Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Она была актрисою"

Выходя замуж за Сергея Дарькина, актриса Лариса Белоброва мечтала о тихой семейной жизни. Случилось иначе: Дарькин выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора Приморья через пять дней после того, как она родила ребенка.Наталья Дубинина: Вы давно вместе?
Лариса Белоброва: Если говорить официальным языком, ведем совместное хозяйство уже больше двух лет. А познакомились лет десять назад. У нас были общие знакомые. У каждого своя семья, своя жизнь. Так встали звезды: мы были просто знакомыми, а потом стали не просто… Это сложно, надо писать целые тома. У меня своя ситуация была, у него — своя.
Н.Д.: Почему вы не поменяли фамилию, вступая в брак?
Л.Б.: Зачем? Дарькин — красивая, звучная фамилия. Но у каждого она своя. Я Белоброва. Сергей отнесся к этому нормально.
Н.Д.: Родители Сергея не беспокоились, когда он вам предложение сделал? Актриса все-таки не самая домашняя профессия.
Л.Б.: Я думаю, они нормально к этому отнеслись. Мы все-таки взрослые люди. Ну да, актриса, дома не бывает, времени нет ни на детей, ни на мужа. Но мне кажется, мужу со мной хорошо.
Н.Д.: Когда вы были беременны, ваш муж как раз собирался на выборы губернатора?
Л.Б.: Он выдвинулся в кандидаты через пять дней после рождения нашей малышки.
Н.Д.: Тяжелый был период?
Л.Б.: Конечно. Наши местные СМИ умудрились написать, что мы все подсчитали — вовремя зачали дитя, мол, это пиаровский ход.
Н.Д.: Сергей Михайлович из-за нападок в прессе нервничает?
Л.Б.: Нет. Он добрый человек, намного добрее, чем я. У меня еще эмоции могут поплескаться — я ведь работаю в театре. Сергей относится ко всему гораздо спокойнее. Он умный. Я, видимо, поглупей.
Н.Д.: Но что-то может вызвать в нем неспокойную реакцию?
Л.Б.: Глупость человеческая. Нежелание учиться работать по-новому. Он говорит: «Почему я занимаюсь вечерами, изучаю книги по экономике, почему этого не хотят делать другие?» Он прав. Если ты управляешь людьми, нужно учиться, учиться и учиться, как говорили… некоторые.
Н.Д.: Расскажите, пожалуйста, про ваших детей.
Л.Б.: Нашему общему ребенку полтора года. Зовут Ярослава. Имя выбирал дедушка, отец Сергея. Мы сначала смеялись: «Ну и имя, где дед откопал?» Я говорила: «Вот пока не увижу ребенка, не смогу назвать». Но и когда увидела, никак не могла подобрать имя. Два месяца не могла! Потом много книг пролистали и остановились на том же имени, какое выбрал дед. У нас есть еще двое детей от первых браков. Все девочки. Моя, Светлана, живет с нами. С Сергеем у нее отношения очень хорошие. Дочь Сергея, Аня, живет со своей мамой в Москве.
Н.Д.: Вам няня помогает?
Л.Б.: Конечно!
Н.Д.: Не боязно няне доверять ребенка?
Л.Б.: Нет, у меня нянечка та же, которая воспитала первую мою девочку, поэтому с ней не страшно ничего. Тьфу-тьфу-тьфу.
Н.Д.: А ваша четырнадцатилетняя дочка как чувствует себя в губернаторской семье?
Л.Б.: Мы ей очень многое объясняем, чтобы она понимала, что происходит и почему, чтобы не было никаких звездных заболеваний. У моей героини в спектакле «Моя прекрасная леди» есть такие слова: «Это великое искусство — вести себя одинаково, где бы вы ни были». Я люблю простых людей: они могут быть супербогатыми или супербедными, стоять устойчиво на ногах или едва зарабатывать себе на какие-то вещи. Я люблю тех, кто открыт и откровенен. И не переношу людей, у которых вдруг начинается… даже не знаю, как это назвать. Ну, например, у них возникает ощущение, что они царских кровей. Но если они действительно потомки царей, никогда бы они себя так не вели, им кровь бы не позволила. Потому что у того же Николая II дети работали, соблюдали все посты. Хотя могли бы себе позволить вообще ничем не заниматься. А сейчас понятия как-то сместились. Кое-кому кажется, что если он заработал денег, то — понеслась! «Я за все плачу!» — и так далее. Вот таких людей я не переношу. Категорически.
Н.Д.: А вы посты соблюдаете?
Л.Б.: Не все. Великий стараюсь соблюдать. Один мой знакомый священнослужитель как-то сказал, что не понимает, почему ортодоксальная церковь считает, что верующий человек должен быть убогим. Верующий человек должен гордиться, что он — верующий человек! Ходить гордо с развернутыми плечами! Я верующий человек и горжусь этим. Крестилась, когда мне было 33 года. У меня был тогда тяжелый период в жизни. Хотя и в детстве, бывало, если что, говорила: «Ой, господи!» Мама меня всегда спрашивала: «Ну что ты все «господи» да «господи»?» В те времена все же были атеисты, но у меня была верующая бабушка, она лечила людей руками, и за это ей платили отрезами ситца.
Н.Д.: А вам эта способность передалась?
Л.Б.: Нет. Но у меня есть интуиция. Предчувствие.
Н.Д.: Было предчувствие, что Сергей Михайлович победит на выборах?
Л.Б.: Когда услышала, что он идет на выборы, сначала подумала, что он шутит. Пыталась остановить, говорила, что уйду от него. Мне хотелось другой жизни. Тишины и покоя. Но, к сожалению, Бог мне дает обратное. Видимо, мне далеко еще идти до покоя. Как я говорю, «отдыхать» мы будем в морге.
В общем, я тогда сконцентрировалась, обратилась к нашему Творцу и сказала: «Все будет, как хочешь Ты».
Н.Д.: Сергей Михайлович тоже верующий?
Л.Б.: Он крестился незадолго до рождения Ярославы. Мы столько надежд возлагали на рождение ребенка! Это с возрастом связано, конечно. По-моему, люди должны рожать в сознательном возрасте. Потому что, как я ни прочувствовала первую дочку свою, это не сравнить с рождением Ярославы. И с мужчинами так же: чем они старше, тем сильней чувства. Это уже совсем другое счастье.
Н.Д.: У вас на руках была новорожденная дочь, а муж пропадал в администрации?
Л.Б.: Сначала мне даже казалось, что нас забыли. Потом поняла, что это просто глупо. Для мужчины очень важна его профессия и самолюбие, в хорошем смысле этого слова. Это подвигает мужчину на хорошие поступки.
Н.Д.: Вы никогда не собиралась уехать из Приморья?
Л.Б.: Нет. Хотя у меня, честно говоря, было столько возможностей. Но у меня здесь родители, которых я люблю. Меня с этим краем очень многое связывает.
Н.Д.: Ваша карьера начиналась здесь?
Л.Б.: Да, все было очень обычно. Я приехала из Арсеньева во Владивосток поступать в театральный институт. В первый год не поступила: так боялась, что не могла рта раскрыть. Мне казалось, что я в божественной приемной. Год проучилась на рабфаке, занималась актерским мастерством и на второй год поступила. На третьем курсе профессионалы пришли на нас смотреть, что-то там увидели и пригласили меня что-то сыграть. Это сразу был Театр имени Горького. Повезло.
Н.Д.: В театре вы прима?
Л.Б.: Не знаю. Я играю достаточное количество главных ролей, но не воспринимаю себя как приму.
Н.Д.: А как в театре актеры и главный режиссер Ефим Звеняцкий отреагировали, когда актриса стала женой губернатора?
Л.Б.: Сначала было напряжение у всех. Наверное, даже больше у меня: как ко мне будут относиться? На самом деле в большей степени это зависело от меня: не изменюсь ли я, не стану ли королевой. Я себя вела так же, как и раньше, и никаких проблем не возникло.
А вот Ефим Семенович… Тяжеловато ему было, думаю. Сначала я его своими родами добила. Ну какому работодателю это понравится, ведь он теряет актрису, теряет спектакль! Сейчас редко когда одну роль играют две актрисы. И еще мы с ним вместе волновались, как поведет себя Сергей, не захочет ли забрать меня из театра. Естественно, я бы упиралась, как Иванушка, руками-ногами, чтобы в печь не запихали. Но он повел себя очень достойно. Ничего такого не было.
Н.Д.: Почему вы живете на государственной даче?
Л.Б.: Мы раньше жили в своем доме, он, конечно, обжитой, но я думаю, в данном случае госдача — лучше. Во-первых, там больше условий для работы — спецсвязь. Во-вторых, эта дача достаточно закрытая. Частная жизнь не должна быть достоянием общественности. Здесь спокойней, потому что нет «глаз». Ведь «глаза» бывают разные.
Н.Д.: Собаки у вас есть?
Л.Б.: Да, Сергей ездит на охоту, и у него две собаки: дратхарт и лайка. Дома живет кошка Ура и четверо котят.
Н.Д.: На охоту ездите вместе?
Л.Б.: Раньше — да, сейчас у нас Ярослава, и я реже составляю компанию. На большую охоту, на несколько дней, не езжу. Тем более что в театре у нас в субботу и воскресенье как раз спектакли.
Н.Д.: Вы на охоте стреляете?
Л.Б.: Нет, я против стрельбы вообще. Но мужчинам это нужно. Главное, в разумных пределах. Когда муж привозит мясо, я готовлю. У меня дичь получается хорошо: и в духовке запекаю, и шурпу делаю, и гуляш. А вообще, я готовлю редко, нет времени. Но продукты покупаю сама. Готовить к нам приходит женщина. Но мужу на стол я всегда сама накрываю.
Н.Д.: А что вы предпочитаете в еде?
Л.Б.: В основном рыбу. Муж, конечно, мясо, но иногда. Любим овощи, фрукты. Наше знаменитое приморское блюдо — корюшка жареная. Вот сейчас зима на дворе, и на столе обязательно корюшка и навага.
Л.Д.: Вот, я вижу, у вас у камина стоят шахматы. Часто играете?
Н.Б.: Мы любим играть, но по-своему. Вот муж утром встал, сделал мне ход. Потом пошел на работу. А я ему ответила. Он на следующий день делает следующий ход. Я отвечаю. То есть мы ежедневно делаем каждый по ходу. Но нам не всегда удается доиграть партию, потому что или Ярослава, или еще кто-нибудь считают своим долгом расставить фигуры по местам — навести порядок. Эти шахматы мы с моим режиссером подарили Сергею на новоселье, купили в Москве, когда ездили туда на гастроли. Они из дерева и металла. Специально подбирали к камину.
Н.Д.: Чем в свободное время вечерами занимаетесь?
Л.Б.: Хорошие фильмы люблю или книги. Сергей помимо серьезной литературы «разгружает» мозги детективами. А фильмы я предпочитаю французские, американское кино меня не трогает. Французское намного глубже. Мой любимый режиссер — Клод Лелюш. Смотрим вместе новинки русского кино. Есть хорошие фильмы, только пока мало. Классику нашу любим. В советское время было снято столько прекрасных фильмов, я бы назвала это золотым периодом нашей кинематографии.
Н.Д.: Вы часто меняете свой стиль? Цвет волос, прическу?
Л.Б.: Я бы меняла, может быть, но в театре не разрешают совершать такие выпады, потому что есть роли определенного характера.
Н.Д.: А меха носите?
Л.Б.: Честно говоря, не люблю. У меня есть только одна меховая вещь. Во Владивостоке, где все ходят в мехах, это неинтересно уже. Хочется выглядеть индивидуально
Н.Д.: Какой у вас автомобиль?
Л.Б.: Toyota Prado. Но сейчас он у меня стоит, потому что большей частью я езжу с охранником и с водителем.
Н.Д.: Это необходимо? Были эксцессы?
Л.Б.: Нет, эксцессов не было, но так спокойнее Сергею. Для меня главное — сделать так, чтобы он не волновался за меня, за нас. Чтобы он спокойно работал. А вечером ехал к нам.

НАТАЛЬЯ ДУБИНИНА, фото МИХАИЛА ЧУЙКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK