Наверх
17 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Они сражались за «Родину»"

На националистическом фланге мрачновато: с одной стороны — скинхеды, с другой — Жириновский, между ними — «прослойка» в виде «Родины». Впрочем, в последнее время Кремль предпринимает героические усилия по выдавливанию им же самим созданной «прослойки» и персонально Дмитрия Рогозина на обочину политического процесса.И дело здесь не в принципах: Рогозин не устраивает кремлевских чиновников «по личным причинам», а в националистической партии Кремль, похоже, больше не нуждается. То ли обожглись, то ли просто наигрались.
Игры патриотов
   Сражение началось, казалось бы, с местечковых разборок: минувшим летом «Родину» раскололи на конструктивную бабуринскую и националистическую рогозинскую. Теперь же театр боевых действий — практически вся страна: от Ханты-Мансийского АО до Калининградской области (помимо этих регионов, рогозинцев не допустили до участия в мартовских выборах в заксобрания Оренбургской и Нижегородской областей, а до этого было снятие с декабрьских выборов в Мосгордуму).

   Помимо чисто административного ресурса впечатляет и количество задействованных информресурсов: от федеральных телеканалов (похоже, их задача не показывать Рогозина вообще) до Интернета (здесь все наоборот: о Рогозине пишут много и подробно, но в основном плохо).

   Против Рогозина задействованы и былые соратники. «Родина — Народная воля» Сергея Бабурина демонстрирует, что бывают и «правильные» патриоты. Еще один сегмент бывшей единой «Родины» — Социал-демократическая партия России во главе с Василием Шестаковым — оспаривает бренд. Если дело у Шестакова выгорит, Рогозину придется менять «вывеску», а раскручивать новый бренд в условиях негативного информационного окружения — занятие, обреченное на провал. Такой «маркетинговый ход» принесет максимум 0,5% на выборах.

   На местах тоже тревожно: на минувшей неделе в Волгограде неизвестные проломили голову лидеру региональной организации «Родины». Да и в Москве не все хорошо: один за другим депутаты из рогозинской фракции покидают родные пенаты и спешат пополнить число единороссовских заднескамеечников.

   Ясно, что все это сказывается не только на рейтинге партии (по данным фонда «Общественное мнение», в начале февраля рогозинцы могли рассчитывать максимум на 3% голосов), но и на отношении к ней спонсоров и тех, кого принято считать «неформальной группой поддержки». «Кому интересно вкладывать деньги в партию, которую Кремль прессует по всем фронтам: мало того что никакой отдачи от вложенных средств не получишь, так еще и наживешь себе проблемы», — поделился с «Профилем» бедами партии один депутат.

   Одним словом, «Родине» не сладко. Сам Дмитрий Рогозин склонен едва ли не во всех своих бедах видеть происки Кремля, почуявшего в лице рогозинцев реальную силу. Более того — силу, способную повести за собой массы в направлении, противоположном тому, что определено стратегами со Старой площади (см. интервью с Дмитрием Рогозиным на с. 44).

   Кремлевские собеседники «Профиля», в принципе, соглашаются с Рогозиным: «расхождения у нас сугубо идеологические». Но в деталях — вовсю с ним полемизируют.

   


 
Как будет выглядеть следующая Госдума, если результаты парламентских выборов в декабре 2007 года будут такими же, как результаты выборов в Мосгордуму в декабре 2005-го



 

Таблица 1
Как распределятся места в Госдуме следующего созыва

































Выборы в МГД-2005 = выборы в ГД-2007 (%)*Количество депутатских мандатов в Думе следующего созыва (из 450)
ЕР47,3256
КПРФ16,891
«Объединенные демократы», или «Новые правые» (далее — ОД-НП)**11,160
ЛДПР***843
Итого 450

* По новому закону в парламентских выборах не могут участвовать избирательные блоки — только политические партии; барьер для прохождения партий — 7%.

** На выборах МГД 3-е место занял блок «Яблоко — Объединенные демократы»

*** ЛДПР не получила мест в МГД, поскольку на выборах в московский парламент был установлен 10-процентный барьер.




 

Таблица 2
Кто будет контролировать Госдуму следующего созыва













































Возможные коалицииПовод для совместных голосованийКоличество голосовПредполагаемые исходы голосований*
КПРФ + ОД-НПЗащита демократических ценностей — вопреки позиции Кремля91 + 60 = 151Недостаточно для принятия решений
КПРФ + ЛДПРЗащита национальных интересов страны — вопреки позиции Кремля91 + 43 = 134Недостаточно для принятия решений
ОД-НП + ЛДПРКоалиция маловероятна43 + 60 = 103Недостаточно для принятия решений
ЕР + ЛДПРЛюбые инициативы Кремля256 + 43 = 299Возможность принимать «простые» законы и в союзе хотя бы с одним депутатом из КПРФ или ОД-НП — конституционные законы
ЕР + ЛДПР + ОД-НПЛиберальные инициативы Кремля256 + 43 + 60 = 359Возможность принимать любые законы
ЕР + ЛДПР + КПРФИнициативы Кремля по защите национальных интересов страны256 + 43 + 91 = 390Возможность принимать любые законы

* Для принятия «простого» закона необходимо набрать не менее 226, а для принятия конституционного закона — не менее 300 голосов.




 

График 1
Если бы выборы в Госдуму состоялись в следующее воскресенье, за какую партию вы бы проголосовали? (%)



















































%GH%»Единая Россия»25
КПРФ9
ЛДПР4
«Родина»3
«Яблоко»2
Партия пенсионеров2
Аграрная партия России1
СПС1
другая партия2
против всех6
не пошел бы на выборы20
затрудняюсь ответить25

Источник: Фонд «Общественное мнение», январь 2006 года.


Кремлевская диета
   «Да, с Рогозиным мы разошлись по идеологическим причинам, — подтверждает самые худшие опасения Дмитрия Олеговича высокопоставленный чиновник президентской администрации. — Первоначально «Родина» позиционировала себя (не без нашей, правда, помощи) как партия социал-патриотов. Но они перешли ту тончайшую грань, которая отделяет социал-патриотов от национал-социалистов, и на дрейф в этом направлении, как вы понимаете, мы не могли не отреагировать — мы перестали их поддерживать».

   Все остальное — «разговоры о якобы имеющем место наезде Кремля на единственную по-настоящему оппозиционную партию — вымысел чистой воды, — уверяет чиновник. — Просто после определенных шагов, предпринятых Рогозиным, он не мог не оказаться в политической изоляции».

   Собеседник «Профиля» подчеркнул, что в Кремле долго терпели «не самые красивые политические выходки» лидера «Родины»: голодовку, объявленную в стенах Госдумы по поводу монетизации льгот, самовольный отказ от звания «спецназ президента» и т.д. Но были, утверждает чиновник, поступки «знаковые, открывшие истинное лицо Рогозина». Это и «попытка повторить у нас отдельные методы «оранжевой» борьбы», и «ничем не мотивированные эскапады по отношению к так называемым кремлевским гоблинам», и, наконец, «открытая поддержка криминала» — выдвижение (впрочем, неудачное. — «Профиль») кандидатом в депутаты Заксобрания Нижегородской области бизнесмена Андрея Климентьева.

   Все это, по мысли сотрудника кремлевской администрации, не могло не оттолкнуть от Рогозина тех, кто раньше ему симпатизировал. «Что греха таить: раньше Диму частенько принимали и на Старой (площади. — «Профиль»), и в Кремле, сейчас же такие приемы весьма редки — и мы об этом знаем», — утверждает один из недавних однопартийцев лидера «Родины». «Многие же из нас шли в «Родину» не из-за Диминых красивых речей, а для того, чтобы стать частью «кремлевского проекта» — не правоцентристского, как «Единая Россия», а левопатриотического. И кем в результате мы стали — частью «проекта Рогозина»? Но вряд ли такой «проект» имеет перспективу в 2007 году», — делится причинами выхода из фракции бывший рогозинский однопартиец.

   Понятно, что перспективы на 2007 год не могут не интересовать сторонников Рогозина. И, похоже, именно на этом решил сыграть Кремль, решая «проблему Рогозина». По сути, речь идет о классической «кремлевской разводке».

   «Сторонникам Дмитрия Олеговича предстоит нелегкий выбор: либо пойти на дно вместе с ним, либо вытягивать проект под названием «Родина», но уже без него — третьего не дано. — Кремлевский собеседник «Профиля» не скупится на мрачные тона, рисуя будущее «Родины». — Если они смогут очиститься от «рогозинщины», мы готовы с ними работать, но это должен быть их выбор: для нас это имеет принципиальное значение».

   Если же «самоочищения» не произойдет, в Кремле грозят «окончательно и бесповоротно потерять интерес к этому проекту», и тогда, как выразился один из собеседников «Профиля», «лучшим выходом из ситуации станет закатать их всех вместе в одну банку с огурцами».

   Очередной шанс «очиститься» может представиться рогозинцам в самое ближайшее время. По сведениям «Профиля», именно попытка смены руководства должна стать главной темой съезда партии, на проведении которого настаивает «конструктивная» (читай — готовая к сотрудничеству с Кремлем) часть «Родины». Один из сторонников такого сценария заверил обозревателя «Профиля» в том, что съезд сможет состояться «уже в середине, максимум в конце марта».

   Однако не факт, что мартовский съезд окажется для Рогозина последним. Ведь в запасе у него есть один, но весьма сильный аргумент, который при определенных условиях способен повлиять на позицию товарищей по партии. Кремлевские политтехнологи явно лукавят: что с Рогозиным, что без него проект «Родина» в 2007-м не имеет никаких шансов получить поддержку Кремля. Уж легче создать что-нибудь новенькое, с другими узнаваемыми лицами. Это значит, лояльная к власти «Родина» все равно обречена.

   Другое дело — радикально-оппозиционная «Родина». Конечно, переход в жесткую оппозицию к Кремлю вовсе не гарантирует прохождения в Госдуму. Более того, разрастание конфликта многим в «Родине» вполне может выйти боком. Но все-таки это хоть какой-то шанс: кто знает, как будет развиваться ситуация через два года?

   «Получается, политическое будущее Рогозина целиком и полностью зависит от того, окажется ли в партии достаточно людей, готовых рискнуть и пойти в «окончательный отвяз», — рассуждает политтехнолог, сотрудничавший с «Родиной» образца 2003 года. Правда, признает он, в российской политтусовке «настоящих буйных мало», и «Родина», и сам Рогозин — не исключение. «Может, оно и к лучшему», — добавляет он с плохо скрываемой грустью.

Расклад-2007
   «По большому счету Кремль более не нуждается в электоральном проекте а-ля «Родина», — полагает руководитель аналитической группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин. Все дело в том, что два с половиной года назад «Родина» создавалась как типичный антикоммунистический проект. «Но КПРФ, — полагает Орешкин, — с точки зрения идеологии выдыхающаяся партия: сейчас, когда благосостояние граждан понемногу растет и они это ощущают, коммунистические стоны становятся неактуальными». Поэтому «Родина» — как один из способов относительно честного отъема голосов у КПРФ — и теряет свою функциональную значимость для Кремля, уверен политолог. «Понятно, что при любых условиях коммунисты больше 20% не получат — какой смысл с ними биться?»

    Другое дело — «сколько может собрать правильно построенная националистическая истерика». Ведь если раскручивать «Родину», угроза для людей, находящихся у власти, становится очевидной. Сегодня, полагает Орешкин, националистический электорат — «это минимум 25%, а при правильно раскрученной истерии — все 40%: стоит ли удивляться тому, что «Родину» начинают «мочить»?!

   «А ведь «Родину» начали раскручивать: в истеблишменте есть люди, которые хотели бы на этом коне въехать на позиции чуть выше, чем те, на которых они сейчас находятся, — считает Орешкин. — Без их поддержки Рогозин вряд ли бы решился на фрондерство».

   В Кремле понимают, что угроза консолидации националистических сил существует и она нарастает. «Это естественно, — считает Орешкин. — Как только люди начинают немножко лучше жить и перестают думать лишь о хлебе насущном, у них появляется запрос на идейные ценности. А какие идейные ценности есть у основной массы наших граждан — не либеральные же, в самом деле!» Речь идет, уверен политолог, об актуализации «забытых обид»: за развал Союза, за утрату статуса «великой державы» и т.д. «То же самое было в Германии 30-х годов: фашисты всплыли на волне экономического роста, когда нация отъелась и вспомнила об унижениях Версальского мира», — говорит Орешкин.

   В этой ситуации альтернатива, стоящая перед «Родиной», весьма проста. Либо, как выразился уже цитировавшийся выше политтехнолог, работавший с блоком «Родина» на прошлых выборах, «все закончится приручением Димы Рогозина: он человек циничный и рано или поздно поймет, что ему нужно претендовать на свои 7—10% — не больше и не распалять народные массы». И уж тем более не подыгрывать «кремлевским миноритариям». Либо уступить место другим. Кстати, не факт, что этими «другими» не окажутся «социальные патриоты» из «Единой России»…

   Как выразился недавно один чиновник кремлевской администрации, «чем проще система, тем она безопаснее: наша цель — контролируемая Дума. Зачем же усложнять задачу и еще раз создавать прокремлевский националистический проект?» Патронируемые Кремлем патриоты, по словам чиновника, неизбежно заберут у ЕР 5—7%, а то и 10% голосов. Поэтому, полагает он, создавать вторую «Родину» не имеет смысла: «лучше вытолкнуть на обочину существующую, чтобы она взяла свои 5%, но уже не на прокремлевском, а на протестном электоральном поле». Поэтому есть смысл и дальше «прессовать Диму».

   Если верить чиновникам президентской администрации, в Кремле не исключают, что «в следующей Думе будет всего три, от силы четыре партии: ЕР, коммунисты, жириновцы и, «может быть, кто-то из правых — но не из старых». По слухам, на Старой площади всерьез подумывают о том, не заняться ли созданием нового либерального проекта. «Под раскрутку» готовят сразу несколько брендов. Один из них — «Свободная Россия», пока прославившаяся лишь тем, что на выборах в Мосгордуму вовсю «мочила» «Яблоко». «С либералами всегда проще работать, — уверен чиновник администрации, — по крайней мере, с ними не будет тех проблем, что с Рогозиным».

   Впрочем, при всем сходстве ситуаций это уже совсем другая история.




Имитация «большого державного стиля»
О национальных особенностях русского национализма обозревателю «Профиля» Владимиру РУДАКОВУ рассказал завотделом социально-политических исследований «Левада-Центра» Лев ГУДКОВ.
   — Дмитрий Олегович, как бы вы охарактеризовали ваши сегодняшние отношения с Кремлем?

   — Происходит зачистка политической поляны. Накануне очень важных перемен 2007—2008 годов власть пытается устранить всех тех, кто хотя бы мало-мальски самостоятелен. Для того чтобы иметь абсолютную гарантию от каких-либо неприятностей и неожиданностей.

   Из имеющихся в наличии политических сил единственной самостоятельной и пока еще не разгромленной силой является именно партия «Родина». Поэтому, с их точки зрения, она должна быть уничтожена. Уничтожение «Родины» происходит грубо: «уши» Кремля торчат практически везде…

   — А ведь в 2003-м «Родина» создавалась как кремлевский политический проект, целью которого было отобрать голоса у коммунистов…

   — Точно так же можно сказать, что партия большевиков создавалась как проект германского Генерального штаба.

   — То есть, по-вашему, «Родина» никогда не была кремлевским проектом?

   — Дело в том, что была взаимная игра и взаимная заинтересованность. У Кремля была заинтересованность в максимальном ослаблении КПРФ. С этой целью они создали Партию пенсионеров, с этой же целью дали «зеленый свет» блоку «Родина». Но они нас не создавали — я это утверждаю.

   Конечно, была заинтересованность и с нашей стороны: нам нужно было использовать этот «зеленый свет» для прохождения в Думу и создания — впервые! — крупной социально-патриотической партии. Кремль же хотел, чтобы мы набрали около 5% голосов, желательно чуть меньше, чтобы, отняв эти проценты у КПРФ, мы все-таки не попали в Думу.

   Так что наша победа 7 декабря 2003 года, когда мы получили 9%, не вписывалась в планы Кремля. Наша победа стала для них шоком…

   — Получается, что вы разошлись с Кремлем в ночь после голосования, с 7 на 8 декабря 2003 года?

   — Получается, что так.

   — Какие у вас отношения с президентом сейчас?

   — С президентом у меня всегда были ровные, партнерские отношения. Я ничего не слышал от него такого, что могло бы задеть мое самолюбие, и всегда относился к нему с уважением.

   — Говорят, как только начались интриги вокруг вашей партии, вас перестали принимать в Кремле.

   — Это факт. Из пяти руководителей думских фракций только я один не был удостоен встречи с президентом. Вероятно, люди, которые «сидят на ушах» главы государства, сделали все, чтобы внушить Путину представление о враждебном характере партии «Родина» и враждебности лично моего поведения по отношению к его интересам. Но если глава государства является именно главой государства, то партия государственников не может быть враждебной по отношению к нему. Критиковать может, но быть враждебной — нет.

   И я, и партия «Родина» хотим и готовы быть полезными государству при решении задач, стоящих перед страной. Но подыгрывать в мышиной возне — ниже нашего достоинства…

   — Признайтесь, ваша «критика» бывает весьма специфичной. Может быть, люди в Кремле просто обиделись на то, что вы их назвали «кремлевскими гоблинами», сравнили со слугами шварцевского Дракона?

   — Но, согласитесь, даже эти слова и сравнения не являются основанием для того, чтобы администрация президента использовала методы внесудебной расправы над партией.

   Да, я говорю на том языке, на котором говорит мой народ. Когда я применяю те или иные сказочные эпитеты для оценки своих оппонентов, то исхожу из того, что все эти эпитеты — порождение сказочной сути всей нашей политики. Ведь вы не будете отрицать, что у нас в политике творятся настоящие чудеса. И герои у нас в политике все чудесные. Поэтому я их так и называю: гоблины, слуги Дракона и так далее. Но, поверьте, народ называет этих граждан еще более крепкими эпитетами.

   — Судя по всему, ваши отношения с куратором всего российского партстроительства — Владиславом Сурковым — испорчены. Именно с его именем вы связываете все свои злоключения?

   — Вред любой партии, который наносит власть в целом, всегда будет исходить из вполне конкретного кабинета, где вырабатываются те решения, которые потом спускаются телеканалам, губернаторам и так далее. Так что тут дело не в Суркове. Будь на его месте любой другой чиновник, получая подобного рода указания, он стал бы их исполнять…

   — Так от кого тогда исходят указания «мочить» «Родину»? От Путина?

   — Не знаю. Возможно, от тех, кто хочет прийти на смену Владимиру Владимировичу и считает, что я могу помешать их планам.

   — А личные ваши отношения с Сурковым испортились?

   — В человеческом плане они всегда были ровными. Мы с ним на «ты» — знакомы с 1998 года. Разное было: бывало, и кричали друг на друга, бывало, и по рюмке коньяка выпивали…

   — А сейчас?

   — Я просто знаю, что именно они делают, и он знает, как я к этому отношусь. Они — те, кто якобы выступает от имени государства, — фактически дискредитируют власть тем, что отходят от основополагающих принципов демократии. Я не раз говорил им о том, что я не трус и буду драться до конца, защищая интересы партии.

   — Однако ходят слухи, что на ближайшем съезде «Родины» будет предпринята попытка смещения вас с поста лидера партии. Насколько это реально?

   — Это мое решение — созвать съезд. И решения, которые будет принимать съезд, буду инициировать я сам. Скажу вам так: планов покинуть этот пост у меня нет.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK