Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Орел все-таки поймал муху"

На прошлой неделе российское руководство нашло приемлемый для себя вариант разрешения кризиса в Абхазии и открыло границу с этой республикой. Никогда еще абхазские мандарины не обходились Москве так дорого.Чудо от Бабурина

Возможно, это покажется неожиданным. Но соглашение между двумя претендентами на пост президента Абхазии — Сергеем Багапшем и Раулем Хаджимбой, — возможно, в последний момент предотвратившее вооруженные столкновения в республике, было достигнуто благодаря вицеспикеру Госдумы Сергею Бабурину. И дело совсем не в том, что у этого деятеля вдруг проснулись таланты переговорщика. Просто само по себе появление Бабурина в Сухуми накануне запланированной инаугурации Багапша создало в республике совершенно уникальную ситуацию.

Российские чиновники не раз пытались заставить Багапша и Хаджимбу сесть за стол переговоров. И даже заставляли. Однако всякий раз переговоры шли в одни ворота. Иными словами, Багапшу настоятельно и с этаким добрым чекистским прищуром рекомендовали провести повторные выборы. А тот, в свою очередь, будучи уверенным (и не сказать, чтобы совсем без оснований) в том, что одни выборы он уже выиграл, и понимая, что второй раз ему может и не повезти, естественно, такие рекомендации отвергал.

Уникальность ситуации, которая сложилась накануне исторического примирения Багапша и Хаджимбы, заключается в том, что переговоры впервые шли примерно на равных.

Незадолго до инаугурации Багапша, запланированной на 6 декабря, в Абхазию прибыли замгенпрокурора Владимир Колесников и вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин. Цели двух визитеров были, если верить Бабурину, прямо противоположны. Вице-спикер утверждает, что сам он приехал в Сухуми поздравить Багапша со вступлением в должность, а цель Колесникова заключалась в том, чтобы инаугурацию сорвать. «Мы с Колесниковым сначала крепко поругались, — рассказывает Сергей Бабурин о своем историческом визите, — но потом, делать нечего, начали искать пути решения».

Если верить этой версии, переговоры проходили по формуле равенства: Колесников + Хаджимба = Багапш + Бабурин. Благодаря этому на выходе получилось нечто похожее на компромисс: Багапш становится президентом (предстоящие в республике выборы, скорее всего, станут формальностью), Хаджимба — вице-президентом с расширенными полномочиями.

Любому российскому читателю очевидно, что замгенпрокурора — это несколько весомее, чем вице-спикер Госдумы. Вот и считайте соотношение сил между будущим президентом и вице-президентом Абхазии. Надо подчеркнуть, что даже если Сергей Бабурин намеренно ввел в заблуждение корреспондента «Профиля» и на самом деле они с Колесниковым действовали заодно, играя с Багапшем в доброго и злого следователя, смысл происходившего в те дни в Абхазии не меняется. Багапш, который в условиях жесткого давления Москвы и перед реальной угрозой большой крови сумел-таки сохранить за собой первый пост, явно не сказал еще своего последнего слова.

Грани фола

Российские политики и эксперты предложили массу правдоподобных и не очень трактовок по поводу того, что происходит в Абхазии на протяжении последних полутора месяцев. Однако «не под диктофон» они произносят только одно слово — «бред». С точки зрения государственной политики у России действительно не было никакой необходимости во что бы то ни стало продавливать «своего» кандидата на пост президента Абхазии. Тем более критерии, по которым Рауль Хаджимба стал вдруг «своим», остаются чрезвычайно невнятными. Высказывалось несколько версий.

То ли дело в том, что Хаджимба некогда служил в КГБ и, по некоторым слухам, до сих пор числится в действующем запасе. То ли в том, что прежний президент, Владислав Ардзинба, объявил его своим преемником, а слово «преемник» магически действует на Владимира Путина. То ли — только не смейтесь — у Багапша жена грузинка, и это заставляло российских отцов отечества подозревать, что, выиграв выбо-

ры, он немедленно сдаст Абхазию Грузии. В результате кризис в Абхазии едва не привел Россию к полной потере лица. Сначала в Сухуми непосредственно перед выборами высадился десант российских парламентариев и других эстрадных звезд, которые открыто агитировали за Хаджимбу в день, когда агитация запрещена, угрожая закрыть границу в случае победы Багапша. Затем, когда Хаджимба выборы проиграл, российские эмиссары вроде спешно назначенного премьером республики замминистра по чрезвычайным ситуациям Нодара Хашбы упорно настаивали на проведении повторных выборов. Затем кремлевские чиновники пригласили Багапша и Хаджимбу в Москву и благополучно провалили переговоры между ними на глазах у изумленной Нино Бурджанадзе (спикера парламента Грузии), которая читала лекцию вМГИМО аккурат в тот день, когда Багапш рассказывал журналистам, что в администрации российского президента на него «оказывали давление». Потом началось форменное неприличие с перекрытой границей и гниющими в фурах мандаринами, которые не пускали из-за невесть откуда взявшейся в Абхазии большой мандариновой мухи.

Такого не было даже на украинских выборах. При том что Сергея Багапша, в отличие от Виктора Ющенко, точно нельзя назвать «прозападным» или «прогрузинским» кандидатом. Как и все мало-мальски заметные абхазские политики, он смотрит только на Москву. В конце концов, в Грузию ведь чай, вино и мандарины не повезешь — там своих хватает.

Происходившее в Абхазии никак не укладывалось в логику Большой Стратегии Москвы на Кавказе. Поэтому все начали подозревать куда более значимый фактор, а именно — чей-то Большой Шкурный Интерес.

Шкурные интересы в непризнанной республике, естественно, есть у многих. В Абхазии еще сохранились пансионаты на берегу моря, которые приватизируются по бросовым ценам. По некоторым сведениям, только российское Министерство обороны накупило такой недвижимости на 3 млрд. рублей. Считается, что представители ближайшего окружения мэра Москвы Юрия Лужкова и губернатора Краснодарского края Александра Ткачева также владеют многими километрами абхазских пляжей. Только налоговые поступления от туризма в бюджет Абхазии составляют, по ряду оценок, около 40 млн. рублей. К этому надо добавить лимоны и мандарины, которых абхазы продают в год на 2—3 млрд. рублей, «серый» оборот ценных пород дерева, чай. Весь этот бизнес, находящийся по понятным причинам в тени, предоставляет много возможностей для крышевания. Немного, конечно, но отказываться от этих денег тоже никто не собирается.

Тем не менее такого масштаба интересы как-то плохо сочетаются с грозными словами «администрация президента РФ».

По слухам, активнейшую роль в продвижении Рауля Хаджимбы в качестве «кандидата Москвы» сыграли силовики из администрации президента, и прежде всего — влиятельнейший помощник президента Виктор Петрович Иванов. Именно он, как считается, организовал встречу Хаджимбы и Путина в Сочи. Ну и какой интерес у Виктора Петровича к абхазским мандаринам? Орел не ловит мух, как говаривали древние римляне. Да и потом, если у кого-то и был интерес к мандаринам, непонятно, почему нельзя было договориться с Багапшем. Багапш — не первоклассник, знает, с кем дело имеет и какие интересы затрагивает.

Древняя истина гласит: если есть выбор между версией заговора и версией дури — выбирай дурь, не ошибешься. Поэтому рискнем раскрыть подробнее версию дури. Итак, силовики в очередной раз решили сыграть важную политическую роль в новейшей истории России. Не будем перечислять прежних попыток, ограничившись очевидной констатацией того факта, что большинство их были неудачными. Их взгляд, устремленный из четырнадцатого корпуса Кремля, пал на Абхазию. И было решено обеспечить победу на выборах в этой республике кандидату, который казался самым надежным, так как служил в КГБ. То есть Раулю Хаджимбе. Последовали встреча кандидата с Путиным, десант депутатов Госдумы в Сухуми. А затем кандидат проиграл. Система силовых ведомств, ориентированная на его победу, продолжила работать. У самого совокупного силовика, назовем его «Виктор Петровичем», появились куда более значимые дела — взять хоть Украину. А между тем многочисленные чиновники, оценившие динамизм ситуации и имеющие свои мандариновые интересы, стали со страшной силой нажимать на все те же силовые и не очень силовые ведомства снизу. Благодаря чему было остановлено железнодорожное сообщение с Сухуми и запрещен ввоз абхазских мандаринов. В результате Колесников оказался в Сухуми и, на счастье свое, встретил там Бабурина.

Формально Россия вышла из положения. Не сдав Хаджимбу, она обеспечила некий, пусть и временный, выход из кризиса и сохранила тем самым лицо. Правда, по ходу развития сюжета наблюдатели выяснили, что один из важнейших вопросов российской внешней политики — вопрос абхазский — является площадкой для разного рода импровизаций от губернатора Ткачева и замгенпрокурора Колесникова.

А Путин? — спросите вы. А что Путин? Путину как раз в Чили надо было ехать…

Худой мир

Теперь можно вернуться к союзу Багапша с Хаджимбой. Абхазский кризис показал, насколько оппозиционер Сергей Багапш сильнее преемника Рауля Хаджимбы. Хаджимба проигрывал Багапшу один ход за другим. Он почти безропотно проглотил захват комплекса административных зданий, осуществленный людьми Багапша в середине ноября. Его не признал совет старейшин, собранных в Сухуми чуть позже. И не объяви Россия мандариновую блокаду, как знать, возможно, он так же смиренно проглотил бы и инаугурацию своего соперника.

По результатам соглашения между Багапшем и Хаджимбой в республике создается весьма хрупкая политическая конструкция. На прошлой неделе было объявлено, что вице-президенту Хаджимбе достанется внешняя политика (читай: контакты с Россией) и силовые ведомства (читай: возможность крышевать абхазский бизнес). Получается, что заведомо более слабый политик получает заведомо более сильные позиции. Глупо ожидать, что Багапш — при всей его неуступчивости и жесткости — с этим смирится.

Так что, Минсельхоз будет объявлять «мандариновое предупреждение» каждый раз, когда президент попытается «подвинуть» вице-президента? Правда, игра на мандаринах актуальна лишь в ноябре—декабре, когда созревает очередной урожай. А после?

Похоже, абхазский кризис только начинается. Вскоре после новых выборов в республике вновь начнется острейшая борьба. Только с сухумских площадей она переместится в сухумские правительственные кабинеты. А на улицах будут разве что звучать одиночные глухие хлопки — именно так звучит выстрел пистолета с глушителем. Не факт, что в таких условиях положение снова смогут спасти Бабурин с Колесниковым.

В подготовке материала принимала участие Мария Баринова

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK