБК «Кондопога» и «Сегежабумпром»: после кризиса 1998 года их продукция — целлюлоза и газетная бумага — из-за импортозамещения оказалась востребована на российском рынке и стала приносить стабильный доход, который позволил дополнительно инвестировать в собственное производство до $90 млн. Кроме того, под влиянием правительства Карелии ЦБК исправно отчисляли налоги в бюджет.
Катанандов пытался привлечь крупные компании и к строительству жилья в республике. За последние три года объем жилищного строительства в Карелии упал вдвое, был заморожен целый ряд социально значимых объектов — например, бассейн в Петрозаводске. Закрылся завод железобетонных конструкций. Но на просьбу Катанандова откликнулся только гендиректор ЦБК «Кондопога» Виталий Федермессер, который даже открыл для нужд своего района кирпичный завод.
В первый год своего правления Катанандов решил навести порядок не только в «лесу», но и на производстве. В 1998 году был признан банкротом (процедура началась еще в 1997 году) и остановлен ЦБК «Питкяранта», контрольным пакетом акций которого владел банк «Менатеп». После августовского кризиса предприятие недосчиталось нескольких сот тысяч долларов за проданную целлюлозу. Республиканская администрация ввела на ЦБК внешнее управление, и тут выяснилось, что все сделки на экспорт продукции оформлялись банком через офф-шорные фирмы. Деньги вернуть не удалось, но зато в собственность администрации перешли акции, принадлежавшие «Менатепу», в качестве расчета по долгам предприятия в республиканскую казну. В результате в 2001 году 76% акций ЦБК «Питкяранта» продали некой югославской компании. Надо сказать, что это едва ли не единственный случай, когда контроль над местным предприятием перешел к «чужакам». Катанандов, правда, утверждает, что он не против сторонних инвесторов, но практика — по крайней мере пока — доказывала обратное: стремление администрации полностью контролировать республиканский бизнес.
Реализуя эту идею, Катанандов практически на каждом крупном предприятии имеет своего представителя. Так, например, его первый заместитель Виктор Масляков вошел в совет директоров «Электросвязи», Онежского тракторного завода, ЦБК «Кондопога» и Беломорско-Онежского пароходства. Как замечают в правительстве, акционеры компаний боялись, что их будут давить, но потом привыкли и к местным налогам, и к требованиям «о выделении средств на…».
Республика ни за какие деньги не расстается с пакетами акций, оставшимися в собственности еще с приватизации, и на каждом прибыльном производстве имеет от 10% до 20% акций. В перспективе Катанандов намерен создать специальную компанию, которая будет управлять пакетами акций республики в крупных предприятиях.
Чужие здесь не ходят

С инвесторами Карелии не везет. В 2000 году республика получила всего $20 млн. иностранных инвестиций — в предприятия все той же лесоперерабатывающей промышленности. Инвесторы опасаются влияния на свой бизнес правительства республики.
В 1999 году Карелия потеряла крупного иностранного инвестора — шведский концерн AssiDoman, который еще во время приватизации прикупил 57% акций крупнейшего ЦБК «Сегежабумпром». Августовский кризис 1998 года сделал шведский бизнес убыточным, и концерн решил уйти из региона. О финансовых потерях на комбинате и в правительстве предпочитают не распространяться, но, как полагают в администрации республики, шведы вообще купили ЦБК только для того, чтобы его разорить и таким изысканным способом уничтожить конкурента. Как бы то ни было, шведы открыли новое производство в Ленинградской области (здесь компанию освободили от части местных налогов), а Сегежский комбинат оказался во внешнем управлении у республиканской администрации. Сейчас для предприятия ищут нового инвестора, ведут переговоры, но после ухода шведов, по словам Сергея Катанандова, к Карелии на Западе относятся крайне осторожно.
Пока правительство республики освобождает будущих инвесторов от уплаты налогов на имущество на период окупаемости проекта и от налога на прибыль, если предприятие окупается за два года. Но крупный проект не может окупиться за два года, а положение об освобождении компаний от налога на прибыль на пять лет еще только разрабатывается Министерством экономики Карелии.
В 1999 году, когда лесная промышленность республики, как и все отечественные производители после кризиса, стала приносить ощутимую прибыль, Катанандов предполагал, что через год Карелия сможет полностью рассчитывать на собственные силы и вообще отказаться от федеральных трансфертов. Действительно, к 2000 году трансферты составляли всего 11% от общего объема бюджета (против 30% в 1998-м). Но в стране, как уже было сказано, повысились таможенные пошлины на вывоз древесины, и «лесная» прибыль снизилась вдвое. В результате в бюджете Карелии 2001 года доля трансфертов снова возросла, уже до 15%.
Так или иначе, но административного ресурса для решения проблем Карелии хватило на два с половиной года. В 2001 году Катанандов наконец принял решение о создании экономического совета республики, в который вошли министры и чиновники республиканского правительства, крупные предприниматели. На первом заседании председатель правительства сожалел, что административные методы регулирования экономики исчерпаны и нужны новые механизмы управления. По его словам, в Карелии сложилась непростая ситуация: экономика региона работает, основные производства задействованы, а денег в республике почему-то больше не становится. Ответить на вопрос «почему?» в республиканском правительстве никто не может. По замыслу Катанандова совет и должен в короткий срок выработать новую стратегию развития. А пока — в 2001 году — правительство Карелии сформировало бюджет с дефицитом 450 млн. рублей.
В качестве дополнительного источника привлечения денег летом 2001 года Карелия выпустит два облигационных займа на общую сумму 200 млн. рублей. В Северо-Западном округе заимствования еще популярны. У Карелии это первая попытка привлечения денег таким способом. (Периодически республика берет кредиты у Минфина России, в частности на закупку ГСМ, и в результате объем госдолга к 2001 году составил 254 млн. рублей.)
Объем первого займа должен составить 20 млн. рублей, второго — 180 млн. рублей. Облигации сберегательного займа будут иметь переменный купон, выплачиваемый раз в четыре месяца, а бумаги для юридических лиц — постоянный купон, выплачиваемый раз в полгода. Размещать бумаги будут на Санкт-Петербургской валютной бирже несколькими траншами, примерно раз в квартал. Предполагается, что привлеченные от размещения облигаций средства будут направлены на инвестиционные проекты Карелии. Еще в апреле этого года правительство республики отобрало на конкурсе несколько проектов на сумму 1,2 млрд. рублей. Так как потратить можно в шесть раз меньше, осенью пройдет второй этап конкурса. Бумаги должны обернуться за два года и таким образом помочь Сергею Катанандову изыскать средства для популярных проектов перед новыми выборами 2002 года.
Ностальгический доход

Бюджет республики могут пополнить не только крупные предприятия, но и туристы. Ежегодно Карелию посещает более 220 тысяч отдыхающих, однако туристическая инфраструктура оставляет желать лучшего.
До 1999 года большинство гостей наезжало из приграничной Финляндии — почти 64%, остальное приходилось на россиян. С 2000 года ситуация стала меняться на противоположную. И не потому, что в последнее время россияне чаще отправляются в турпоходы по озерам Карелии, а потому, что финнов стало меньше. Несмотря на наличие зарубежных туристов, в Карелии нет гостиниц международного класса даже в столице Петрозаводске. Так что иностранцы предпочитают плавать на собственных яхтах по Онежскому озеру и Ладоге или, в крайнем случае, плавать на теплоходах Онежского пароходства в Кижи, где расположен музей памятников деревянного зодчества, и на Валаам, где можно посмотреть настоящий мужской монастырь. Правда, четырехпалубные теплоходы были построены еще в ГДР и предназначались для советских туристов-спартанцев: в большинстве кают двухъярусные койки, а удобства сосредоточены на палубе.
Приграничные города выживают только за счет ностальгирующих финнов, которые навещают места, где жили их родственники, скупают бензин и горячительные напитки. Получив гостевую визу, любят соседи и поохотиться без лицензии. Риск для них минимален: если егерь поймает браконьера, то попадет не финну, а русскому «товарищу», который дает напрокат ружье.
Российский турист предпочитает охотиться и рыбачить в тайге Водлозерского заповедника на границе Карелии и Архангельской области и на озере Паанаярви (его глубина 128 метров, и здесь водятся ценные породы рыб), а зимой катается на снегоходах. Благодаря неприхотливым россиянам объем туристско-экскурсионных услуг составил в 2000 году 66,5 млн. рублей. В местном «Интуристе», специализирующемся на турах в карельскую тайгу и на озера, полагают, что цифры могут быть в два раза больше, но о республике мало знают. Для привлечения туристов с помощью телеканала «ТВ-6—Москва» были организованы рекламные туры для туристических фирм столицы. Как выяснилось, некоторые россияне до сих пор уверены, что остров Валаам находится в Ленинградской области. В правительстве республики, правда, разработали программу развития туризма и восстановления первого курорта России «Марцианские воды», основанного еще Петром I. Здесь есть четыре скважины минеральных железистых вод, лечебные грязи, но весь комплекс в запущенном состоянии.
В прошлом году правительство приняло решение о внесении изменений в местный закон «О туризме». Чтобы завлечь финнов, разрешили проход иностранных маломерных судов по внутренним рекам. С помощью Европарламента республика получила на развитие туризма 1,1 млн. ЭКЮ в рамках программы ТАСИС «Развитие приграничного туризма в Российской части Баренцева евро-арктического региона». Этих средств, правда, хватило только для улучшения работы приграничных таможенных зон. В Карелии 15 пунктов упрощенного перехода границы и два таможенных терминала, однако зарабатывать на транзите грузов республика пока не может, так как пропускная способность терминалов невелика и грузы идут через Ленинградскую область и Санкт-Петербург.
Жизнь по средствам

По словам Сергея Катанандова, почти 90% бюджета уходит на социальные нужды республики.
С 1995 года в Карелии задерживали выплаты пенсий и пособий, местные предприятия останавливались и не выплачивали заработную плату. В республике участились забастовки. За год до выборов нового главы правительства на 147 предприятиях бастовало более 8,5 тысячи человек, 24 тысячи местных жителей не имели работы.
Главная социальная задача, которую решал Катанандов в первые годы власти,— ликвидация задолженности по выплате пенсий и пособий. В 1998 году республика задолжала пенсионерам около 57 млн. рублей. Через год долг погасили. Правительство обязало все крупные предприятия в первую очередь выплачивать средства в Пенсионный фонд, и с апреля 1999 года пенсии выдаются день в день. Пенсионеры получают не самую высокую пенсию на Северо-Западе России, всего 783 рубля. При этом цены на товары первой необходимости в Петрозаводске и крупных городах республики такие же, как в Санкт-Петербурге. Прожиточный минимум в Карелии в первом квартале 2001 года составил на душу населения 1202 рубля, и администрация не устает повторять, что республике приходится жить по средствам.
В прошлом году с помпой был открыт Дом ветеранов в Петрозаводске. К шестидесятилетию Петрозаводского университета в здании сделали косметический ремонт, а областную больницу к сорокалетию отремонтировали капитально. На это были потрачены почти все средства бюджета республики по статье «Социальные нужды». В Петрозаводске так и не достроили бассейн (единственный бассейн в республике расположен в Кондопоге). Без больниц остались Пряжа и Сортавала.
Средняя зарплата в крае — 2687 рублей. В 1999 году на крупных предприятиях республики она выросла на 30%. В 2001 году рост заработной платы уже не отмечался. Сказалось исчезновение эффекта девальвации, да и лесная отрасль, о чем уже было сказано выше, снова попала в кризис. Местные жители стараются устроиться на работу на крупные ЦБК и в леспромхозы, где месячный заработок доходит до 4000 рублей. Тяжелее всего приходится бюджетникам: они получают чуть больше тысячи рублей. В 2000 году бюджетным работникам повысили зарплату на 20%, но как только сумма выплат увеличилась — выдачу денег стали задерживать.
Сергей Катанандов рассчитывает, что сможет изыскать возможность для погашения долгов и повышения заработной платы бюджетникам, обещает достроить больницы и бассейн в Петрозаводске (смогли же выбить у российского правительства в прошлом году 300 млн. рублей на социальные нужды!). Что ж, до новых выборов главы правительства республики еще год, и пока в лесах и на озерах Карелии тишина.

Некоторые основные социально-экономические показатели Республики Карелия

ПоказателиНа 1.01.1998 годаНа 1.01.1999 годаНа 1.01.2001 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)101% — 39—44-е место* (102%)**97% — 42—48-е место (95%)108,9% — 49—51-е место (109%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета30%20%11%
Индекс потребительских цен107,7% — 79-е место (111%)180,1% — 11-е место (184,4%)101,3% — 42-е место (101,6%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)19,6% — 69-е место (20,8%)***23,5% — 59-е место (23,8%)***29,7% — 64-е место (32,4%)***
Среднемесячная начисленная заработная плата1097,2 тыс. рублей — 21-е место (950,2 тыс. рублей)1228 рублей — 19-е место (1051 рубль)2632,7 рубля — 25-е место (2508,3 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате249 млн. рублей366 млн. рублей100,7 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий418,4 тыс. рублей — 21-е место (366,4 тыс. рублей)438,7 рубля — 20-е место (402,9 рубля)849,4 рубля — 24-е место (822,1 рубля)
Средний размер вклада в коммерческих банках региона441,9 рубля — 25-е место**** (512,2 рубля)541 рубль — 27-е место**** (559 рублей)нет данных
Общая численность зарегистрированных безработных24,8 тыс. чел.23,2 тыс. чел.9,8 тыс. чел.

Данные на 1.01.1998 года указаны без учета деноминации. Разработка по автономным образованиям не производится, а также не учитываются данные по Чеченской Республике.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

*** Без учета данных по Еврейской автономной области и Чукотскому автономному округу.

**** Без учета данных по Камчатской области, Чукотскому автономному округу, Республике Алтай, Карачаево-Черкесской Республике, Республике Калмыкия.

КОНСТАНТИН ЗБОРОВСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK