Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "ОПЯТЬ СКАНДАЛ. ТЕПЕРЬ С KPMG"

Почему партнерам KPMG грозит тюрьма и что вообще все это значит для налогового и аудиторского сообществаМИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ ВЫИГРАЛО 26 августа знаковое для тех, кто занимается так называемой оптимизацией налоговых схем, дело: крупная аудиторская фирма KPMG признала обвинения в уголовно наказуемом налоговом мошенничестве и согласилась выплатить $456 млн. штрафов и пеней. Государство прекратит преследование компании и снимет обвинения 31 декабря 2006 года, если KPMG не станет более заниматься налоговыми укрытиями и начнет сотрудничать с прокуратурой в расследовании дел, так или иначе связанных с этими операциями фирмы. Для KPMG все могло бы закончиться куда плачевнее — достаточно вспомнить хотя бы о судьбе аудиторской фирмы Arthur Andersen. Но для восьми бывших партнеров KPMG и привлеченного извне юриста, которым власти предъявили официальные обвинения, и эта цена вопроса может оказаться высокой. Кроме того, ударная волна от дела KPMG прокатится по всему аудиторскому и юридическому сообществу: отдельные физлица, получив сигнал, знают, что более не могут считать себя в безопасности и преследование со стороны властей за уход от налогов вполне возможно. Рассмотрим суть обвинений, перспективы и вероятные последствия этого дела:

В чем Минюст обвиняет KPMG и ее партнеров?

Власти утверждают, что в 1996—2003 годах KPMG и ее партнеры мошенничали с налогами, оформляя незаконные сделки и в дальнейшем дезинформируя Налоговую службу США (IRS) о транзакциях, осуществленных ею в интересах состоятельных физических лиц.

Схемы ухода от налогов назывались BLIPS, FLIP, OPIS и SOS. Все они, как утверждают власти, должны были имитировать убытки, которые в дальнейшем инвесторы могли использовать для уменьшения налогооблагаемой базы. Так, BLIPS (Bond Linked Issue Premium Structures) воспользовались не менее чем 186 состоятельных физлиц, в результате чего государство недосчиталось как минимум $5 млрд. налогов. Клиент занимал деньги в офшорном банке для покупки иностранной валюты в этом же банке. Месяца два спустя клиент продавал валюту кредитору. В результате образовывались ложные, по мнению государства, убытки, и клиент приобретал право сделать налоговые вычеты из доходов с капитала и от других инвестиций. В основе SOS была похожая, но несколько более сложная валютная схема; FLIP и OPIS строились на инвестиционных свопах через известную налоговую гавань — Каймановы острова. IRS считает, что все эти займы и инвестиции были безрисковыми, мошенническими транзакциями исключительно с целью сокращения налогооблагаемой базы в совокупности примерно на $12 млрд. ложных убытков, из-за чего Минфин недополучил $2,5 млрд.

Были ли все подобные сделки противозаконными?

IRS утверждает, что да, однако судебные органы с этим пока не определились. IRS воюет на этом фронте с переменным успехом. Проверив, имели ли эти сделки экономический смысл, IRS утверждает, что они совершены исключительно с целью сокращения налогов. Но федеральные суды иногда приходят к выводу о законности таких операций.

Означает ли это, что партнерам KPMG и юристу удастся выпутаться?

Не исключено, но битва будет жесткой. Адвокаты обвиняемых физических лиц отрицают все обвинения и, скорее всего, при защите клиентов будут ссылаться на неопределенный юридический статус подобных сделок. Но «у властей собрана очень серьезная доказательная база, — комментирует ситуацию Шелдон Поллак (Sheldon D. Pollack), директор по юридическим исследованиям в Университете Делавэра. — Многие транзакции имели слишком явную направленность, поэтому нет оснований утверждать, что они были законными».

Однако Минюст опасается, что ему все же не удастся убедить присяжных в незаконности этих предельно запутанных схем ухода от налогов, и потому обвинение строится не только вокруг этого вопроса. Обвинение утверждает, что KPMG, восемь партнеров и привлеченный юрист вступили в сговор с целью ввести IRS в заблуждение путем предоставления ложных данных о работе созданных ими схем. Например, что касается BLIPS, то, как утверждает обвинение, подзащитные представляли покупку валюты как семилетние инвестиции, даже зная, что большинство клиентов забирали свои деньги через 67 дней. В документах также указывалось, что KPMG, ее юридическая фирма и другие стороны действуют независимо, тогда как Минюст утверждает, что они действовали заодно.

Как все это отразится на бизнесе налоговых укрытий?

Крупные аудиторские и юридические фирмы резко свернули рекламу своих налоговых схем, по крайней мере пока. Возникает серьезная проблема: судебные иски недовольных клиентов, от которых требуют уплаты налоговых недоимок и штрафов. KPMG заявит, что ее клиенты — опытные инвесторы, знавшие о рисках, которые связаны с оптимизацией налогообложения. Но то, что KPMG признала себя виновной, перевесит этот аргумент. Как считает профессор юриспруденции Стэнфордского университета Джозеф Бэнкман (Joseph Bankman): «Признание вины — это приглашение к действию: клиент, пользовавшийся их схемой ухода от налогов, теперь вполне может их засудить».

Сегодня такого рода налоговые схемы рекламируются в основном налоговыми бутиками, действующими в значительно меньших масштабах. Им легче незамеченными пролететь ниже зоны видимости радара IRS, чем аудиторским компаниям «большой четверки» или юридическим фирмам, действующим в масштабах всей страны. Но если власти смогут добиться обвинительного приговора в отношении партнеров KPMG, даже этим фирмам, возможно, придется быть осторожнее с рекламой этих своих услуг.

Может ли конгресс просто запретить налоговые укрытия?

Большинство недобросовестных схем ухода от налогов берут за основу законные методики оптимизации налогообложения, но доводят заложенные в них возможности снижения налогооблагаемой базы до предела. Поэтому сложно провести четкую грань между законной оптимизацией и противозаконным уходом от налогов. Сенатский комитет по финансам много лет пытается законодательно закрепить внутренний критерий оценки таких схем, применяемый IRS: если в сделке нет никакой иной экономической цели, кроме сокращения налогов, она считается незаконной. Пока Белому дому и конгрессу удается блокировать эту инициативу, но председатель комитета сенатор-республиканец от Айовы Чак Грассли (Chuck Grassley), скорее всего, своих попыток не оставит. И процесс над KPMG даст ему в руки дополнительный козырь.

Практикует ли правительство уголовные обвинения против партнеров?

Нет, по крайней мере, так было раньше. За всю свою более чем 30-летнюю карьеру профессор аудита из Университета Джорджии Деннис Бересфорд (Dennis R. Beresford) припоминает только один случай, когда в тюрьму отправился партнер крупной фирмы. После Enron ситуация кардинальным образом изменилась: с 2002 года было осуждено более 20 юристов-специалистов по налогам, а на прицеле у властей — еще больше.

В отношении данного случая Минюст опасается, что обвинительный приговор KPMG вынудит компанию уйти из бизнеса, и тогда фирм, способных проводить аудит крупных корпораций и действовать по всему миру, останется только три. Однако прокуратура оказалась под колоссальным давлением и просто должна наказать тех, кто предлагает и продвигает схемы ухода от налогов. Тут-то она и занялась партнерами—физическими лицами.

Как дело KPMG повлияет на аудиторское сообщество?

По словам отраслевых экспертов, больше всего поражает то, как KPMG выбросила бывших партнеров за борт, предоставив следствию улики против них. Этот процесс «дает ясно понять любому партнеру: даже если вы делаете что-то с благословения фирмы, попав в беду, она откажется от вас, и вы будете выпутываться сами», — говорит Джонатан Гамильтон (Jonathan Hamilton), редактор лас-вегасского бюллетеня Public Accounting Report.

Штраф в $456 млн. может обойтись каждому партнеру KPMG в $300 000. На них также перейдет ответственность по гражданским искам бывших клиентов. Подобная незащищенность и фактически самоустранение фирмы могут привести к сворачиванию института долгосрочного партнерства.

Будут ли теперь специалисты по налоговым укрытиям держаться в рамках закона?

Ничто так не заставляет нечистого на руку профессионала или того, кто еще только думает о том, чтобы перейти-таки некую этическую грань, держаться в рамках, как угроза тюремного срока. «В некоторых фирмах партнеры начинают думать: «Это могло случиться и со мной, но Бог пока миловал», — говорит Пол Браун (Paul R. Brown), профессор аудита из бизнес-школы Stern при Нью-Йоркском университете. По-настоящему бессовестные продавцы налоговых укрытий, способные набить топку котельной документами и сбежать, когда к ним в дверь постучатся правоохранители, вряд ли испугаются. Но партнеры крупных юридических и аудиторских фирм дважды подумают, прежде чем призывать клиента укрыть от налогов миллион-другой.

— Говард Глекман (Howard Gleckman) и Эми Боррус (Amy Borrus) при участии Майка МакНэми (Mike McNamee), Вашингтон. — BusinessWeek

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK