Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Оплата с занесением в грудную клетку"

Вот тут по московским квартирам ходят сейчас из «Мосэнерго» и проверяют, сколько вы задолжали за мир, труд, свет на май. Люди, будьте бдительны. У кого нет черного пояса по каратэ, рекомендую сразу вызывать милицию и адвоката.Люблю наши городские власти, человеколюбивое лицо Юрия Михайловича, его значительный хозяйский взгляд, устремленный из-под кепки в будущее — а уж будущее в России (с какой точки ни посмотреть) чем дальше, тем круче. Вот тут еще недавно поговаривали об антагонизме между столичными и кремлевскими правителями. Но стоило присмотреться повнимательнее, с каким равным бесстыдством обращаются с подведомственным электоратом те и другие — и сразу бы оказалось ясно, что проблема совершенно надуманная. Собственно, дальнейшее развитие событий именно это и продемонстрировало. О каком антагонизме может идти речь, если посыл и цели у тех и других абсолютно одни и те же — употребить нас так, как эти рачительные хозяева считают необходимым.
А теперь конкретно о позах любви, посредством которых власть пользует народ, то есть нас с вами, любезные сограждане.
Упаси Бог вас, товарищи, переехать, попытаться перевести телефон на другое имя или вообще попросту задержать оплату чего-либо. А может, даже не задержать. А просто попасть в зону пристального внимания, ну, к примеру, столичных энергетиков.
Купив квартиру, я так и не осознал, почему перевод номера телефона со старого хозяина на меня стоил порядка двухсот долларов. За что? Номер не выключали, не переключали, не подводили новое оборудование. Речь шла о пятиминутном заполнении пары бумажек. И это стоит двести баксов? Что б я так зарабатывал в государственной структуре. А главное, никаких проблем. Куда ты денешься от родного МТС?
Другая трогательная история была у моего коллеги из «Профиля» с подключением колонки. Не подумайте чего плохого. Парень все сделал по уму. Вызвал из Мосгаза газовщика. На зов откликнулась целая бригада веселых армянских парней. Они прибыли, как чекисты на облаву,— в грузовике, набитом их специфическим оборудованием, с баллонами, сваркой и длинными проводами. С веселыми прибаутками эти друзья новоселов перекрыли газ, спилили старые трубы, приварили новые, повесили колонку, но включать до окончания ремонта не порекомендовали. Вот положите кафель, сказали эти человеколюбивые газосварщики,— мы сразу придем и крантик повернем. Это дело двух минут. А сейчас, пока идут работы, колонку лучше не подключать. Резонно? Естественно. Мой приятель заплатил тоже примерно двести долларов (похоже, это у них такса на все виды работ — как у таксистов, которые в любую точку готовы отвезти за стольник). Положили плитку. И мой приятель звонит в этот самый Мосгаз. Присылайте, говорит он, человека крантик поворачивать. И слышит в ответ хохот. Он, понятно, недоумевает. И вот что выясняется. Оказывается, та веселая бригада работала в его квартире незаконно — начальник отделения Мосгаза с красивой армянской фамилией отдал его заказ «налево» своим землякам, чтобы ребята подработали. Сволочь такая, а наши простые русские парни с газовыми агрегатами в натруженных руках томятся без дела. И где эти земляки находятся сейчас, науке неизвестно. Зато есть информация, что сам гуманист из Мосгаза уехал отдыхать в Сочи. На два месяца. И связи с ним, понятно, никакой. Так что если хотите включить крантик, то еще двести баксов — и штатные мастера из Мосгаза с превеликим удовольствием повернут вам крантик.
Тут мой приятель начал блажить, что это, дескать, безобразие. На что солидная дама, отдаленно напоминающая г-жу Слиску из Госдумы (не к ночи будь помянута), сказала: «Вы документы какие-нибудь заполняли, заказ оформляли?» И то верно. На документах мой приятель не сосредоточился, он принял армянских парней как родных, отдал им кучу денег и о том, какие проблемы возникнут через месяц, не догадывался. Он ушел, чертыхаясь, из конторы. Зато сразу же его окружили газовщики из ЖЭКа, или как это заведение нынче называется. Они предлагали свои услуги за сто баксов, за тысячу рублей, потом за пятьсот. В общем, цены падали на глазах. Но он решил вернуться в этот самый районный Мосгаз. Положив перед дамой, похожей на Слиску, свое удостоверение сотрудника «Профиля», он поинтересовался: сейчас позвонить в главный Мосгаз или они подключат колонку? Короче, через пятнадцать минут к нему на квартиру друг за другом пришли три бригады, причем совершенно бескорыстно. Но он, понятно, дал дотронуться до крантика только тем, кто добежал до его квартиры первым.
Переходим к отношениям с «Мосэнерго», тоже исполненных тайны, страстности и, я бы сказал, садомазохизма. Объясняю почему. Есть у меня подружка, очаровательная женщина, к сожалению, вышедшая замуж за моего хорошего приятеля. У нее есть субсидия (какая и почему — не важно) на оплату квартиры, газа и, соответственно, электричества. И вот месяц назад в дверь позвонили. Пришла гражданка из «Мосэнерго» выяснять: а что это они так фигово платят за электричество? Моя подружка сразу побежала за бумажками, подтверждающими ее право на субсидию, а гражданка говорит: «Ой, мне сейчас настолько не до ваших бумажек! Вы приходите в «Мосэнерго», и там разберутся. С коммунистическим приветом и пока».
Подруга, несмотря на все свое очарование, была дамой занудной. Она села, пересчитала все, что платила за электроэнергию, посчитала свою субсидию, вычла, прибавила и пришла к выводу, что она и правда должна «Мосэнерго» некоторую сумму. Пошла в Сбербанк и заплатила.
Через месяц приходят двое. Подружка работает на компьютере — у нее как раз пришел груз на таможню, и ей надо срочно подготовить документы. Поэтому дверь открывает муж. На пороге солидный пожилой мужчина, похожий на Ленина, а рядом с ним молодой парнишка. Они пришли отключать счетчик из-за того, что мои знакомые не оплатили электроэнергию.
— One moment,— говорит муж.— Я вам сейчас покажу наши бумажки и все объясню.
Пожилой смотрит на квиточки и, лукаво, по-ленински, прищурясь, говорит:
— Сумма не совпадает. А я разбираться не буду. У меня приказ отключить ваш счетчик. И я это сделаю, потому что иначе нам не выплатят зарплату. У меня всего двадцать адресов, по всем надо пройти и отключить.
— Послушайте,— говорит мой приятель,— дайте нам сутки. Мы сходим в вашу контору, выясним, в чем дело, и если не правы, заплатим.
— Э-э, нет,— отвечает пожилой,— у нас есть приказ, и мы должны отключить сегодня.
В общем, как в песне «Дан приказ ему на запад». И ясно, что этот человек не отступит, а свой долг перед «Мосэнерго» выполнит. Тем более что время от времени он вставляет какие-то странные фразы типа того, что вот они очень мало получают, зарплату задерживают и т.д.
— Хорошо,— отвечает мой приятель,— если у вас приказ, вы скажите своему начальству, что не смогли его выполнить.
— Как это не смогли? — вдруг встрял в разговор молодой человек.
— Скажите, что я вам не позволил.
— Как это не позволил? — начал злиться он. И зря, потому что одного взгляда на моего приятеля достаточно, чтобы понять, что мужчина размером со шкаф, с хорошо накачанной мускулатурой вполне может не пустить какого-то мозгляка хозяйничать в его квартире.
— Ну вот так, взял и не позволил,— мягко объясняет мой приятель, кстати говоря, спортсмен-разрядник, в свое время гордость московской юношеской сборной по борьбе.
И тут молодой человек с криком: «Неужели я не смогу выключить счетчик?» — бросается к щитку. Хотел ли он разрешить личную философему или выполнить приказ верховного главнокомандующего, не ясно.
Тут Миша — так зовут моего приятеля — сделал шаг и встал между молодым человеком и счетчиком. И руку, которую тот простер к счетчику, убрал.
Надо сказать, что молодой человек страшно разозлился. Он стал в бойцовскую стойку и начал бить Мишу по ребрам.
Мишу в принципе этим не удивить. У него все тренировки начинались с такой разминки. Поэтому он здраво рассудил, что мальчик сейчас выпустит пар и успокоится. Он дал настучать себе по ребрам (при этом его жена сочувственно смотрела на молодого человека и говорила: «Юноша, вы зря стараетесь, он все равно вас бить не будет, не горячитесь»). В какой-то момент Мише даже стало больно, и он подумал, что уж больно мальчик подготовленно и остервенело бьет.
А тот заводится все больше и больше. Наскакивает и кричит:
— Сними очки, я сейчас тебе все лицо разобью!
— Парень, успокойся,— убеждает его Миша.
— Сними очки! — кричит тот.
Тут Миша велел жене покинуть место сражения. И правильно сделал. Отсутствие симпатичной женщины хорошо подействовало на молодого человека. И он стал вести себя спокойнее.
— Ты молодой, горячий,— спокойно сказал ему Миша,— и лезешь не в свое дело. Это дело между «Мосэнерго» и моей женой. У меня есть деньги, чтобы заплатить. Но нашим подсчетам, долга нет. И мы — пока не разберемся — платить не будем.
В общем, дело закончилось тем, что Миша написал в наряде, что в течение двух суток разберется с этой проблемой. Таки выяснилось, что это можно.
И только когда эти славные люди ушли, оказалось, что Миша не может вздохнуть. Жена погрузила мужа в машину (предварительно закончив документы для таможни) и помчала в травмопункт.
Травмопункт. Снимок. Перелом ребра. Подозрение на жидкость в легких. Склиф.
То есть Миша сказал этим ребятам: «Только через мой труп», и они сказал: «Ща! Сделаем».
На следующий день моя подруга пришла в «Мосэнерго». Народу — как в ингушском лагере чеченских беженцев, то бишь вынужденных переселенцев. Но, оказывается, про эту историю все уже знали. И подругу мою пустили без очереди. Первый вопрос, который ей задали чиновники:
— Свидетели были?
Товарищи, напоминаю, что мы из своего кармана платим за содержание всей этой братвы. В общем, заплати налоги и лежи спокойно. В Склифе.
А потом выяснилось и вовсе удивительное. Оказалось, молодой человек — сын пожилого дяденьки. И в «Мосэнерго» вообще не числится. Это он по собственной инициативе с папой вместе ходил деньжата выколачивать.
То есть они в «Мосэнерго» вообще ни при чем. В общем, все отлично устроились. Ребята в «Мосэнерго». Папа, сынок. И Миша в Склифе.
Потом начали пересчитывать задолженность. И от суммы в 580 рублей, из-за которой Мише сломали ребро, осталось 52 целковых.
Короче, товарищи дорогие, дела выше слов, а Москва, как была, так и остается образцовым коммунистическим городом. Что и подтвердил наш В.В. Правда, при совдепии за задолженность ребра не ломали и по двести баксов за смену телефона жильцы не платили.
Крупный план (это для г-на Доренки) — вдумчивый взгляд мэра из-под кепи.
И последнее: а знаете ли вы, дорогие мои, что за подключение счетчика тоже надо платить деньги?

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK